В минувшее воскресенье один из лучших игроков московского элитарного клуба "Что? Где? Когда?", обладатель приза "Хрустальная сова" и звания "Лучший капитан Клуба" Алесь Мухин прилетел в Алматы, чтобы стать ведущим на предпоследней игре алматинского клуба. А экспертами стали игроки из его команды – Станислав Мереминский и Михаил Малкин.


Фото организаторов игры "Что? Где? Когда?" Алматы

– Алесь, как вам Алматы? Успели погулять, посмотреть город?

– Алматы мне понравился ещё в прошлый раз, когда мы открывали алматинский элитарный клуб "Что? Где? Когда?". В первую очередь он мне понравился людьми. Может быть, мне так повезло, но я общаюсь с организаторами, в прошлый раз было много общения с гостями. Мы прогуливались по вашему пешеходному бульвару, там к нам подходили люди, разговаривали, и мне понравилась какая-то внутренняя открытость людей. Это очень здорово, мне кажется, что это означает, что страна на правильном пути, потому что люди не озлобленные, а, как бы это правильно сказать, ну вот правильное слово – открытые.

Мне понравился Алматы ещё и тем, что в городе стараются сохранить какой-то дух города с историей, и в то же время очень много авторских новостроек. Если Астана это, в принципе, новый город с какими-то сказочными строениями, то в Алматы это сделано отдельными районами. Например, ваша объездная дорога по пути в The Ritz-Carlton (бизнес-центр "Есентай Тауэр" – Авт.), это заслуживает уважения, я такое видел в самых развитых странах мира, и это очень радует. В Беларуси такого нет.

– Спасибо, это комплимент для всех алматинцев. Вы сегодня ездили в горы. Как вам Медеу? Покатались на коньках?

– Вы знаете, на коньках мы не покатались, сегодня был очень сильный туман, и не было много времени, потому что нужно было подготовиться к сегодняшнему мероприятию. На Медеу мы съездили для того, чтобы прикоснуться к частичке нашей общей истории. Мы все знаем, что очень много европейских, мировых рекордов ставились именно на Медеу. И конечно хотелось просто посмотреть, как это – самый крупный высокогорный каток в мире и остаётся им по-прежнему.

Ну и, конечно, Шымбулак. Канатка – одна из самых длинных в мире, ну очень долго мы ехали. У нас был очень туманный день сегодня, и в какой-то момент, когда канатка была высоко над уровнем земли, было очень странное ощущение: ты в тумане, и она настолько тихо идёт, особенно на одном из длинных перегонов, даже непонятно, ты стоишь или едешь. Даже лёгкая клаустрофобия началась – ну, в хорошем смысле.

Очень здорово, молодцы, что поддерживаете инфраструктуру. Меня удивило большое количество отдыхающих. И с гор катались, и на Медеу целыми автобусами приезжали студенты. Оказалось, что Казахстан спортивная страна! Это прекрасно!

– Вы работали директором парфюмерной компании, затем в "Евросети", потом бизнес, не связанный с мобильной связью. Кстати, какой?

– Я сейчас руковожу крупнейшим в Беларуси холдингом по производству и продаже чая и кофе.

– Почему чай?

– Во-первых, это хорошо для людей. Есть такой социальный момент. Мне предлагали некоторое трудоустройство, связанное с теми продуктами, которые не всегда полезны людям. Мне всё-таки показалось, что чай и кофе – такая вещь, которая всегда нужна, и это вечный бизнес, если его правильно выстроить. Всегда хочется работать с уверенностью в завтрашнем дне. Ну и плюс к этому это колониальные товары, дающие хорошую наценку и дающие возможность при грамотном подходе хорошо их продать, много продать. Так получилось, что в этой компании владелец – это в первую очередь маркетолог. И, конечно, важно было устроить бизнес-процесс таким образом, чтобы всё хорошо работало. И я уже десять лет этой компанией занимаюсь.

– Какие у вас объёмы? Вы продаёте чай только на территории Беларуси?

– Нет, мы за эти годы уже построили в Беларуси крупный завод по производству кофе. И он начал отгрузку в том числе и на Российскую Федерацию. И были даже отгрузки на Казахстан, но это не системный бизнес. Мы заинтересованы в казахском рынке. Это молотый кофе, называется Barista MIO. У нас была интересная рекламная кампания, где я, Вадим Галыгин и ещё одна белорусская знаменитость – певица, мы пошумели в интернете. А компания у нас большая, там больше тысячи человек работает.

– Такие скачки в сфере деятельности с чем связаны – с вашей разносторонностью, или вы просто плывёте по течению и смотрите, куда лучше свернуть?

– На самом деле, если глубоко разобраться, то никаких перепадов нет, потому что последние ровно 20 лет я занимаюсь тем, что руковожу людьми. Я руковожу людьми, будучи капитаном команды "Что? Где? Когда?", я руковожу людьми в белорусском клубе "Что? Где? Когда?", будучи генеральным продюсером и ведущим проекта, тем же занимаюсь в компании "Караван", так же, как и в "Евросети", в прачечной и курьерской компании. А уже на чём основан бизнес, это уже вопрос долгосрочности либо краткосрочности стратегии, это немножко другие вопросы. Но принципиально я везде занимаюсь одним и тем же.


Фото организаторов игры "Что? Где? Когда?" Алматы

– То есть в первую очередь вы – менеджер?

– Да.

– Вообще по образованию вы историк. Видимо, оттуда пошли первые задатки знатока?

– Я пошёл в историю, потому что у меня изначально с детства был интерес к истории и географии. Я в шесть лет знал столицы всех стран мира, например, очертания – как они выглядят, кто с кем граничит, каким образом и почему именно такие границы сложились. А вот почему именно таким образом границы сложились – это уже история. То есть невозможно увлекаться географией, особенно политической, не владея какими-то историческими моментами. Поэтому, когда встал вопрос о высшем образовании, я понимал, что у меня сильный английский язык и меня привлекает история.

Кроме того, историческая наука подразумевает не только наличие исторических дисциплин. У нас были такие предметы как логика, риторика, которые крайне важны в современном мире в любом случае– в том же менеджменте, и в игре "Что?Где?Когда?".

– То есть вы совмещаете и хобби, и бизнес, и жизнь в одном деле?

– В первую очередь это хобби, которое превратилось в кусочек жизни. Во-первых, потому что удаётся показывать высокие результаты в Московском клубе много лет. И эта история могла закончиться довольно быстро, если бы не получалось. И когда мы девять лет назад открыли белорусский телеклуб, это было очень сложно. Это очень тяжёлый творческий процесс, связанный с тем, что "Что? Где? Когда?" – это одна из технологически сложных программ телевидения. Московскими коллегами разработан целый бренд-бук "Что? Где? Когда?", который мы между собой называем "библия".

– По менталитету как различается игра в Казахстане, России, Беларуси? В чём главные различия?

– Для меня было открытием не только то, что казахи – это спортивные люди, но и то, что они очень азартные.

– У нас даже есть свой Лас-Вегас – город Капчагай. Вы там не были?

– С первой игры мы ездили туда на афтепати, в одно из казино, они были нашими партнёрами. Мы заехали к ним в гости, посмотреть, как выглядят ваши казино. Хотя я в казино не играю, это не является для меня каким-то интересом, но тем не менее было интересно с ребятами познакомиться.

Первое отличие казахов – это азарт. Во-вторых, меня приятно поразил интеллектуальный уровень команд, которые играли на двух играх, на которых я присутствовал. С какой уверенностью они брали очень сложные вопросы, для меня это было откровением, если честно. Потому что я понимаю, что это люди, никогда не игравшие в "Что? Где? Когда?". Для меня это означает, что у них очень сильный бэкграунд, и это очень здорово.


Фото организаторов игры "Что? Где? Когда?" Алматы

– С кем вы подружились из казахстанских клубов?

– Мы больше всего общаемся с организаторами, мне очень понравился их подход к делу, мне понравилось, на какую высокую планку они изначально подняли игру. Поэтому у нас действительно происходит какое-то общение не только тогда, когда я здесь, мы советуемся по формулам игры или техническим вопросам. Могу сказать, что обычно с организаторами я не так много общаюсь, как с ребятами здесь.

– Про Казахстан вы сказали. В чём отличия игры в Беларуси?

– Вы знаете, у нас очень добрый клуб. Мне часто говорят, что со знатоками надо позлее быть. Это говорят даже зрители, которые обычно за знатоков болеют. Может быть, это связано с тем, что я сам игрок и я внутренне за них. Но доброта тоже имеет границы, и главный момент в том, что мы всегда строго придерживаемся правил игры. Ну и харизма ведущего – это всё-таки очень важная вещь. Важно, кто ведущий. Вопрос даже не в правилах, а в том, как он умеет поймать зал, какие у него фирменные подачи. В этом смысле вам повезло и у вас целый парад ведущих.

– Вы перфекционист. Вам это больше помогает или мешает?

– Я перфекционист, стараюсь им быть, но не в каждом своём шаге, иначе я был бы каким-то замученным сухарём, занудой. В работе это чаще всего помогает. Я перфекционист в тех вещах, в которых разбираюсь, которые для меня приоритетны. Вот в этом я стараюсь всё делать максимально хорошо.


Фото организаторов игры "Что? Где? Когда?" Алматы

– Алесь, к концу нашей беседы задам, наверное, самый неприятный для вас вопрос. Про игрока вашей команды Илью Новикова и украинскую лётчицу Надежду Савченко. Прокомментируйте, что это было?

– Все комментарии были уже даны. Мы пропустили сезон, сейчас уже играем в новом составе. Мы долго морально настраивались на этот сезон, сильно готовились к нему, чтобы играть именно с этим тренером и этим составом.

У нас был коллектив, спаянный годами. Если в целом одного из игроков можно, в принципе, поменять, то та команда, которая сложилась на момент ухода Ильи, была сильнейшей за последние 10 лет. Мы результатами доказывали это. Стали лучшей командой года, Илья получил бриллиантовую сову. И тут всё равно что в футболе – ушёл главный нападающий.

Вы знаете, мне очень жаль, когда внутренние обстоятельства, либо семейные, или, как в данном случае, деловые кому-то из ребят, которые входят в мой коллектив, мешают продолжать играть в команде. Например, Инна Друзь переехала в США, она больше не играет в моей команде. Хотя мы играли вместе много лет, она возвращалась к нам после беременности.

Это адвокатская деятельность Ильи – это было широко освещаемое дело, которое не позволяло ему ограничиться только профессиональными терминами. Хотя до этого он её защищал более года и играл в это время. Поэтому я не могу телегруппу ни в чём обвинить, они действовали максимально корректно. Было понятно, что, как только Илья начинает комментировать это дело в какой-то политической плоскости, он не может при этом быть лицом Первого канала и при этом придерживаться каких-то политических взглядов. То есть это конфликт интересов.

Мы же представлены и в России, в Беларуси, Казахстане, Армении, Азербайджане, Грузии – то есть там очень много внутренних конфликтов. "Что? Где? Когда?" пытается быть максимально вне политики. Я этих взглядов придерживаюсь. Как только мы заявим ту или иную политическую позицию, игра перестанет быть игрой в чистом виде и превратится... в то, что мы и так видим везде, а мы этого очень не хотим.

– Не было ли разборок внутри команды? Вы не пытались уговорить Илью остаться в игре и бросить защиту Савченко?

– Нет, это было осознанное решение Ильи, мы поддерживали его позицию. Это не потому, что какие-то злые дяди или тёти что-то натворили за спиной моей или Ильи. Это решение, которое я, как капитан команды, уважал. Многие посчитали, что без Ильи, много лет до этого играя вместе, мы, наверное, не сможем играть в таком составе, просто заменив одного игрока. Собственно, что и произошло. Тот проект, та команда просто перестала существовать.


Фото организаторов игры "Что? Где? Когда?" Алматы

– Тяжело с новой командой?

– С теми ребятами тоже было тяжелее, пока мы не притёрлись друг к другу. Каждая команда, когда так категорически всё меняется, это как новая жизнь. У меня очередной приход на игру "Что? Где? Когда?" как новичка. Конечно, роль капитана огромна, но он не может, каким бы он ни был, сделать в одиночку игру. У меня команда с опытными игроками, но без опыта в элитарном клубе. Например, Стас Мереминский и Михаил Малкин – это ребята, много лет играющие в "Что? Где? Когда?" и побеждавшие во многих турнирах, но Михаил много лет играл в составе одной команды, потом долгое время не играл. Стас тоже в составе элитарного клуба много лет не играл. Девушки из Минска, которые в моей команде, долго играли в белорусском клубе, но в московском тоже никогда не играли.

Пока не получается у нас, я недоволен игрой. Летом мы проиграли. Конечно, те, кто за нас переживает, во всём винили "волчок", была очень нервная, тревожная игра. Только мы какие-то вопросы возьмём, появляется чувство локтя – нам выпадет какой-нибудь суперблиц. Не было нормальной игры, была какая-то рваная по темпоритму игра. Или был какой-то достаточно несложный вопрос, но мы не смогли уцепиться за что-то, обсуждали его три минуты. И мы нашли-таки правильный ответ на третьей минуте, но нам это сослужило плохую службу, потому что на следующий вопрос нам надо было отвечать досрочно. И при этом и у Стаса, и у Миши оказались одинаковые варианты ответов, им дали отвечать, но оба оказались неправы. Но ничего страшного, мы оптимисты, смотрим в будущее. В 2018 году надеемся, что всё будет хорошо. Потенциал у команды очень сильный.

– Вы сейчас общаетесь с Ильёй?

– С Ильёй я продолжаю общаться. Буквально по пути в Алматы мы встретились, прекрасно провели вечер, поужинали, обсудили текущую жизнь его и мою. Мы дружим и дружили все эти годы. Я стараюсь, чтобы общественная жизнь игроков моей команды не мешала нам быть людьми. А Илья – человек с большой буквы, тут без вопросов.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter