Что угрожает биологической безопасности Казахстана? Где и зачем хранятся опасные и особо опасные штаммы? Кто разработал казахстанскую вакцину против "птичьего" гриппа – Kazfluvac? Об этом в своём интервью рассказывает генеральный директор РГП на ПХВ "Научно-исследовательский институт проблем биологической безопасности" МОН РК, доктор ветеринарных наук, член-корреспондент НАН РК Абылай Сансызбай.

– Абылай Рысбайулы, в Казахстане существует около 17 научных учреждений, проводящих исследования и разработки в области биологической безопасности. Чем отличается от них возглавляемый вами НИИ проблем биологической безопасности, и в чем его полезность для Казахстана?

– У нашего института богатая история. Он создан в 1958 году и до 1990 года работал исключительно по заказу Министерства обороны. Более 30 лет институт осуществлял закрытые научные разработки, направленные на совершенствование средств и методов защиты от оружия массового уничтожения, а также ликвидации особо опасных инфекций.

Понятно, что институт был частью большой инфраструктуры обеспечения противодействия ядерной угрозе в условиях периода холодной войны. Но мир изменился. Казахстан – это мирная держава, добровольно отказавшаяся от четвёртого по размерам ядерного арсенала. Мы получили гарантии безопасности от членов ядерного клуба.

Вместе с тем проблемы остаются – по большей части в области противодействия распространению особо опасных инфекций.

В структуре нашего института имеется 12 научных подразделений, а также производственные и вспомогательные отделы, в которых работает 277 человек.

Институтом разрабатываются и выпускаются новые биопрепараты по линии здравоохранения и ветеринарии, являющиеся потенциальным резервом, которые могут быть использованы при возникновении чрезвычайных ситуаций, связанных с инфекцией, ранее не зарегистрированной на территории республики.

В 2010 году Европейской бизнес-ассамблеей институту выдана международная награда в номинации "Лучшее предприятие".

– В названии вашего института есть слова "биологическая безопасность". Что это такое? Какие в этой области существуют угрозы для Казахстана?

– Определение биологической безопасности подразумевает состояние защищённости людей, сельскохозяйственных и диких животных, растений, окружающей среды от опасностей, вызванных или вызываемых биолого-социальным источником ЧС.

Казахстан, находясь в большой зависимости от импорта, является одной из наиболее уязвимых для биологических угроз стран. Значительная часть лекарственных средств импортируется, что ставит Казахстан в зависимость от зарубежных производителей биологических препаратов. Всё это негативно отражается не только на биологической безопасности, но и создаёт угрозу национальной безопасности в целом.

Только в 2017 году в Казахстане было зарегистрировано 14 завозных случаев инфекционных заболеваний: шесть случаев лихорадки Денге, пять случаев холеры и три случая малярии.

Поэтому для Казахстана крайне важно иметь свою индустрию производства вакцин и биопрепаратов. А наш институт как раз и представляет собой научно-производственный комплекс, занимающийся изучением возбудителей особо опасных инфекций человека, животных, птиц и растений.

– И как практически можно усиливать биологическую безопасность?

– Практическими способами являются создание актуальных карт распространения болезни, их очагов, применение методов ранней диагностики и эффективных средств специфической профилактики, разработка комплексных мероприятий по ликвидации опасных инфекционных болезней.

РГП "НИИ проблем биологической безопасности" включён в реестр Таможенного союза как поставщик вакцин за рубеж и включён 7-й страной в Группу производителей вакцин стран-членов ОИС.

Институт ведёт постоянный мониторинг особо опасных и опасных болезней, оперативно реагирует на острые проблемы угрозы распространения новых и вновь возникающих инфекций, создаёт эффективные средства диагностики и специфической профилактики особо опасных болезней.

В рамках научных исследований для борьбы с опасными и особо опасными инфекциями нашим институтом разработано 60 наименований препаратов, внедрены более 20 методических указаний и рекомендаций по линии биологической безопасности.

Одной из наших перспективных задач является строительство нового вакцинопроизводящего завода.

– Вы сказали, что ранее институт относился к Министерству обороны. Но сейчас вы являетесь гражданской структурой, подведомственной Министерству образования и науки. Так почему же ваш объект остаётся секретным?

– Вы правы, с 1992 года институт относится к гражданским ведомствам.

В рамках реализации Соглашения РК и США от 3 октября 1995 г. относительно ликвидации инфраструктуры оружия массового поражения институт был передан Министерству энергетики, индустрии и торговли. Несколько раз институт менял ведомственную подчинённость. Дважды переходил к МОН, один раз к Министерству сельского хозяйства, один раз – к Министерству энергетики, индустрии и торговли.

И до сих пор стоит вопрос, к кому институт должен относиться. Дело в том, что основную часть наших исследований финансирует Министерство сельского хозяйства. Например, по заказу Министерства сельского хозяйства институт выпускает четыре вида биопрепаратов, инициировал проекты по противодействию нодулярному дерматиту. Тем не менее мы находимся в ведомственном подчинении Министерству образования и науки.

Это не просто бюрократическая проблема – в конце концов, не столь существенно, кому мы подчиняемся – но это часть гораздо более важной проблемы, связанной с необходимостью наладить систему биологической безопасности.

В настоящее время прорабатывается вопрос принятия Закона "О биологической безопасности", которым должны быть распределены функции и задачи госорганов в данной сфере.

Помимо этого следует провести анализ регуляторного воздействия, а также функциональный анализ, чтобы чётко определиться с тем, кто на каком участке большого вопроса биологической безопасности должен работать.

Что же касается конкретно вашего вопроса о секретности объекта, то здесь надо отметить особенность нашего института.

Мы ничего не скрываем, так как проводим сугубо мирные разработки в интересах обеспечения биологической безопасности.

С 1992 года и по настоящее время мы реализовали около 30 научно-технических программ, грантов, внедрили более 60 наименований актуальных препаратов для предупреждения и диагностики особо опасных инфекций человека.

В то же время наши разработки и наша база настолько чувствительны, что могут стать объектом интереса для агентов международного терроризма.


Читайте также:
Как работает алматинская лаборатория, которую обвиняли в распространении менингита


На базе РГП "НИИ проблем биологической безопасности" введена в строй зональная диагностическая лаборатория (в 2013 году) и лаборатория с третьим уровнем биологической безопасности (BSL-3, 2016 год).

Постановлением Правительства от 30 июля 2002 г. №850 нашему институту придан статус Международного хранилища по консолидации и хранению опасных патогенов в Республике Казахстан и Республиканской коллекции опасных и особо опасных штаммов (депозитария).

В хранилище имеются уникальные штаммы, представляющее большое научное и стратегическое значение (как местные штаммы опасных и особо опасных инфекций, так и штаммы возбудителей экзотических заболеваний, поступивших из многих стран мира).

Поэтому мы должны защищать свою инфраструктуру и наши разработки.

– Вы упомянули научно-технические проекты, реализованные вашим институтом. Расскажите, пожалуйста, о самых важных.

– Прорывным направлением в обеспечении биологической безопасности института является разработка и внедрение отечественных вакцин для здравоохранения.

За прошедшие годы мы разработали пять технологий изготовления вакцин против пандемических и сезонных вариантов гриппа для людей. Впервые внедрены отечественные вакцины против высокопатогенного птичьего гриппа, против свиного гриппа, трёхвалентная сплит-вакцина против сезонного гриппа, вакцины для профилактики и лечения туберкулёза человека.

Нами разработан первый отечественный биочип для диагностики всех подтипов гриппа и создан производственный цех по их изготовлению.

Нами созданы три технологии изготовления вакцин для сельского хозяйства. В их числе – вакцины против птичьего гриппа и против свиного гриппа, векторная вакцина против бруцеллёза сельскохозяйственных животных.

К разработкам института относятся вакцина Refluvak для профилактики гриппа A/H1N1 и Kazfluvac против гриппа A/H5N1. Нами созданы новые тест-системы против туберкулёза, новые современные вакцины против бешенства, пастереллёза, клостридиоза, бруцеллёза.

Сотрудниками института разработана технология получения лимбальных стволовых клеток на альгинатном геле для лечения заболеваний глаза.

Все разработки института защищены охранными документами – патентами, общее количество которых превышает 300.

– Кто работает над всеми этими проектами? Удаётся ли вам сохранить уровень подготовки сотрудников?


Абылай Сансызбай (второй справа) с коллегами

Абылай Сансызбай (второй справа) с коллегами

– Вся казахстанская наука пережила сложный этап, когда наблюдался отток учёных, потеря престижа профессии. Однако в нашем институте в целом была сохранена стабильность и преемственность кадрового состава.

В институте 24 сотрудника, имеющих учёную степень, в том числе семь профессоров, три доктора и 21 кандидат наук. Среди работающих – 18 человек с академической степенью магистра и более 30 бакалавров.

О динамике работы института можно рассказать на примере одного из наших подразделений – лаборатории контроля технологий и биопрепаратов. За пять лет сотрудниками лаборатории получено семь авторских свидетельств на изобретения, разработано 18 комплектов нормативно-технической документации, 15 рекомендаций, опубликовано 54 научные статьи, из них 24 – в зарубежных журналах. Более 30 сотрудников прошли стажировку в 10 научных центрах дальнего и ближнего зарубежья.

Без преувеличения могу сказать, что работающие в нашем институте учёные составляют генофонд казахстанской науки.

В пример приведу Нурлана Тамамбаевича Сандыбаева. Он работает заместителем генерального директора Научно-исследовательского института проблем биологической безопасности. Работает в институте с 1993 года.

Результатами его работы является расшифровка геномов вирусов оспы овец, коз, верблюдов и лошадей, вируса гриппа лошадей, высокопатогенного A/H5N1, чумы МЖЖ, чумы КРС, болезни Ауески, болезни Ньюкасла. Методами генетической инженерии им созданы новые рекомбинантные штаммы бруцеллёза, пастереллёза, диагностические тест-системы на основе ПЦР и биочиповой технологии.

Другой пример – Берик Мухитович Хайруллин, заместитель генерального директора по инновационно-производственной деятельности. Работает в институте с 1989 года. С его участием разработаны технологии изготовления инактивированной вакцины против "птичьего" гриппа Kazfluvac, а также инактивированной вакцины против пандемического гриппа – Refluvac, предназначенные для здравоохранения.

В том же ряду Болат Каламханович Куаншалиев, заместитель генерального директора по режиму и безопасности, Ергали Орынбасарович Абдураимов, главный учёный секретарь, Муратбай Альдибаевич Мамбеталиев, заведующий коллекцией микроорганизмов, Жумагали Каукарбаевич Кошеметов, заведующий лабораторией диагностики инфекционных заболеваний, Мухит Бармакулы Орынбаев, заведующий отделом мониторинга инфекционных болезней (BSL-3), Азиз Куралбаевич Наханов, заведующий лабораторией клеточной биотехнологии, Куляйсан Турлыбаевна Султанкулова, заведующая лабораторией молекулярной биологии и генной инженерии, Кайсар Казыбаевич Табынов, заведующий лабораторией профилактики инфекционных болезней. И этот список можно продолжать.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter