Чем сложнее становятся отношения между США и Россией, тем больше кинематографистов интересует тема Холодной войны, причём интересует тех режиссёров, которые в силу возраста успели эту самую Холодную войну застать лично. В кинотеатрах произошла смена караула: на место картины "Жертвуя пешкой" Эдварда Цвика о матче за шахматную корону 1972 года между Борисом Спасским и Бобби Фишером пришёл фильм "Шпионский мост" Стивена Спилберга, рассказывающий нам о событиях, случившихся десятилетием ранее. Объединяет их одно обстоятельство: главные герои сражаются за свои страны и, несмотря на отсутствие военной формы, чувствуют себя солдатами, находящимися практически на линии фронта, тогда как истинные вершители судеб, политики, остаются в тени.

Фильм Цвика неслучайно называется не "Жертвуя пешку" (так было бы правильно с точки зрения шахмат), а "Жертвуя пешкой". Сходящие с ума короли игры Спасский и Фишер, сами того не осознавая, для Брежнева и Никсона являются не более, чем пешками в идеологической войне. В принципе, фильм Спилберга мог называться аналогичным образом – "Жертвуя пешками", и в этом не было бы никакого противоречия. Рудольфа Абеля и Фрэнсиса Гэри Пауэрса, а также вошедших в сделку американских студентов Фредерика Прайора и Марвина Макинена (о последнем, кстати, в "Шпионском мосте" не упомянуто, видимо, чтобы не перегружать драматургию) меняли друг на друга не потому, что их жизни были так ценны для правительств обеих стран. Их меняли, так как боялись, что рано или поздно, отчаявшись в тюрьме, они могут заговорить. И только юрист Джеймс Донован, главный герой "Шпионского моста" в исполнении Тома Хэнкса, в своей работе руководствовался, прежде всего, принципами гуманизма. По крайней мере, так он написал в воспоминаниях и таким его показали Спилберг и соавторы сценария – братья Коэны.


Кадр из фильма "Шпионский мост"

kinomania.ru
Кадр из фильма "Шпионский мост"

…1957 год, в Нью-Йорке схватывают советского резидента Рудольфа Абеля (о причинах провала есть разные версии: то ли Абель случайно расплатился монеткой-контейнером для шифровок, то ли, что более вероятно, его "слил" один из перебежчиков), которого, естественно, отдают под суд. Так как американская система гарантирует всем право на защиту и справедливость, юриста Донована просят защищать шпиона. Сделано это для проформы, но Донован объективно подходит к процессу и добивается длительного тюремного срока вместо ожидавшейся смертной казни. А когда в 1960 году американский самолёт-разведчик U-2 сбивают над СССР, где осуждённым становится уже пилот Пауэрс, лично глава ЦРУ Аллен Даллес просит Донована провести в Берлине переговоры об обмене, в которые неожиданно вмешивается третья сторона – ГДР.

Спилберг, которому на днях исполнится 69, в последнее время снимает не так часто, больше выступая в качестве продюсера. Но "Шпионский мост" наглядно демонстрирует – мастер исторических драм после вымученных "Войны миров", четвёртого "Индианы Джонса" и "Линкольна" вернул себе отличную творческую форму. Несмотря на солидный хронометраж (без малого два с половиной часа), "Шпионский мост" смотрится легко и динамично, а кульминационная сцена – собственно обмена Абеля на Пауэрса на Глиникском мосту – хоть ты и знаешь, чем всё закончится, является выдающейся по напряжению и внутреннему нерву.

Впрочем, от очевидных недостатков не убережён никто. Решив показать историю обмена с самого начала, с ареста и суда над Абелем, Спилберг был вынужден разделить фильм на две практически самостоятельные части – нью-йоркскую и берлинскую. Увы, они не равноценны друг другу.


Кадр из фильма "Шпионский мост"

kinomania.ru
Кадр из фильма "Шпионский мост"

В первой части говорится о действительно важных вещах. Донован, который изначально не жаждал защищать Абеля, видя, что его работа воспринимается как необходимая проформа перед смертным приговором, несмотря на активное противоборство, остаётся верным своим как моральным, так и деловым принципам. Его речь в Вашингтоне (Том Хэнкс в интервью говорил, что её скопировали точь-в-точь с оригинала) – это образец гуманизма, профессионализма и беспристрастности. Однако, сумев спасти Абеля, Донован вынужден отправиться в Берлин, где начинается так и не изжитая Голливудом карикатурная манера изображения социалистических стран и Советского Союза как противника. Но есть и ещё одна важная деталь – из фильма на время пропадает Абель.

В "Шпионском мосту", при всей его смотрибельности, очень мало блестящих актёрских работ. Вернее – одна. Том Хэнкс уже много лет одинаков (не плох, а именно одинаков), Алану Алде (босс Донована), Эми Райан (жена Донована) и другим практически нечего играть, но есть в этом фильме настоящий бриллиант. Это исполнение Марком Райлэнсом роли Абеля. Райлэнс – выдающийся британский театральный актёр, обладатель множества премий, вот только в кино он снимается крайне редко. Вы можете его вспомнить разве что по исторической драме "Ещё одна из рода Болейн", где он играл отца Анны и Мэри Болейн (Натали Портман и Скарлетт Йоханссон). И в первой части "Шпионского моста" Райлэнс устраивает бенефис своего имени, причём, бенефис очень аккуратной, тонкой, я бы даже сказал интеллигентной манерой исполнения. Ни криков, ни эмоций, ни надрыва – лишь взгляд, мимика, тихий голос, но сильные слова. Я не слишком люблю делать прогнозы, однако, тут попробую: Райлэнс получит, как минимум, номинацию на "Оскар".

И как только Абель–Райлэнс сюжетно на время покидает картину, "Шпионский мост" превращается в заурядный фильм, к тому же, повторюсь, отягощённый карикатурами. Например, в советском посольстве перед Донованом разыгрывается спектакль с якобы семьёй Абеля (даже если это было на самом деле – а "брата" Абеля американцам действительно подсовывали – то вряд ли выглядело столь балаганно-опереточно), в это же время в страшной-страшной советской тюрьме пытают Пауэрса (хотя сам он отвергал факт пыток) и так далее, и так далее. Потом следуют упомянутая уже выше кульминация и финал, в котором Спилберг, увы, не удерживается от того, чтобы не разлиться патокой по экрану.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter