"Она пошла на допинг-контроль как жертвенный агнец"

У вице-президента казахстанской федерации лёгкой атлетики Алексея Кондрата по "делу Терешковой" собрана огромная папка документов, в которых хранится вся информация об этом скандальном происшествии.


Алексей Кондрат

Фото Никиты Спивака
Алексей Кондрат


- Я сразу хочу обозначить свою позицию: у меня нет цели как-то "обелить" спортсменку. Но история, которая произошла в прошлом году с забором допинг-пробы, вопиющая. И я впервые в жизни столкнулся с отвратительной работой офицера допинг-контроля.
19 марта 2014 года часть сборной Казахстана по лёгкой атлетике находилась на сборах в посёлке Бостыри, что близ Иссык-Куля. В санаторий, где находились легкоатлеты, прибыл для сбора проб допинг-офицер.
- Многие международные федерации, а также Всемирное антидопинговое агентство, имеют собственных допинг-офицеров, которые проживают в разных частях мира. Они проходят специальное обучение и выполняют заказ от этой организации, – поясняет директор Казахстанского антидопингового центра Майра Бакашева. – В тот раз был именно такой случай. Международная федерация обратилась к допинг-офицеру, который находился недалеко от места тренировки легкоатлетов, с поручением сбора проб у наших спортсменов.
Для того чтобы офицер мог взять допинг-пробу у спортсмена, он обязан предъявить специальное направление от ВАДА и международной федерации, в котором указана фамилия атлета, а также сроки прохождения контроля.
- У этого допинг-офицера из Кыргызстана было направление на нескольких спортсменов, включая спортсменов России, которые в это время находились в Бостырях, а у Терешковой он должен был взять пробу спустя две недели в Алматы. Но, может, ему было лень ехать в Казахстан, и он решил: "А давай сейчас". И Ольга согласилась, хотя имела полное право отказать. И пошла на допинг-контроль, как жертвенный агнец.

Что было нарушено

Нарушений антидопинговых правил при сдаче допинг-проб Терешковой было столько, что их описание, составленное Алексеем Кондратом, заняло не одну страницу. Вот основные из них:

- Каждый спортсмен перед прохождением допинг-контроля имеет право на выбор герметично закрытого комплекта для забора анализов – специальной ёмкости, производящийся только на одном заводе мира в Цюрихе. У данного допинг-офицера был только один комплект.
- Процесс прохождения допинг-контроля может занять довольно продолжительное время в силу объективных физиологических причин. И когда Терешкова не смогла сдать пробу "с первой попытки" офицер отпустил её на тренировку. Но без сопровождающего лица. Тогда как в антидопинговых правилах строго обозначено, что всё то время, что спортсмен проводит вне помещения, где осуществляется забор пробы, его обязаны сопровождать сам офицер или его ассистент.
- После того как Терешкова уехала на тренировку, весь набор для сдачи пробы находился в её комнате, в раскрытом виде, куда теоретически мог зайти кто угодно. Это ещё одно грубейшее нарушение.
- После возвращения спортсменки с тренировки допинг-офицер оказывал косвенное давление, постоянно повторяя, что надо поторопиться, потому что ему требуется уехать.
- В документах о прохождении процедуры допинг-контроля не был обозначен номер допинг-пробы, также отсутствовала дата забора, отсутствовала отметка о том, что в помещении был представитель Терешковой, отсутствовала его подпись.

Докажите, что вы не верблюд

Спустя полтора месяца антидопинговая комиссия Международной ассоциации легкоатлетических федераций (ИААФ) сообщила, что в допинг-пробе Ольги Терешкой обнаружен запрещённый препарат – метилтестостерон.

Поскольку это был второй случай употребления допинга спортсменкой, согласно правилам IAAF было принято решение о дисквалификации легкоатлетки пожизненно.

- Мы обратились в антидопинговую комиссию IAAF с нашими замечаниями и пояснениями, – говорит Алексей Кондрат. – Но тот допинг-офицер, имя которого я называть не хочу, написал объяснительную. В ней он обвинил нас во вранье. И тогда нам пришлось провести собственное расследование. Я часами сидел на телефоне и обзванивал всех, кто находился в тот день в санатории в Бостырях. Я нашёл огромное количество свидетелей, которые рассказали, как всё происходило – пошагово, начиная от разговора в вестибюле, с упоминанием тех, кто заходил в номер, а также указанием номера машины, которая везла Терешкову с тренировки, и лиц, в ней находящихся.

Итогом импровизированного расследования стало признание допинг-офицера в допущенных нарушениях. Но вот срок дисквалификации спортсменки не изменили.

- Нам сказали: "Да, вы правы. Нарушения были, и этот человек будет наказан. Но можете ли вы опровергнуть результаты анализов? Или доказать, что кто-то что-то подмешал в допинг-пробу?" Я не уголовный розыск – доказать такое мне не под силу, так же, как и невозможно доказать обратное, – сокрушается Алексей Кондрат.


Майра Бакашева

Фото Олега Спивака
Майра Бакашева


- Мы проводим большую разъяснительную работу, – отмечает Майра Бакашева, – и стараемся объяснить спортсменам, какие у них существуют права и обязанности во время прохождения допинг-контроля. Ольга Терешкова допустила одну большую ошибку: после процедуры забора крови заполняется специальные форма, в которой можно перечислить все недостатки и замечания, возникшие во время прохождения процедуры сдачи пробы, а также указать лекарства, которые употреблял спортсмен. Спортсменка эту графу заполнять не стала. Она подписала протокол допинг-контроля, тем самым выразив полное согласие с процедурой сдачи пробы. Поэтому все последующие претензии к этому специалисту уже не имели никакого смысла.

Уволить уволили. Отменить дисквалификацию – не сумели

Единственное, чего смог добиться Алексей Кондрат, – увольнение того самого допинг-офицера.
- Когда произошло ЧП с Терешковой, ко мне стали приходить многие спортсменки и рассказывать разные истории о том, как происходит процедура допинг-контроля "в исполнении" этого офицера.

Одна очень известная легкоатлетка рассказала мне ужасный случай, когда этот господин приехал к ней в семь утра, вынес всё, что было в ванной, заставил её раздеться до плавок в его присутствии и сдать допинг-пробу. По антидопинговым правилам – это недопустимо. В этой процедуре имеет право участвовать только лицо одного пола со спортсменом, сдающим пробу.

Это переполнило чашу нашего терпения, и мы постарались сделать всё, чтобы этот человек в антидопинговой организации не работал. Я считаю, что правила должны соблюдать не только спортсмены, но и допинг-офицеры.
Какой вывод можно сделать из этой истории? Майра Бакашева и Алексей Кондрат единодушны: спортсмены обязаны знать свои права и уметь их защищать. А ещё им надо учиться на чужих ошибках.
- Это событие тем более печально для нас, потому что федерация ведёт большую работу по анти-допинговой пропаганде. На нашем сайте размещены самые свежие новости Антидопингового агентства, правила сдачи допинг-контроля, списки запрещённых препаратов. Все члены Национальной сборной получают брошюры по данной тематике. Перед началом каждого сезона мы проводим семинары с участием членов сборной, их тренеров и работников Анти-допингового центра Казахстана. И хотя мне чрезвычайно жалко Терешкову, на этой истории мы будем учить других спортсменов, какие ошибки не надо допускать,- резюмирует Алексей Кондрат.

Справка Informburo.kz
Ольга Терешкова
30 лет
Специализировалась в беге на 400 м.
Чемпионка Всемирной Универсиады-2007. Обладательница золотой и двух серебряных наград на Азиатских играх. Чемпионка Азии в закрытых помещениях-2007. Серебряный призёр чемпионата Азии-2005.
В 2011 году спортсменка была дисквалифицирована за то, что одна из её допинг-проб содержала повышенный уровень тестостерона.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter