Там любовно и тщательно прописано, какие опасности и угрозы, с точки зрения Москвы, существуют в современном мире, какие особенности носят сегодняшние конфликты, как Кремль готов реагировать на возможные обострения. Аналитики сравнили обновлённую редакцию доктрины с предыдущей, принятой в феврале 2010 года. Существенное отличие – расширение перечня внутренних и внешних угроз, дестабилизирующих социально-политическую обстановку в стране.

Среди новых внутренних угроз указана опасность пагубного информационного воздействия на население с целью "подрыва исторических, духовных и патриотических традиций в области защиты Отечества". Отдельно сказано о разжигании межнациональной и межрелигиозной розни, провоцировании социальной напряжённости и экстремизма, а также о деятельности террористических организаций.

К числу основных внешних военных угроз Кремль сегодня относит "территориальные претензии к России и к её союзникам, вмешательство в их внутренние дела". Далее по списку идёт расширение НАТО, развёртывание ПРО в странах-соседях и размещение оружия в космосе. И "возможное использование финансируемых и управляемых извне политических сил и общественных движений".

В раздел внешних угроз впервые попали такие процессы, как "установление в соседних государствах режимов, политика которых угрожает интересам России и подрывная деятельность иностранных спецслужб". Новая редакция доктрины интересна и тем, что в ней впервые прописана программа неядерного сдерживания в ответ на американскую "концепцию мягкой силы".

Особое место в документе уделено вопросам, связанным с угрозами применения высокоточного и гиперзвукового оружия. Хорошая пища для аналитиков. Особенно по цене вопроса.

Конечно, считать деньги в чужом госбюджете неприлично, но все же… Лишь в аналитической статье одного американского журналиста были упомянуты цифры.

Бюджет министерства обороны Российской Федерации в 2015 году составляет 50 миллиардов долларов. Бюджет Пентагона – 575 миллиардов долларов.

52% своего бюджета, а это 1,74 триллиона рублей, российское оборонное ведомство планирует потратить на программу перевооружения.

А что у нас?

За все годы независимости в Казахстане было принято четыре военные доктрины: в 1993 году, 2000-м, 2007-м и в 2011 году. Все они носили сугубо оборонительный характер и были рассчитаны на среднесрочный период. Что касается "цены вопроса", то в бюджет Министерства обороны на 2015-2017 годы заложено более 1,3 триллиона тенге. Из них на этот год – 398 миллиардов. В пересчёте на доллары получается  2,4 миллиардов, что, конечно, несравнимо с российским бюджетом. И уж тем более с американским.

Зато на модернизацию, восстановление и приобретение вооружения и военной техники руководство оборонного ведомства в 2015 году предполагает потратить 116 миллиардов тенге. А на программу повышения боевой готовности личного состава – 160 миллиардов тенге. Солидно.

Странно, что в казахстанских СМИ до сих пор не было ни одного отклика на новую российскую военную доктрину.

Infomburo.kz обратились за комментариями к экспертам. Всё-таки РФ – близкий сосед и стратегический партнёр. И вот здесь началось самое интересное. Действующие генералы отказывались от интервью. Одни ссылались на нехватку времени, другие – на политизированность и даже некорректность темы. Третьи честно признавались, что знать ничего не знают о новой доктрине Путина.


Досым Сатпаев

Фото Олега Спивака
Досым Сатпаев

Только один человек сразу согласился прокомментировать столь щекотливую тему – известный политолог, директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев. Кстати, он сам удивился безразличию казахстанских чиновников к новой российской доктрине.

У них гранаты не того калибра

- Это действительно странно, учитывая то, что казахстанское аналитическое сообщество очень активно реагировало на украинский конфликт. Принятие новой российской военной доктрины было прямой реакцией на изменившуюся геополитическую обстановку. На мой взгляд, это большой прокол казахстанского аналитического сообщества, потому что нам жизненно необходимо постоянно отслеживать события в соседней стране, ситуация в которой, прямо или косвенно, оказывает влияние на нашу Республику. Отсутствие какой-либо дискуссии по поводу новой российской доктрины я могу объяснить тем, что в аналитическом пространстве Казахстана на сегодня катастрофически не хватает специалистов-международников. Многие отечественные эксперты позиционируют себя универсалами, изучающими целые регионы. Это, с одной стороны, хорошо. У нас, например, есть хорошие специалисты по Центральной Азии, но при этом мало экспертов, которые целенаправленно исследуют того или иного крупного геополитического игрока по отдельности. Знаю нескольких хороших специалистов по Китаю. Меньше аналитиков, которые занимаются Европейским союзом. Но практически нет специалистов, которые объективно и непредвзято занимались бы изучением России, США, Турции или Ирана. При этом с созданием Таможенного союза, а потом и с разгоранием украинского конфликта, на казахстанском информационном поле появился целый воз и маленькая тележка пророссийских экспертов, которые мнят себя специалистами по Казахстану, что, иногда, выглядит довольно глупо.

- Какое, на ваш взгляд, главное отличие казахстанской доктрины от российской?

- Первое, что бросается в глаза при изучении текста нашего документа, так это пункт об отсутствии потенциального противника. Думаю, этот пункт необходимо убрать из казахстанской военной доктрины, поскольку он в корне неверен и ограничивает нас. Тем более что в нашей военной доктрине чёрным по белому написано, что "военно-политическая обстановка в мире постоянно меняется, она непредсказуема", поэтому никто не знает, кто завтра будет нашим врагом, а кто союзником. Например, если бы вы просмотрели ту же украинскую военную доктрину пятилетней давности, то вряд ли бы нашли в ней упоминание России, в качестве потенциального противника. Хотя сейчас официальный Киев уже активно использует такой термин как "государство-агрессор".

- Геополитическая ситуация меняется?

- Она может резко изменится не в нашу пользу, и потенциальным противником может стать любое государство или же антисистемный игрок в лице террористического интернационала или каких-либо сепаратистских организаций. В целом я бы хотел отметить резкую тональность новой российской военной доктрины, так как там всё названо своими именами, а не абстрактно. В этом нет ничего удивительного, так как новая доктрина была принята на фоне украинского конфликта. Но если копнуть глубже, то Россия, на мой взгляд, по-прежнему испытывает некий комплекс бывшей сверхдержавы, которая от развала СССР потеряла больше других союзных республик.

Москва всеми силами пытается позиционировать себя в качестве игрока, который обеспечивает геополитический баланс сил на постсоветском пространстве. Россия считает себя бастионом, защищающим постсоветское пространство от западного военно-политического влияния.

Поэтому в российской доктрине, с учётом украинского фактора, НАТО в открытую указана как структура, которая является внешней угрозой для российской безопасности, так как она всеми силами приближается к границам РФ и разворачивает систему противоракетной обороны. Этот процесс реально идёт. Хотя возникает такое ощущение, что прямо или косвенно, принимая участие в украинских событиях, Кремль сам ускорил активность НАТО, которую ещё несколько лет назад некоторые западные эксперты даже собирались хоронить за ненадобностью, а американскую систему противоракетной обороны в Восточной Европе сами европейцы воспринимали как ненужную красную тряпку для быка.

- И теперь американцам уже не надо никого уговаривать?

- Кстати, среди дополнительных угроз для России также была указана активизация иностранных спецслужб и финансирование извне оппозиционных политических партий и движений. Это также камень в огород Запада, который этим нередко занимался и занимается, как мы сейчас наблюдаем в случае с сирийским конфликтом, где некоторые западные государства в сотрудничестве с арабскими странами оказывают поддержку сирийской оппозиции. Но при этом возникает вопрос: а кто финансирует и поддерживает ДНР или ЛНР, которых также можно позиционировать в качестве оппозиционных сил по отношению к Киеву?

- Ну и кто?

- Обратите внимание. В ходе украинских событий в РФ также появился термин "пятая колонна", куда занесли всех противников присоединения Крыма и поддержки ДНР и ЛНР. Хотя термин "пятая колонна" чем-то напоминает сталинскую фразу о "врагах народа", к которым можно сейчас причислить кого угодно, исходя из политической конъюнктуры, так как термин этот очень широкий и явно пропагандистский. Объективности ради следует сказать, что о пророссийской "пятой колоне" любят говорить и в Киеве, где идёт своя "охота на ведьм".

Известно же, что лучший способ мобилизовать население – это найти и навязать ему новых внешних и внутренних врагов, как потенциальных, так и искусственно раздутых.

- В российской военной доктрине также есть пункт о негативном информационном воздействии на население, в первую очередь, на молодёжь.

- Опять-таки ссылка идет на Запад, который, дескать, развращает её и отбивает от патриотических ценностей. Сейчас в Казахстане, мы наблюдаем другую ситуацию. Из-за чрезмерного доминирования и реального влияния на умы наших граждан российских СМИ, мощная пропагандистская машина Кремля нанесла сокрушительный удар по информационной безопасности Казахстана. Значительная часть наших граждан ввязалась в украино-российскую информационную войну, разделившись на два лагеря. Это при том, что Казахстан не является непосредственным участником этого конфликта. Негативное информационное воздействие на казахстанцев привело к тому, что и в соцсетях, и в публичных дискуссиях стороны стали навешивать друг другу пропагандистские ярлыки. Такие слова как "ватники", "укропы" и "колорады" прочно внедрились в наше информационное пространство, перекочевав из российской и украинской печати. А вспомните полемику в отечественной прессе по поводу сбора в Казахстане гуманитарной помощи для жителей Луганска и Донецка, когда одни называли инициаторов акции гуманистами, а другие, напротив, сепаратистами. Неудивительно, что некоторые граждане Казахстана даже пытались принять участие в украинском военном конфликте на той или другой стороне...

Новым видом угроз в российской военной доктрине также названа смена власти в соседних государствах и появление враждебных режимов. Похоже, этот тезис, возникший под влиянием украинского фактора, имеет довольно широкое толкование. Давайте гипотетически представим, что рано или поздно и у нас произойдет смена власти. Это нормальный эволюционный этап в развитии любой политической системы. И вот новое руководство страны вдруг решит внести коррективы во внешнюю политику, к примеру, приостановив свое участие в ОДКБ или в ЕвразЭС. И как тогда Москва будет воспринимать этот новый режим? Как угрожающий интересам России, как враждебный по отношению к ней? Трудно сказать.

До последней точки

По мнению г-на Сатпаева, горизонт неопределённости очень широк. И всем нам надо чётко понимать, что в международной политике нет партнёров и нет друзей. Есть только национальные интересы, которые превыше всего. Это значит, что национальные интересы Республики Казахстан не обязательно должны совпадать с российскими, китайскими или американскими национальными интересами – нравится это кому-то или нет. В конце концов, кто, в первую очередь, выиграл от этой новой российской военной доктрины? Ответ очевиден: российские специальные службы, военно-промышленный комплекс и генералитет, поскольку с появлением новых внешних угроз у них существенно увеличится финансирование.

- Аналогичная ситуация будет наблюдаться и во многих европейских странах, где бюджеты на оборону также увеличат, - говорит эксперт. - Свои дивиденды получит и американский ВПК, который постоянно нуждается в больших бюджетах. Но для России здесь главное - не попасть в ту же ловушку, в которую когда-то угодил Советский Союз, ввязавшись в дорогостоящую гонку вооружений, которая, в конечном счёте, обескровила экономику страны. Здесь России, наверное, надо многому поучиться у Китая, который, используя свою "мягкую силу", достигает гораздо больше стратегических целей, чем другие страны это пытаются делать посредством лобового удара. Так что всё относительно.

На этой неделе американские генералы обсуждали в Казахстане вопросы расширения сотрудничества в рамках программы партнёрства и реагирования на чрезвычайные ситуации. Визит завершится наблюдением за вторым этапом многосторонних учений "Степной орёл - 2015", которые проходят на учебном полигоне "Илийский" в Алматинской области.

Свою точку зрения высказал депутат Мажилиса генерал-лейтенант в отставке Абай Тасбулатов (с 2002 по 2006 годы занимал должность заместителя министра обороны РК, а в 2007 году командовал Республиканской гвардией):

- Сейчас, на мой взгляд, некорректно ставить вопрос о том, нужно ли менять казахстанскую Военную доктрину только на том основании, что она была принята 4 года тому назад. Всё зависит от геополитической обстановки в нашем обширном регионе? В нашей доктрине так прямо и сказано, что "её положения будут уточняться и дополняться с учётом динамики развития военно-политической обстановки в мире и регионе". А также, обратите внимание, "развития военной организации государства". К чему я это процитировал? А к тому, что в данный момент Министерство обороны готовит проект нового закона "Об обороне", который на голову выше, чем Военная доктрина. Прежний закон "Об обороне" был принят указом Главы государства в январе 2005 года. Прошло 10 лет, прежде чем уполномоченные органы взялись за его обновление. А с момента принятия Военной доктрины прошло всего 4 года…


Вооруженные силы с Средней Азии

Фото Инфографика Ибрагима Кубекова
Вооружённые силы стран Средней Азии

Сейчас Министерство обороны разослало свой проект нового Закона "Об обороне" другим силовым ведомствам на согласование. Как только он будет всеми согласован и полностью одобрен - попадёт на рассмотрение в Правительство, а затем поступит к нам в Мажилис. Как только Закон "Об обороне" будет принят, тогда и можно будет говорить о том, стоит ли менять нынешнюю Военную доктрину или нет. И ещё обратите внимание, что "отдельные положения Военной доктрины могут конкретизироваться в ежегодных посланиях Президента Республики Казахстан".

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter