Причины, по которым дети чиновников не знают казахского языка, разные. Кто-то учился за границей и делал упор на английский. Кто-то не усвоил школьные уроки казахского. Но, глядя на своих родителей, дети понимают, что без знания казахского языка сделать сегодня карьеру в Казахстане невозможно.

Кому для работы, а кому для жизни

К примеру, мама Диаса Нурашева работает в посольстве Казахстана в Великобритании. Мальчик долгое время жил и учился в Лондоне. Но родители убедили его в том, что учить казахский необходимо.

"Мне обязательно нужно выучить казахский, - поделился с нами Диас. - Мама с папой предложили мне поехать в лагерь "Улытау", и я согласился. Сюда я приехал с двумя своими братьями".


Диас Нурашев

Фото Олега Спивака
Диас Нурашев

Мама Алдияра Такуова работает директором отдела по закупкам в компании "Кар-Тел" ("Билайн"), папа работает в Министерстве образования. Алдияр учится в Назарбаев Интеллектуальной школе. Там ему и дали задание: изучить национальные традиции и подтянуть казахский язык.

"Мама нашла для меня лучший вариант изучения казахского языка, совмещённый с отдыхом и общением с друзьями", - признался Алдияр.


Алдияр Такуов

Фото Олега Спивака
Алдияр Такуов

Кстати, в этом году лингвистический лагерь посетили 56 учеников 7-10 классов Назарбаев Интеллектуальных школ. Лагерь был разбит в двух местах: в ауле Гуннов в Талгарском ущелье и на Алаколе. Основная часть учеников НИШ изучала язык в ауле Гуннов. Алдияр и Диас попали на Алаколь.

В лагере на побережье язык изучали не только дети. Вместе с ними сидели за партой руководители госкомпаний и методисты языковых курсов, направленные на курсы Ассамблеей народа Казахстана. Они приехали сюда изучать различные методики преподавания казахского языка.

Ассамблея народа Казахстана - консультативно-совещательный орган при Президенте РК. Основная задача ассамблеи направлена на сохранение в республике межнационального и межконфессионального согласия. Сегодня в составе ассамблеи 394 члена. Это представители областных, районных и городских акиматов и общественно-политических объединений.

Корреспонденты встретили в лагере корейскую семью (дедушку, бабушку и двух внуков). Бабушка Роза Цай работает врачом в клинике "Альбедо", дедушка Анатолий Ли – замдиректора НИИ сейсмологии.

"Казахский язык нам необходим в жизни и профессиональной деятельности. Да и внукам эти знания пригодятся в будущем, - рассказала Роза Цай. - Обучение дороговато (около 90 тысяч тенге для взрослых), но думаю, мы эти деньги оправдаем".

Студентка AMU Анна Ивнева сама купила путёвку в лагерь. Маму и папу она только поставила в известность.

"У меня много друзей казахов. Моя классная руководительница была казашка и воспитывала меня по-казахски, - объяснила Аня. - В принципе, я понимаю казахскую речь, но мне нужно что-то большее. Поэтому на втором курсе решила поехать в лагерь "Улытау". Во-первых, я считаю, что должна со своими друзьями говорить на казахском. Они же говорят со мной на русском! Во-вторых, я – будущий регионовед и в дальнейшем хотела бы изучать проблемы Казахстана. Специалистов по Европе много. Да и кому нужен специалист по Европе из Казахстана? А вот наш регион мало изучен. И казахский язык необходим для моей будущей профессии".

Анна Ивнева
Фото Олега Спивака
Анна Ивнева

В высоких кругах тои проводят на английском

Госслужащие, которые не знают казахского языка, –  увы, не редкость. Об этом рассказал автор книги "Ситуативный казахский язык" Канат Тасибеков во время одной из лекций в культурно-лингвистическом лагере.

"Многие считают, что для изучения казахского языка должен быть стимул. Есть сторонники того, чтобы людей без знаний казахского языка не брали на работу. Однако я знаю акимов, которые не говорят на казахском. А ведь у госслужащих есть огромный стимул его выучить. Так как каждый районный аким хочет стать областным, областной - перейти в Правительство. Думаю, что просто сама традиционная система изучения языка - неэффективна".

Канат Тасибеков
Фото Олега Спивака
Канат Тасибеков

Каков же традиционный подход к обучению? Сначала учат слова, правила, потом из этих слов строят свою речь. Канат Тасибеков считает, что так мы никогда не научимся говорить:

"Если казахстанская семья переедет во Францию, и ребёнка отдадут в детский сад, то уже через полгода он будет говорить по-французски. Ещё через два года станет экспертом по языку. Он просто будет повторять фразы за носителем языка, - объяснил Канат Тасибеков. - Я жил во Франции три года. Люблю пить чай с молоком. Но французы так не говорят. Они предлагают "маленькое облачко молочка". В казахском языке тоже есть подобные нюансы".

По мнению г-на Тасибекова, в жизни есть ситуации когда нужно говорить только на казахском языке. Например, потеря близкого человека. В таких случаях выражать соболезнование казаху нужно только на казахском.

"Если ваша подруга казашка потеряла близкого человека, например маму, на сердце ей лягут лишь слова, сказанные на казахском языке", - уверен он.

Есть и другие ситуации: свадьба, рождение ребёнка, праздник перерезания пут. Было бы неплохо знать, какая песня при этом поётся.

"Я слышал, что казахи в высоких чинах проводят тои на английском языке. А как же казахские традиции?.." - негодует Канат Тасибеков.

В наших учебниках написано, как купить билет на самолёт, пройти в музей или заказать блюдо на казахском языке. Но, по мнению Каната Тасибекова, в жизни это не нужно.

"Основной инструмент изучения языка – это диалоги. В жизни мы говорим о межнациональных браках. Вступать нам в ЕврАзЭС или нет? Где лучше: в Астане или Алматы? Эти диалоги есть в моей книге. И она стала продаваемой в Казахстане, её восприняли как методику", - пояснил он.

Кстати, политический деятель Гани Касымов в апреле купил две книги Каната Тасибекова. Он написал в Instagram: "Купил книгу. Только руки дошли. Долгожданная книга. Наконец, у меня в руках".

На ремесло у чиновников нет времени

Участники лагеря не только изучали язык. Они могли попробовать себя в плетении камчи, изготовлении седла или щита. В общем, осваивали ремёсла кочевых мастеров.

Ремесленник из Шибер-аула Арман Кушкаров: "Чиновники и бизнесмены обычно заказывают у нас что-то для подарка. На ремесло у них нет времени. А здесь, в лагере "Улытау", они могут проявить свои таланты. Конечно, за 10 дней овладеть мастерством невозможно. Ну хотя бы плести кнут научатся".

Арман Кушкаров
Фото Олега Спивака
Арман Кушкаров

Арман Кушкаров рассказал, что ремеслом занимался его отец и передал своё уменье по наследству.

"Вот эту камчу делал мой отец. Ей уже тридцать лет, мы с ней ровесники, - сказал Арман, взяв в руки одно из изделий. - А вот эту делал я. Такая стоит около 15 тысяч тенге. В начале 90-х отец дарил камчу Нурсултану Назарбаеву. Даже фото есть, где это запечатлено".

Арман рассказал, что в Шибер-ауле в Алматинской области ремеслу обучают бесплатно. Ученик просто дарит потом учителю лучшее из своих изделий. Так он может проявить уважение, а учитель, глядя на подарки, будет гордиться учеником.

Участники лагеря также пытались ездить верхом на лошади, собирать юрту, готовить национальные блюда.

Участники лагеря "Улытау" делают курт
Фото Олега Спивака
Участники лагеря "Улытау" делают курт

Работники госструктур сами жарили баурсаки и лепили курт.

Но вряд ли кто-то из них променяет в итоге удобное кресло на кочевую жизнь.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter