Тема солдат из Туркестана, оказавшихся сначала в немецком плену, вынужденных вступить в Туркестанский легион, а затем примкнувших к европейскому национально-освободительному движению, мало изучена историками. Российские архивы, содержащие эти материалы, до сих пор засекречены, а западные были недоступны казахстанским исследователям из-за недостатка финансирования.

Мы встретились с доктором исторических наук, профессором Гульнарой Мендикуловой, возглавляющей проект "Участие казахов во Второй мировой войне в Западной Европе", чтобы узнать о последних архивных находках.


Гульнара Мендикулова

Фото из личного архива
Гульнара Мендикулова

Гульнара Мендикулова не раз слышала от отца-фронтовика Малбагара Мендикулова, ушедшего на фронт с поста главного архитектора Ташкента, как в 1960 году во время поездки группы советских архитекторов в США он встретил в Нью-Йорке таксиста казаха, бывшего туркестанского легионера. Тема невозвращенцев из числа казахов, оказавшихся на фронтах Второй мировой войны, с тех пор стала для Гульнары составной частью темы изучения истории казахской диаспоры.


Кунтуган Байзельбек, Рабига Карабай, Мухтар Карабай и брат Рабиги Карабай. Нью-Йорк, 1994 год

Фото из архивов Гульнары Мендикуловой
Кунтуган Байзельбек, Рабига Карабай, Мухтар Карабай и брат Рабиги Карабай. Нью-Йорк, 1994 год

В 1994 году уже во время поездки в Америку Гульнаре удастся записать интервью с двумя бывшими легионерами – Кунтуганом Базильбековым (тем самым таксистом, с которым отец встречался в мае 1960 г.) и Мухтаром Карабаем. Конечно же, она спросит их: как они оказались в легионе? И они рассказали, что голодные и замёрзшие, после нескольких побегов, они находились в крайне униженном состоянии в немецких концлагерях, куда попали сразу же после начала войны. И у них было два пути: быть расстрелянными или вступить в легион. Не у всех, но у многих ни о какой идеологической подоплёке их мотивов вступления в легион не было и речи.


Фото из газеты "Defense de la France", 30 сентября 1943 года

Фото из архивов Гульнары Мендикуловой
Фото из газеты Defense de la France, 30 сентября 1943 года

Поэтому не случайно, что многие из бывших легионеров в последующем оказались активными участниками Французского Сопротивления. Нам об этом было известно из их воспоминаний. А позже были найдены и документы. Начиная с 1990-х годов, чтобы факты участия казахстанцев в партизанских отрядах Франции стали достоянием общественности, немало усилий приложило и прилагает посольство Казахстана во Франции. Документальных фактов на эту тему крайне мало. Но постепенно этот вакуум заполняется новыми сведениями. В архивах Франции Гульнаре Мендикуловой удалось обнаружить совершенно новые документы, свидетельствующие об участии казахов в движении Сопротивления. Они позволят вернуть из забвения имена людей, которые считались без вести пропавшими.

– Что вам уже было известно до ноября 2015 года?

– В 2009 году в Музее французского Сопротивления я нашла фотографию из газеты Defense de la France, на которой запечатлены обнажённые, измождённые голодом и длительным пребыванием в концлагерях азиатские мужчины. Подпись под фото была: "Русские военнопленные". Кто они? Как их зовут? Эти вопросы не давали покоя. Так начались первые поиски военнопленных казахов и туркестанцев во Франции. Тогда же в Институте восточных языков и цивилизаций (INALCO) в архиве Мустафы Шокая были обнаружены списки казахских, узбекских, кыргызских, таджикских военнопленных. Это тысячи фамилий! То были советские солдаты и офицеры, преимущественно выходцы из Центральной Азии, которые в октябре 1941 года уже оказались в немецких концентрационных лагерях. И скорее всего, до сих пор числятся в списках без вести пропавших. Отношение к ним в лагерях было ужасное: из-за того, что внешне и из-за физиологии (мусульмане, как и евреи, делают обрезание) их принимали за евреев, уничтожали десятками, а то и сотнями.


Списки. Фрагмент из архивов Мустафы Шокая

Фото из архивов Гульнары Мендикуловой
Списки. Фрагмент из архивов Мустафы Шокая

"Дикие носители большевистской заразы"

– Известный политэмигрант Мустафа Шокай, побывав в концентрационных лагерях, был поражён тем, как содержались советские военнопленные, – продолжает Гульнара Мендикулова. – В октябре 1941 года он пишет письмо своему соратнику по эмиграции Вали Каюмхану:

"Теперь уже общеизвестно, что жизнь наших военнопленных соотечественников очень ненормальна и тяжела. Всюду они жалуются на плохую пищу и отсутствие одежды – огромное большинство бродит в полуголом состоянии, на отсутствие жилья – до сих пор (октябрь) во многих местах люди проводят целые сутки под открытым небом, укрываясь на ночь в вырытых ими самими в земле "волчьих ямах". Самое страшное я видел в лагере Дембица. Здесь живут только кавказцы, туркестанцы и волго-уральские, то есть те, которых каждодневная "вохеншауная" ("Вохеншау" – немецкое еженедельное обозрение. – Авт.) агитация в кинотеатрах обзывает "дикими носителями большевистской заразы". Припомнил я об этом не зря. Первые же непосредственно разговоры с нашими раскрыли мне жуткие картины тамошней лагерной жизни. Расстрелы без конца. Из рассказов наших, а также военнопленных татар, кавказцев видно, что из 40 тысяч прибывших сюда человек осталось в живых около 25 тысяч, остальные погибли…"

– Что удалось обнаружить нового?

– Впервые обнаружены документы, карты и фотографии, свидетельствующие об участии бывших военнопленных туркестанцев в движении французского Сопротивления. Например, две фотографии 1944 года, на которых изображён момент прохождения Первого советского партизанского полка во время парада в честь освобождения Тулузы. На одном фото можно различить лица двух азиатов – кавказца и европейца – участников полка. Моя коллега по проекту, кандидат исторических наук Анар Габдулина отправилась в Норвегию, чтобы дополнить сведения, найденные мною в 2008 году. Это были списки казахов, которые оказались в лагерях военнопленных на территории Норвегии и попали туда, по нашей гипотезе, из Финляндии и Швеции. Возможно, в результате советско-финской войны. Либо попали в плен, воюя на северных фронтах.


Парад в Тулузе, 1945 год

Фото из архивов Гульнары Мендикуловой
Парад в Тулузе, 1945 год

– Как работалось в зарубежных архивах?

– Чтобы найти то, что нас интересует, приходилось перелопачивать горы документов и килограммы архивной пыли. Например, в муниципальном архиве Тулузы дела хранятся не лучшим образом. Они не систематизированы по годам, как мы привыкли, как это делается в наших архивах. Документы 1945 года могут находиться после документов 1950-х годов. Неплохой архив в Альби. В Норвегии многие дела оцифрованы, что значительно облегчает работу исследователей.

– Указывался ли в списках социальный статус и уровень образования выходцев из Туркестана?

– Безусловно. Если открыть списки из архива Мустафы Шокая, то это были люди со средним и зачастую высшим образованием. Среди них были учителя, инженеры, техники, повара, рабочие, трактористы, комбайнёры, счетоводы, крестьяне и др. Среди других представителей региона, например Узбекистана, много было дехкан, встречаются и другие профессии.

Под небом Франции

– Каким образом казахи попали во Францию?

– В 1943 году немцы испытывали трудности из-за побед советской армии на действующих фронтах. К тому же легионы, которые они сформировали из числа туркестанцев, отказывались воевать с советскими войсками. Поэтому решено было использовать их на оккупированных территориях против партизан либо в шахтах Франции. Там в лагерях, близ городов Кармо и Альби они и содержались. Но и тут, чувствуя приближение советских войск, военнопленные не сидели сложа руки. Один из участников французского Сопротивления Ахмет Бектаев, врач по образованию, в своей книге "Под небом Франции" рассказывал, что в лагере близ Кармо была создана подпольная организация коммунистов, которую возглавляли он и украинец Пётр Дьячук. Члены организации установили связи с французскими партизанами (макизарами). И 16 июня 1944 года (эта дата уточнена по архивным документам), убив охранников лагеря, к ним бежали 46 туркестанцев, среди которых были казахи, узбеки, киргизы, туркмены и другие.


Туркестанцы во Франции

Фото из архивов Гульнары Мендикуловой
Туркестанцы во Франции

В Национальном архиве в Париже обнаружена переписка, воспоминания, документы о создании Первого советского партизанского полка, в котором казахи воевали бок о бок с грузинами, украинцами, русскими и представителями других народов. Если бы не Ахмет Бектаев, написавший 29 марта 1968 года авторам воспоминаний письмо об участии казахов в отрядах макизар, обнаруженное во французском архиве, вряд ли мы бы смогли узнать об этом героическом прошлом наших соотечественников.

Мне удалось найти новые фамилии воевавших вместе с партизанами, такие как Исмаилов, Карамергенов, Мухамеджанов, Абдуллаев и многие другие.

Из воспоминаний Ахмета Бектаева мы также знали, что туркестанцы состояли в нескольких партизанских группах, в частности, в группе "Сталинград". Причём наших бойцов называли "монголами". И в архиве департамента Тарн, который находится в Альби, я обнаружила карту, на которой отдельно отмечены группы макизар, группа "Сталинград", в которой сражались казахи, и отдельно выделена партизанская группа "Монголы". Всё это требует дальнейшего подробного изучения.


Карта из архивов Французского Сопротивления

Карта из архивов французского Сопротивления

Также я нашла официальные документы, косвенно подтверждающие участие казахов в движении Сопротивления. Это целая переписка полицейского департамента по поводу одного неприятного инцидента, происшедшего в мае 1945 года. В одном их местных кафе произошла драка французов с "монголами". Участники потасовки попали в полицейский участок. Коменданту лагеря, где содержались 250 героев, освобождавших юг Франции, казаху Зунуму Жаманкулову пришлось писать объяснительную о том, что произошло. Суть конфликта заключалась в том, что спустя год после освобождения Франции местные жители забыли о том, что эти люди героически сражались за них с фашистами. После долгого разбирательства префект полиции признал неправоту местных жителей, благодаря чему советские участники инцидента не были наказаны.

Ода любви на войне…

– Не обошлось и без галантных историй, – признаётся Гульнара Мендикулова. – Мне посчастливилось найти автобиографию Галихана Сарсенова, советского военного специалиста из Кокпекты Семипалатинской области. Его отец, Биахмет Сарсенов, был видным деятелем партии "Алаш". Галихан учился в Тамбовской авиашколе истребителей. Сведения о нём обрываются с началом войны. А затем его следы находят... в Голландии! В 1945 году в городе Утрехте он женился на средней дочери бывшего короля Голландии, принцессе Иоке Мульдерса. Она родила ему сына – Херата. Но когда он должен был вернуться в Алма-Ату, взять жену и сына ему не разрешили. Двухлетний Херат с матерью остались в Голландии. Иока Мульдерса с сыном приезжала в СССР в 1959 году в сопровождении Генерального секретаря Хуанке, но Галихан Сарсенов не встречался с ними. Он уже был женат на другой женщине. К тому же ещё в 1948 году в Аягузе его предупредили сотрудники МГБ (Министерство государственной безопасности СССР. – Авт.) о тех последствиях, которые могут быть, если он попробует выехать в Голландию.

Другая история любви – Манаса Нугманова и француженки Алис Сегий, от которой на свет родилась девочка по имени Моник-Светлана – была описана доктором политических наук Бахыт Садыковой. История поисков повзрослевшей Моник своих казахских корней легла в основу французского документального фильма "Ради горсточки земли". В центре повествования – друзья, бывшие военнопленные, а затем участники Туркестанского легиона Манас Нугманов, Кадем Жуманиязов и Ахмет Бектаев. После переброски во Францию они ушли к французским партизанам и освобождали юг страны от фашистов. После войны все они вернулись на Родину, где их ждали лагеря, долгие годы неприятия и непонимания. Манас Нугманов был осуждён на 10 лет лагерей. Возвращаться в Казахстан он уже не стал – остался жить в России, неподалёку от мест, где отбывал наказание. О Кадеме Жуманиязове найдены новые сведения: оказалось, что он участвовал в гражданской войне в Испании. После участия в партизанском движении Франции работал в комиссии по сбору и отправке на родину советских военнопленных. Он, к слову, был одним из участников парада в Тулузе, который принимал де Голль. Вернулся домой в 1946 году, а через два года погиб при трагических обстоятельствах. Ахмет Бектаев прожил всю жизнь после войны в Шымкенте и умер в окружении любящей семьи, в глубокой уважаемой старости.

Ценные находки из семейных архивов

– После публикаций о находках 2009 года со мной стали связываться родственники наших солдат, сражавшихся за освобождение Франции, – профессор Гульнара Мендикулова показывает фотографию. – Это фото Ахмета Ергалиевича Субалова, который участвовал в движении французского Сопротивления на юге Франции. Её обнаружили в селе Берючки Камызякского района Астраханской области. Прислал мне её племянник Ахмета Субалова – Айвар Субалов. На обороте дата – 9 июля 1945 года. Это означает, что спустя год после военных действий по освобождению Тулузы, Кармо, Альби и других населённых пунктов на юге Франции бывшие военнопленные ещё оставались там! На обороте фото указаны три фамилии – Гусейнов, Субалов, Карабанев.

По рассказам Айвара Субалова, его дядя вернулся на Родину в 1946 году и вскоре умер. Всё тело его было в рубцах: в лагерях над пленными издевались, избивали шомполами, эти раны потом почти не заживали. К тому же у него были отбиты все внутренности. Но времена были трудные, и Ахмет Ергалиевич пошёл работать грузчиком в астраханский морской порт. В 1946 году он умер на рабочем месте. Сейчас его родственники живут в Астраханской области России, в Алматы и в Алматинской области.


На фото в центре – Ахмет Субалов, Альби, 9 июля 1945 года

Фото из архивов Гульнары Мендикуловой
На фото в центре – Ахмет Субалов, Альби, 9 июля 1945 года

Из Павлодара прислали фото удостоверения Первого советского партизанского полка №18, выданное Шашубаю Бейсембину, сержанту советского гарнизона во французском городе Альби. Прислал мне этот снимок его сын – Мурат Бейсембин. Уникальность раритета в том, что это официальный документ, подтверждающий, что казахстанцы были одними из первых при формировании этого полка и активно участвовали в боях за освобождение Франции.


Удостоверение участника Французского сопротивления Шашубая Бейсембина

Фото из архивов Гульнары Мендикуловой
Удостоверение участника Французского сопротивления Шашубая Бейсембина

Вместо послесловия

– Многие казахстанцы до сих пор ищут своих родных, пропавших без вести в самые первые дни войны и после, – говорит Гульнара Мендикулова. – И если эта информация прольёт хоть какой-то свет на их судьбу – значит, работа была проделана не зря. Все найденные мною и моими коллегами документы будут опубликованы в ближайшее время отдельным сборником документов. Я также призываю всех, кто имеет интересные документы или информацию о своих родных и близких, участвовавших в этой страшной войне, присылать свои материалы мне на электронный адрес gmendikul@hotmail.com либо публиковать на специально созданной мною страничке в Facebook. А наша работа продолжится. Документы, которые нам нужны, хранятся в национальных и муниципальных архивах Франции, Бельгии, Германии, Норвегии, Голландии, Италии, Швеции и Великобритании.

Пользуясь случаем, хотелось бы выразить огромную благодарность Берлину Кенжетаевичу Иришеву, Меруерт и Жерару Бретон, сотрудникам всех архивов и музеев, где я изыскивала документы о казахах. Только благодаря их помощи в такой короткий срок были найдены столь важные для нас всех документы.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter