Как и все дети военного фельдшера Василия Михайловича Фрунзе (молдаванина, скончавшегося и похороненного в Мерке в 1897 году), после смерти отца он (уроженец Пишпека-Бишкека, который в советские времена неслучайно носил его имя) жил вместе с матерью Маврой Ефимовной в Верном. Как и все дети – брат и три сестры – поступил в местную гимназию. Где (как и все) благополучно доучился до конца.



Про Фрунзе-гимназиста есть что вспомнить. По окончании 6 класса он с четырьмя товарищами (Поярковым, Ивановым, Ароновичем и Новаком) и одним вьючным ослом совершил длительную экскурсию по родному краю. Экскурсирующие приятели проехали около 3000 вёрст: через 10 тянь-шаньских перевалов, от Верного, через Иссык-Куль, Центральный Тянь-Шань, Нарын – до Ферганы и обратно. Насобирали по дороге коллекцию в 3000 насекомых и 1200 гербарных листов. Собранный гербарий был отправлен в Петербург – самому Семёнову-Тян-Шанскому. И, что любопытно, знаменитый исследователь Тянь-Шаня и один из верховных сановников Империи нашёл время и отписал верненским гимназистам, пожелав им удачи на выбранном поприще.

Для любого нормального школяра в нормальное время такое путешествие было бы достойным стимулом для того, чтобы посвятить жизнь науке.



"Вот где охота-то! Дичи гибель! Видал много волков, кабанов и всяких козлов. Вообще, я очень доволен тем, как провёл каникулы".

Эти строчки написаны Михаилом Фрунзе в 1903 году. Однако, блестяще закончив Верненскую гимназию (с золотой медалью!) на грант, учреждённый специально для него пишпекскими богатеями, Михаил Фрунзе пошёл не в науку (как его однокашник Эраст Поярков), а в революцию. Со всем вытекающим: митингами, стачками, смертными приговорами (его приговаривали дважды), ссылками, братоубийством, партийными трибунами, подковёрной борьбой и невнятной смертью на пике славы.

Действительно, когда Фрунзе 31 октября 1925 года подозрительно нелепо закончил свою бурную жизнь на операционном столе лучшей московской клиники во время пустячной операции, это вызвало много вопросов и сомнений. Ведь скончался уже не верненский гимназист, а один из наиболее авторитетных иерархов страны – единоличный руководитель всей Красной Армии. В смерти 40-летнего Фрунзе подозревали и вечного злодея Сталина, и одиозного Троцкого, смещённого незадолго до того со всех тех постов, которые занял самый талантливый, быть может, военачальник страны Советов. Но как оно было на самом деле, мы уже вряд ли узнаем.



Полководческий взлёт Фрунзе не был случайным. Хотя и никаких предпосылок у него, сугубо гражданского лица, к тому не было. После окончания Верненской гимназии он в 1904 году недолго поучился в петербургском Политехе, но вскоре вступил в РСДРП. Однако выдвинувшийся на фронтах Гражданской Фрунзе стал не только одним из самых ярких военачальников Красной Армии, но и провёл в 1924-1925 годах успешную военную реформу. Причём, в отличие от многих других, он настолько глубоко погружался в военную науку, что оставил после себя несколько ярких теоретических трудов. О том, что он не был выслужившимся солдафоном, свидетельствует и то, что именно Фрунзе ездил в Турцию и налаживал контакты с Ататюрком.



Интересно, что значительная часть успехов Фрунзе-полководца была связана с родными местами. В бурные годы Гражданской войны, в 1919-1920 годах сначала в Приуралье, а потом в Туркестане он верховодил не только фронтами, но и сходу создаваемыми властными структурами. Им, кстати, была разработана и проведена Актюбинская операция, позволившая по существу большевикам удержать в своих братских объятиях огромную территорию Туркестанского края и Южного Казахстана.

Являясь председателем РВС СССР и наркомом по военным и морским делам, любимый в войсках, Фрунзе действительно становился всё более значительной фигурой во власти. И опасным соседом. Что, возможно, действительно предопределило его преждевременную кончину. Впрочем, кто тогда не был опасен для рядом стоящего товарища? Однако и время для беспредельных репрессий ещё не наступило.



Вообще-то, по воспоминаниям современников, пережив юношеско-максималистский период террористической борьбы (его дважды приговаривали к высшей мере не просто так), Фрунзе остепенился, стал гуманистом (в той мере, в какой это тогда было возможно) и даже якобы имел трения с Лениным, жаждавшим большей крови. Во время ликвидации Верненского мятежа 1920 года Фрунзе посылал из Ташкента ликвидаторам циркуляр следующего содержания:

"Ещё раз подтверждаю необходимость восстановления порядка, причём в случае исполнения приказа и приступления к работе – не будет никакого преследования…"

Телеграмма заканчивалась любопытной фразой:

"В ближайшее время я как командующий фронтом и сам верный сын Семиречья выеду в Верный".

Если бы Фрунзе дожил до Отечественной войны, то, вполне возможно, на её фронтах он стал бы героем совсем другого плана. Из тех, памятники которым по-прежнему святы в Казахстане. Ведь никто не вспоминает, что генерал Панфилов когда-то воевал на других фронтах в рядах чапаевцев. Но молодой, полный сил и энергии военачальник навсегда замолчал в 1925 году, упокоившись в некрополе у Кремлёвской стены. На взлёте своей славы.



…Несмотря на то что в одном месте каменный Фрунзе освободил своё место перед старым верненским зданием Сиротского приюта, в другом месте, на аллее советских деятелей, позади старого Дома правительства, остался. Надолго ли?..

На архивных снимках – жизнь Михаила Васильевича Фрунзе. По этапам.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter