Капельницы, катетеры, трансфузии, химио- и лучевая терапия,  –  дети живут с этим месяцами, иногда совершенно забывая, что такое нормальная, не больничная обстановка. Один малыш, оказавшийся среди родных в перерыве между курсами лечения, к вечеру устал от впечатлений и стал просить: "Мама, пошли домой". То есть в больницу. Там, конечно, делают больно, но можно спрятаться под одеяло, затаиться, как воробышек в траве, и до следующей пытки лечением чувствовать себя защищённым. Говорят, при таком образе жизни 10-летний ребёнок начинает вести себя как шестилетний. Живя от боли до боли, он теряет интерес ко всему, что вне этого круга, и перестаёт развиваться.   

"Поэтому так важна психосоциальная помощь, - говорит психолог-консультант Казахского НИИ онкологии и радиологии Ильмира Хусаинова. – Ребёнок в любой обстановке остаётся ребёнком. Если его чуть-чуть заинтересовать, он будет и рисовать, и лепить, и работать с песком. Это поможет выплеснуть боль, страх, обиду, агрессию – тот негатив, который не идёт на пользу даже взрослому и здоровому организму. Родителям мы так и говорим: увидели, что ребёнок обеспокоен, замкнут - просто присядьте с ним и порисуйте. А потом обязательно обсудите то, что получилось. Если правильно разговаривать с детьми, они всё расскажут: почему цвет такой, а не другой, почему дождь, а не солнце, почему дом большой, а человечек маленький. Самое важное для них - чувствовать интерес к себе и своим проблемам. Можно рисовать вдвоём: ребёнок начинает, мама заканчивает. Наверное, трудно поверить, но это даёт очень хороший эффект. Мы внедрили опросник для врачей и родителей, который наглядно показывает, как меняется эмоциональное и физическое состояние ребёнка после таких занятий. Улучшается самочувствие, переносимость химиотерапии, снижаются болевые ощущения. Это очень много значит, и, к счастью, у нас в институте это понимают».

Сеансы арт-терапии для детей проводятся дважды в неделю. Это не развлечение, а врачевание души, которое способствует выздоровлению от тяжёлой болезни.

«Детские работы можно читать, как книгу, - говорит Ильмира Хусаинова. - Например, ребёнок рисует человечка с большими глазами и крошечным ртом. Как правило, диспропорции не случайны: маленький художник не может высказаться. Возможно, на него кто-то давит. Обсуждение позволяет узнать, кто и почему".

"Часто дети изображают дупло на дереве и зверушек, готовых в него спрятаться. Это может означать потребность в защите, и мы стараемся её дать».

Любые моменты из здоровой жизни важны для больных детей, считает психолог. Поэтому в детском отделении института онкологии принято праздновать дни рождения пациентов. Герой дня сам заказывает себе подарок.

«Почти все девочки хотят куклу Барби или Барби-домик. Один именинник заказал синтезатор. Другой, выздоравливающий мальчик, - спортивный велосипед. Всё это недёшево стоит, но дети получили подарки благодаря неравнодушным людям, которые откликаются на наши посты в соцсетях. Они находят, покупают и приносят то, что нам нужно. Многие даже не называют при этом своих имён. Иногда кто-нибудь берёт шефство над понравившимся ребёнком», - рассказывает психолог.

А мы мотаем на ус, правда? Желающих делать добро на самом деле немало и в нашей стране. Вот идеальная возможность для таких людей. Помочь ребёнку выздороветь или украсить его последние дни – что может быть благородней? Есть в арсенале психологов КазНИИОиР проект "Исполнение желаний".


Арттерапия помогает выплеснуть боль, страх, обиду, агрессию

Фото КазНИИОиР
Арт-терапия помогает выплеснуть боль, страх, обиду, агрессию

Одна девочка (конечно, в платочке после «химии») мечтала о фотосессии. Ей принесли парик, сделали макияж, и перед фотографом она предстала очень красивой. К сожалению, ей не удалось справиться с болезнью, но она успела осуществить свою мечту. Пусть таких детей будет больше. Пусть они все узнают счастье от исполнения желаний, если для этого так мало нужно. Всего лишь наше участие.

Чего нельзя в отделении, так это смотреть на маленьких пациентов как на смертельно больных. Почувствовав жалость к себе, они отстраняются. Отношение окружающих должно укреплять и поддерживать их веру в выздоровление, а не усиливать страх. "Мы обнимаем их, целуем, но не вздыхаем и не позволяем себе плакать, как бы это ни было трудно", - признаётся Ильмира.

Можно поддерживать и мам этих детей, измученных чувством вины и часто одиноких в своём горе.

Только у 20% из них есть мужья. От остальных мужчины сбежали, не выдержав напряжения из-за болезни сына или дочери.

На 8 Марта при поддержке компании Мary Кay в институте устроили для родительниц день красоты с маникюром, макияжем, причёсками. На Наурыз учили делать цветы и сумки из войлока. Конечно, это помогает не всегда.

"Мама, у которой ребёнок находится в терминальной стадии, близка к истерике. Ей кажется, что никто не может её понять. Я столько раз слышала: "Вы же не знаете, что значит терять ребёнка!". Молча обнимаю этих женщин. Они плачут, могут даже ударить. Ничего страшного. Горе и агрессия должны выплеснуться", - говорит Ильмира.  

Это её "линия фронта". Благотворителям необязательно с головой окунаться в атмосферу страданий. Достаточно знать о них и спешить действовать..        

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter