Войну коррупции в Казахстане официально объявили в 1998 году. Спустя 18 лет после принятия первого антикоррупционного закона борьба со взяточничеством и мздоимством практически не принесла зримых результатов. Во всяком случае, об этом свидетельствуют данные международного индекса восприятия коррупции Transparency International: в 2015 году в рейтинге стран по восприятию коррупции Казахстан оказался на 123-м месте среди 167 государств. Хотя, например, в 2000 году были на 65-м.

Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), полноправным членом которой планирует стать наша страна, разработала для Казахстана ряд конкретных рекомендаций, чтобы мы могли улучшить свои позиции в международном рейтинге. В их числе было принятие Закона "О доступе к информации". Информация в данном случае – это в первую очередь данные о работе государственных органов. Мировая практика такова, что если деятельность чиновников максимально открыта и прозрачна, то и брать взятки им несподручно.

"В госорганах формируются огромные массивы разной информации: о своей деятельности и расходовании бюджетных средств, о решениях, которые там принимаются, персональная информация, личная, служебная, – в разной форме. Госорганы работают за счёт налогоплательщиков, поэтому вся масса этой информации должна быть в открытом доступе. Смысл этого закона не в том, чтобы они предоставляли информацию по запросу – это самый последний вариант. Госорганы должны, не дожидаясь запросов, как можно шире распространять информацию о своей деятельности", – отметила в своём выступлении юрист Internews Kazakhstan Ольга Диденко на мастер-классе "Новые возможности получения информации для журналистов", который прошёл в Астане.


Мастер-класс: "Новые возможности получения информации для журналистов"

Мастер-класс: "Новые возможности получения информации для журналистов" / Фото informburo.kz

К рекомендации ОЭСР в Казахстане прислушались – Закон "О доступе к информации" приняли в конце 2015 года. По мнению юриста, документ, пусть и не идеально, но заработал. Во всяком случае, центральные госорганы, такие как Правительство и Парламент, наладили онлайн-трансляцию своих заседаний, а в скором времени по такому же принципу должны заработать и областные акиматы. Помимо этого, создан портал "Открытое правительство для граждан", где можно также запросить интересующую информацию у руководителей госорганов через блог-платформы.

Впрочем, давая одной рукой, как выяснилось, другой – государство пытается отнять. Министерство информации и коммуникаций подготовило поправки, которые планируется внести в законы "О средствах массовой информации" и "О рекламе". Одна из инициатив, по сути, обязывает журналистов просить разрешения у коррупционеров или преступников на публикацию материалов о них. Речь, преимущественно, о фактах правонарушений, которые стали известны в ходе журналистских расследований.

"Министерство информации и коммуникации собирается ввести такую обязанность для журналистов: брать собственноручное разрешение у источника информации на распространение данных о себе, то есть, буквально персональных данных – имени, фамилии, отчества", – рассказала юрист.

Что думают по поводу такой инициативы в департаменте антикоррупционной политики, поинтересовались журналисты у директора этого госоргана Салауата Муксимова, который также был приглашён на мастер-класс, и в своём выступлении неоднократно заявлял об особой роли СМИ не только в борьбе с коррупцией, но и её профилактике при формировании неприятия коррупции обществом. Г-н Муксимов комментировать предлагаемую поправку не стал, сославшись на то, что не может судить о её актуальности.

Затруднился антикоррупционщик и назвать 5 из 19 рекомендаций ОЭСР, с выполнением которых у Казахстана возникли трудности. На конкретную просьбу журналистов перечислить их выступающий упомянул только об одной.

– Мы исполнили на сегодняшний день практически все, осталось 5 рекомендаций", – проинформировал директор департамента антикоррупционной политики.

– Какие не исполнили? Назовите, - попросили журналисты.

– Это в большей степени связано с рядом таких моментов, например, как введение уголовной ответственности для юридических лиц и ряд других вопросов, – ответил Салауат Муксимов.

Введение уголовной ответственности для юридических лиц, по словам главы антикоррупционного департамента, в Казахстане нецелесообразно, так как в итоге следствие всё равно выходит на физическое лицо – руководителя организации, который совершил правонарушение, и наказание несёт именно он, а не возглавляемая им контора.

Однако если обратиться к промежуточному докладу "Стамбульского плана действий по борьбе с коррупцией", то видно, что пунктов, по которым у Казахстана не наблюдается прогресса, не 5, а 12. Среди них, в том числе, рекомендация – обеспечить ответственность всех без исключения лиц, наделённых государственными полномочиями, также установив чёткий запрет на финансирование политических партий со стороны компаний с участием государства.

Неисполнение некоторых рекомендаций, по словам представителя аникоррупционного департамента, связано с тем, что они не вписываются в национальное законодательство, как в случае с уголовной ответственностью для юридических лиц. Что же касается остальных, то с их неисполнением в ответственном госоргане готовы поспорить.

– Мы, когда защищаем мониторинг исполнения, говорим: нет, мы на самом деле вашу рекомендацию исполнили, так что мы обсуждаем, дискутируем по крайней мере, – пояснил Салауат Муксимов.

"Следуя вашей логике, если мы поговорили о коррупции – значит, мы её победили", – раздалась реплика из зала.

В разговоре о коррупции с журналистами директор департамента отметил, что победить её сложно ещё и потому, что общество равнодушно и ничего предосудительного не видит, когда вокруг дают и берут взятки. А воспитывать нетерпимость к коррупции должны СМИ. Козырем в его рукаве стало напоминание о пожизненном отлучении чиновника-взяточника от государственной службы.

"Я хочу сказать, что Казахстан сделал беспрецедентный шаг вопреки принципам гуманизма: в наказание именно за коррупцию чиновник никогда в своей жизни не восстановит репутацию, ему никогда это не прощается, потому что в Законе "О госслужбе" мы предусмотрели санкцию", – заявил выступающий.


Салауат Муксимов - директор департаменте антикоррупционной политики

Салауат Муксимов, директор департамента антикоррупционной политики / Фото informburo.kz

Но журналисты и здесь возразили, напомнив, что бывшие высокопоставленные чиновники, выйдя на свободу после отсидки за коррупционные преступления, зачастую чувствуют себя весьма комфортно, например, в бизнесе. А некоторые из них и вовсе отделываются условными сроками, как, например, экс-аким Павлодарской области Ерлан Арын.

Борьба с коррупцией, начиная с 2015 года, ведётся по новой разработанной стратегии. Этот проект рассчитан на 10 лет. Судя по прогнозам уполномоченных органов, зримых результатов придётся ждать до 2025 года. er


Карта восприятия коррупции

Карта восприятия коррупции

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter