В 2017 году скейтбординг признали олимпийским видом спорта. В 2020-м на Олимпийских играх в Токио впервые разыграют комплект медалей в скейтбординге. Но вряд ли медаль получит скейтбордист из Казахстана. Для этого, к сожалению, нет предпосылок: даже в крупнейших городах – Алматы и Астане – всего по одному маленькому скейтпарку, а тренируясь в городе, скейтбордисты рискуют не только поссориться с горожанами, но и нарушить закон. Наши герои Рустам Аюпов и Антон Повеквечнов – энтузиасты, которые обучают скейтбордингу детей, организовывают соревнования и создают федерацию, чтобы привлечь внимание властей и дать возможность спортсменам развиваться и представлять Казахстан на международном уровне.

В июле 2018-го под эгидой Red Bull в городах Алматы и Астана были организованы соревнования среди скейтбордистов – Red Bull Local Hero. В Казахстан приехал всемирно известный российский скейтбордист Максим Круглов. Он судил соревнования и катался с казахстанскими скейтбордистами по улицам Алматы и Астаны. Мы поговорили Максимом Кругловым и местными райдерами, чтобы углубиться в мир этого недооценённого в нашей стране, сложного и зрелищного вида спорта.


Максим Круглов (второй справа) с участниками Red Bull Local Hero в Алматы

Максим Круглов (второй справа) с участниками Red Bull Local Hero в Алматы / Виктор Магдеев для Red Bull Content Pool


Максим Круглов с победителями Red Bull Local Hero в Алматы

Максим Круглов с победителями Red Bull Local Hero в Алматы / Виктор Магдеев для Red Bull Content Pool

Максим Круглов, 29 лет, Россия

Я родился и вырос в маленьком городке Чудово. Занимаюсь скейтбордингом уже 15 лет и стараюсь нести его в массы, путешествуя по миру, заряжая детей, показывая им, что всё возможно.

Скейтбординг – это самый сложный экстремальный вид спорта с технической точки зрения. Ты доску никак не контролируешь, она к твоим ногам никак не крепится – работа строится на знаниях законов физики и мышечной памяти, которая вырабатывается годами.

В Казахстане я уже в четвёртый раз, впервые приехал на "Snikers Урбанию" в 2011-м. Это был большой городской праздник, теперь этого мероприятия нет. Люди готовились к соревнованиям каждый год. Мероприятия любителей мотивируют и вдохновляют – чем их больше, тем лучше. Теперь же складывается впечатление, что ничего не происходит.

За семь лет я всё-таки заметил какое-то развитие в Казахстане, но мне кажется, оно могло бы быть интенсивнее. Нужен бетонный скейт-парк. Тот, что построили в Парке Горького, напоминает детские скейт-парки, которые люди строят на заднем дворе.

Бетонный скейт-парк работает как магнит, который помогает управлять молодёжью. Это эпицентр, собирающий все слои молодёжи. Туда приходят не только на скейте покататься, а потусоваться, пообщаться. Это центр для мероприятий и взаимоотношений с брендами.

В Чудово, где я родился и вырос, тоже не было скейт-парка. Я выпросил у мамы доску на день рождения. И когда получил её, катался с утра до вечера, строил препятствия с друзьями, трамплины, лавки для скольжения, фанбокс с пирамидой. А потом дяденька, который жил поблизости, проехался по нашим сооружениям на машине и всё сломал.


Максим Круглов судит соревнования Red Bull Local Hero в Алматы

Максим Круглов судит соревнования Red Bull Local Hero в Алматы / Виктор Магдеев для Red Bull Content Pool


В России, как и в Казахстане, почти нет возможностей зарабатывать на скейтбординге. Я катаюсь за коммерческий бренд. Меня заметили, потому что я выигрывал соревнования, участвовал везде, где только можно было, а на контракт и не рассчитывал. Сначала мне давали только одежду и обувь, потом деньги на путешествия и только в последние пять лет – серьёзный международный контракт.

Ещё можно выигрывать на соревнованиях с призовыми фондами. Самый большой куш я выиграл на World Cup в Токио: 10 тысяч долларов за один день соревнований. Есть и другие инструменты: реклама, съёмки видео, Instagram. Я знаю людей, которые живут за счёт социальных сетей и неплохо себя чувствуют.

Рустам Аюпов, 25 лет

Мы – второе поколение алматинских скейтеров. Все началось году в 2003-м, если мне не изменяет память. К нам приехали прорайдеры из России, провели соревнование. Так началась движуха. Скейтшопов в то время не было, соответственно, не было и досок. Все приобретали доски б/у. Не было и специальной обуви, все катались в чём могли. Всё оставалось на уровне дурачества, без прогресса: люди взрослели и забивали на скейт.


Рустам Аюпов на Red Bull Local Hero

Рустам Аюпов на Red Bull Local Hero / Виктор Магдеев для Red Bull Content Pool

"Кроссовки ты убиваешь примерно за 1,5-2 месяца. Одна пара стоит от 23 тысяч тенге"

Теперь скейт-культура в Алматы развивается неплохими темпами: нас более трёхсот скейтеров в городе. Но активных и деятельных, постоянно катающихся, снимающих видео, организовывающих мероприятия и развивающих скейтбординг можно пересчитать по пальцам. Радует, что появляются магазины, которые продают кроссовки, доски, запчасти. В этом году на рынок зашел казахстанский бренд, который производит скейтборды. Сами доски делают в Китае, а графику, модели, размеры и формы прорабатывают здесь. Спрос появился из-за роста курса доллара по отношению к тенге: американские доски обходятся очень дорого. Скейтбординг – недешёвый спорт, как может показаться тем, кто собирается им заняться. Кроссовки ты убиваешь примерно за 1,5-2 месяца. Одна пара стоит от 23 тысяч тенге. Не каждый может себе позволить менять кроссовки раз в два месяца. При старом курсе доллара доска стоила 10 тысяч, а теперь – минимум 20. Зашедшие с местным брендом ребята очень помогли, удешевили насколько смогли, так что теперь доски намного доступнее. Локальные скейтеры стараются поддерживать местный бренд.

Сам я начал кататься в 13 лет. Однажды я увидел во дворе парня, который делал крутые трюки. Он меня вдохновил. Я попросил попробовать и загорелся. На следующий же день попросил у родителей доску, они мне её купили (обычную, китайскую). С того дня прошло 13 лет, а я не переставал кататься: прогуливал школу, универ; работу, правда, не прогуливаю. Я занимался и боксом, и футболом, последний люблю и играю каждую неделю, но зацепил меня скейтбординг. С возрастом я проникся его фишками и плюсами: если сравнить с коньками или футболом, то там ты всегда ограничен пространством. Есть поле или каток, в пределах которого ты тренируешься. А скейтбординг не ограничивает: тренировочная база – весь город. Едешь вниз по Ленина, видишь ступеньки – пытаешься что-то на них сделать.


Рустам Аюпов на Red Bull Local Hero

Рустам Аюпов на Red Bull Local Hero / Виктор Магдеев для Red Bull Content Pool

Cкейтеры иначе видят архитектуру. Обычный человек видит в скамейке скамейку, на которую можно присесть, а мы, визуализируя, видим готовый трюк; кто-то видит пандус, а для нас это вылет через перила. Я с работы езжу домой на скейте – это намного удобнее, чем стоять в пробках, полезнее и приносит позитивные эмоции. Единственный минус Алматы – отсутствие соответствующих скейт-парков. Есть один в Парке Горького на велотреке, но это не такой скейт-парк, который мы хотели видеть. Парк строила профессиональная компания из России, мы видели планы и ожидали большего, но парк не оправдал надежд. В Усть-Каменогорске или в Рудном скейт-парк намного круче, чем у нас, при том, что там два-три скейтера на город, а нас три сотни. Поэтому мы катаемся на улицах и благодарны ландшафту и местам, с которых нас часто гоняют.

"...куда бы мы ни приехали – это постоянные разбирательства то с охранниками, то с бабушками".

Нас не очень любят, особенно взрослое поколение. Я, конечно, понимаю их позицию: бывает, мы что-то ломаем. Но у меня на этот счёт своё мнение: город строится для людей. Ты, пешеход, поднимаешься по ступенькам вверх, а я с этих ступенек могу прыгнуть. Ты видишь в фонтане фонтан, а я вижу в нём классную грань для катания. Это всё построено для всех граждан Казахстана, которые платят налоги. Я считаю, что имею право кататься на улице, потому что каждый месяц с зарплаты плачу налоги.

Поломки по нашей вине случаются редко, чаще – небольшие почернения, но лично я за 13 лет не сломал ни единой плитки. А люди постоянно негативят, куда бы мы ни приехали: это постоянные разбирательства то с охранниками, то с бабушками.

Приходится адаптироваться. Если место, где можно покататься, прилегает к какому-то офисному зданию, мы ждём, пока все разойдутся, и катаемся после семи. Где-то катаемся ночью, где-то – рано утром. Есть богом забытые места, где тебя совсем не трогают: например, на Большой Алматинке. Многие собираются у "Ритц-Паласа" и на Новой площади. Но чаще всего мы стараемся не привязываться к месту, потому что скейтбординг – это творчество, каждый скейтер видит каждое место по-разному.


Виктор Магдеев для Red Bull Content Pool

Уровень скейтбординга в Казахстане если не сказать "никакой", то уж точно в самом начале развития. В соседней России скейтбординг – официально признанный вид спорта. И скейт-парки строятся чуть ли не в каждом дворе. Есть крупные компании, которые строят скейт-парки на государственные и спонсорские деньги.

Русские ребята вовсю тягаются с американцами и европейцами.

В Казахстане для развития скейтбординга в первую очередь нужно построить парки. Скейт-парк для скейтера – как зал для боксёра: он тренируется, потом выходит на ринг. Мы тренируемся в скейт-парке, затем выходим на улицы и повторяем трюки. Там ты можешь отточить мастерство, чтобы потом, прыгая на большие перила, чувствовать уверенность. Сделал в парке – сможешь и "в поле", соответственно, и травм будет меньше.

В Казахстане можно монетизировать скейтбординг: например, через создание собственного бренда. У меня в планах – открыть школу для скейтеров. Я уже давал уроки, когда учился в университете. Но часто всё упирается в общее развитие: если оно будет на должном уровне, будет и монетизация. В России, например, прорайдеры получают деньги от спонсоров, то есть реальную зарплату за катание на скейте.


Виктор Магдеев для Red Bull Content Pool

У нас есть большая мечта – поднять скейтбординг в Казахстане, над которой мы сейчас работаем, катаясь за местный бренд, снимая видео, проводя соревнования, показывая фильмы, собирая вечеринки, поддерживая ребят. Особенно ребят из регионов: как я уже говорил, скейтбординг – недешёвый спорт, и если человек пишет: "Привет, у меня нет доски/кроссовок, можете дать?" – без проблем, высылаем бесплатно. Не новые, конечно, но пригодные.

Я участвую в соревнованиях с 15 лет. Много выигрывал. На Red Bull Local Hero, куда и приезжает Максим Круглов, в 2012 году я занял первое место. Теперь я больше занимаюсь организацией соревнований, потому что нужно стимулировать новичков, чтобы они чувствовали поддержку, знали, что могут выиграть.

"Я против превращения скейтбординга в суперкоммерческий вид спорта"

Скейтбординг для меня не столько хобби, сколько стиль жизни. Если бы не он, я бы, наверное, семечки во дворе щёлкал. Он вдохновил меня на многие вещи, благодаря скейтбордингу я сейчас работаю там, где работаю, слушаю ту музыку, которую слушаю, вижу мир иначе, одеваюсь иначе. Не скажу, что скейтбординг – субкультура в привычном смысле, как эмо и готы, но и только лишь спортом я его не считаю. На этот счёт в мире ведутся большие споры, потому что он был включен в список олимпийских видов спорта, и кто-то за, а кто-то против. Лично я против появления формы, тренеров, против превращения скейтбординга в суперкоммерческий вид спорта, против лишения его романтики и свободы некими правилами и допинг-контролем.


Антон Повеквечнов и Максим Круглов судят соревнования Red Bull Local Hero в Астане

Антон Повеквечнов и Максим Круглов судят соревнования Red Bull Local Hero в Астане / Виктор Магдеев для Red Bull Content Pool

Антон Повеквечнов, 32 года

Скейтбординг привлёк меня лет с 12: я увидел скейт и закричал родителям, что хочу эту штуку с колёсиками. Долгое время катался на "советском" скейте: прямая доска, большие колёса – они не предназначались для трюков, только для катания, это было в середин 90-х. Те скейты были быстрые и манёвренные, но делать на них какие-либо пируэты и финты было невозможно. Позже, по приезде в Астану, я увидел в магазине скейт с загнутыми концами. Я его тут же купил и стал пытаться делать трюки, прыгать – всё смотрел в интернете.

Тогда доступного интернета не было – только в президентской библиотеке можно было раз в неделю час посидеть в сети. Там по видео, фотографиям и скудным обучалкам я учился делать трюки.

"Наша федерация признана международной федерацией World Skate"

В Астане скейтеров не так много, и их периодически становится то больше, то меньше, но сейчас мы наблюдаем тенденцию роста увлекающихся. Я основатель и президент республиканского общественного объединения Казахстанская федерация скейтбординга. В неё входят представители девяти городов: Астаны, Алматы, Караганды, Усть-Каменогорска, Павлодара, Костаная, Атырау, Актау и Шымкента. Наша федерация признана международной федерацией World Skate. Мы в процессе подачи документов для аккредитации в Национальном олимпийском комитете. Ведётся активная работа по признанию скейтбординга профессиональным видом спорта, чтобы получать господдержку. Мы ожидаем, что к 2019 году будет сформирована казахстанская олимпийская сборная скейтбордистов.

Быть скейтбордистом, особенно с нынешним курсом доллара, становится всё накладнее. Поэтому скейтеры уходят зарабатывать на жизнь, но, понятное дело, не катанием. Я нашёл способ поддерживать форму и одновременно зарабатывать деньги, открыв школу скейтбординга: проводил занятия для детей.

Тренерство как вид заработка подходит для скейтеров, которые любят работать с детьми. Я встречал ребят, которые делают уникальные трюки, но объяснить, как сделать такой же трюк, не могут. Чтобы скейтеры могли заниматься только скейтбордингом, а не поиском альтернативного заработка, мы и организовали федерацию.


Соревнования Red Bull Local Hero в Астане

Соревнования Red Bull Local Hero в Астане / Виктор Магдеев для Red Bull Content Pool


Соревнования Red Bull Local Hero в Астане

Соревнования Red Bull Local Hero в Астане / Виктор Магдеев для Red Bull Content Pool

Когда у нас будет официальный статус, нас будет поддерживать Олимпийский комитет и скейтеры будут получать зарплату и уделять катанию больше времени. Кроме зарплаты они будут получать необходимое оборудование – доски, кроссовки, и выезжать на международные соревнования – всё как в спорте.

Сам я теперь чаще организовываю соревнования, чем участвую в них. Мы стараемся проводить соревнования не только в Астане. На ближайшем соревновании в сотрудничестве с Red Bull мы отберём лучшего астанинского скейтера. В сентябре 2018-го будет финал, где он поборется с победителями чемпионатов из других городов. Для развития важно кататься не только со своими, но и видеть больше новых трюков, учиться у приезжих новому, заряжаться энергией. Недавно в Усть-Каменогорске при поддержке Американского консульства прошёл чемпионат по скейтбордингу, куда приехали профессиональные американские скейтбордисты Джимми Као и Джимми Палмер.

"За зиму всё наработанное забывается, и каждое лето приходится вспоминать и тренировать базовые трюки"

В уровне американских скейтбордистов и наших значительная разница. Дело не только в сложных трюках, которые они делают, но и в стабильности, потому что скейтбординг – технически сложный вид спорта, на отработку трюков уходит много времени. А у нас это ещё и сезонный вид спорта ввиду отсутствия крытых скейт-парков – уровень растёт очень медленно. За зиму всё наработанное забывается, и каждое лето приходится вспоминать и нарабатывать базовые трюки, а развиваться получается только ближе к концу сезона, и это всё тоже забывается за зиму. В этом проблема и отличие от скейтбордистов, которые имеют возможность тренироваться круглый год.


Соревнования Red Bull Local Hero в Астане

Соревнования Red Bull Local Hero в Астане / Виктор Магдеев для Red Bull Content Pool

Астана – разнообразный в плане ландшафта город и, возможно, самый спотовый из всех городов Казахстана, потому что разная архитектура, много памятников, много мрамора, удобных для катания плиток. Самый давний и полюбившийся всем спот – это три-четыре ступеньки, которые находятся между Керуеном и Байтереком. Но в связи с реконструкцией Водно-Зелёного бульвара и заменой плитки это место несколько потеряло уникальность, потому что плитка, которую положили, не совсем удобна для катания, немного шероховата, на ней сложнее делать трюки.

Для развития скейтбординга как профессионального олимпийского вида спорта необходимы специально оборудованные скейт-парки, которых в Астане очень мало. Есть один в парке "Арай". Он маленький, поэтому в нём часто бывает столпотворение. Когда туда приезжают ещё и BMX-еры на велосипедах, скейтеры ретируются, потому что кататься становится опасно.

Остальные скейт-парки ещё меньше – это в основном дворовые скейт-парки в элитных ЖК, но они недоступны для обычных скейтеров, нас туда просто не пускают.

"Федерацию мы организовали, чтобы государство всё-таки обратило на нас внимание"

Скейт-парки дают большой толчок развитию спорта, но важно, чтобы они были оборудованы специальными фигурами. В нашем единственном скейт-парке таких фигур недостаточно, поэтому отрабатывать на нём можно ограниченное количество элементов. А катание в городе небезопасно и попадает под статью "вандализм". Скейтеры стараются этого избегать, потому что от катания действительно портятся грани, скамейки. Собственно, федерацию мы организовали, чтобы государство всё-таки обратило на нас внимание и занялось постройкой специальных зон для катания.


Антон Повеквечнов в Астане

Антон Повеквечнов в Астане / Виктор Магдеев для Red Bull Content Pool


Антон Повеквечнов в Астане

Антон Повеквечнов в Астане / Виктор Магдеев для Red Bull Content Pool

В парке "Арай" сейчас сделали реконструкцию, сам парк улучшили, назвали его "Жетысу", и там стало много прохожих. Проходя мимо скейт-парка, многие замирают, останавливаются, даже если шли с колясками, с детьми, просто прогуливались или проезжали на велосипеде, заворожённо смотрят, что происходит в этом непонятном месте с большими вертикальными радиусами, фигурами.

Девушек в скейтбординге в Казахстане пока немного. В Алматы в 2005-2007 годах проводили отдельные соревнования на "Snickers Урбании" для скейтбордисток. Но потом перестали. В Астане знаком с парой девушек, которые делают трюки, но тех, кто просто катается, гораздо больше. Трюки – технически сложная штука. Они требуют упорства и борьбы с болью. Глобальная картинка отличается от Казахстана: количество скейтбордисток быстро растёт и на любительском, и на профессиональном уровне.

Некоторые девушки катаются гораздо лучше, чем любой скейтбордист-парень из Казахстана, потому что в других странах к скейтбордингу подход куда профессиональнее.

Скейтбординг – это, конечно, субкультура: определённая музыка, манера одеваться, увлечения, стиль жизни. Это привлекает и начинающих ребят, и опытных скейтеров. Несмотря на это, у скейтбординга есть все составляющие спорта: снаряд – скейтборд, специально оборудованные площадки – скейт-парки и набор элементов, которые выполняет скейтер. У каждого элемента есть название, техника исполнения, а у каждого скейтера есть стиль исполнения трюков. Поэтому скейтбординг включили в список олимпийских видов спорта. Я считаю, он ничем не уступает гимнастике или боксу. Необходимы многочасовые тренировки, укрепление мышц, очень быстрая реакция, гибкость, хорошее владение телом, координация, бесстрашие, дух соперничества.


Виктор Магдеев для Red Bull Content Pool

В скейтбординг часто идут те, кто не находит себя в групповых видах спорта с тренером и командой. Не потому, что они недружелюбны, а потому что скейтер любит сам решать, что и как ему нравится делать. В скейтбординге все очень миролюбивые, потому что главная битва происходит не между соперниками на соревновании, а между тобой и твоими страхами и ограничениями.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter