Диагноз "рак", в Казахстане звучит как приговор. Несмотря на то что современная медицина научилась выявлять заболевание на самых ранних стадиях и бороться с ним различными методами, избавить пациентов от мучительной боли зачастую не удаётся. Доступ к обезболивающим препаратам сильного действия у казахстанцев ограничен. Спасительную ампулу морфина или фентаниловый пластырь онкобольной получает едва ли не с наступлением предсмертной агонии.

"К сожалению, у нас сегодня такая психология: только когда больной уже чуть ли не умирает, за 5 дней до смерти начинают назначать наркотические анальгетики. Многие врачи у нас думаю, что, если пациенту колоть морфин, он обязательно станет наркоманом. Хотя за границей пьют таблетки и даже могут ходить на работу, и никто наркоманом не становится", – рассказала директор Казахского научно-исследовательского института онкологии и радиологии Диляра Кайдарова в кулуарах международной конференции по противоболевой терапии.

Конференция под названием "Остановите мою боль" собрала за круглым столом в Астане специалистов из различных сфер деятельности, которые могут так или иначе повлиять на решение проблемы онкобольных. Медики, представители правоохранительных органов и общественных организаций признают, что отношение к наркосодежащим препаратам в Казахстане весьма неоднозначное.

Стереотипы по поводу того, что эти лекарства делают пациентов наркоманами, – не самая главная причина, по которой медики предпочитают пореже назначать больным подобные обезболивающие. Специалисты отмечают: в Казахстане слишком строгие процедуры лицензирования, транспортировки, хранения, предписания, выдачи и утилизации так называемых опиоидных препаратов. Всё это настолько запугало врачей, что некоторые из них продолжают заставлять онкобольных приносить использованные ампулы даже после того, как это требование в стране официально отменили. По этой же причине далеко не все аптеки соглашаются распространять обезболивающие, а отечественные фармкомпании не спешат браться за их производство. 

В итоге инъекции морфина и фентаниловый пластырь – это практически всё, на что сегодня могут рассчитывать в Казахстане пациенты с диагнозом "рак", в то время как во многих странах мира широко используются около 40 видов обезболивающих препаратов в виде таблеток, капсул, свечей, спреев. В отличие от уколов, эти медикаменты, по словам специалистов, намного удобнее в использовании и легче переносятся организмом больного, однако их нет на казахстанском рынке – ещё не прошли все круги отечественного лицензирования.

"Инъекции, вводящиеся внутримышечно или внутривенно, приносят дополнительную боль пациенту. Это, конечно доставляет страдания, как самому онкобольному, так и его близким", – отметила в своём выступлении вице-президент Евразийской медицинской ассоциации Надежда Петухова.

Методика, с помощью которой определяется, сколько стране требуется обезболивающих, как оказалось, тоже далеко не совершенна и требует кардинальных изменений. Сегодня на каждый следующий год закупается ровно столько медикаментов, сколько было израсходовано в прошлом, плюс делается небольшой запас. Однако если посчитать количество онкобольных, то потребность в препаратах увеличивается в 10 раз. Таким образом, выходит, что тысячи пациентов не получают жизненно важных лекарств и вынуждены терпеть чудовищную боль.

"Мы в Казахстане завозим порядка 14-15 килограммов фентанила и морфина в год. Но если учитывать потребность, то она не менее 83 килограммов. Сравним эти цифры: 14 и 83. Объёмов этих недостаточно. Когда мы назначаем фентаниловый пластырь, у нас паника, потому что в какой-то момент его действие может закончиться, а дальше – боль, ужас, страдания и смерть в страшных муках", – констатировала исполнительный директор общественного фонда "Вместе против рака" Гульнара Кунирова. 

"Иногда дешёвая обезболивающая терапия продлевает жизнь пациентам больше, чем какая-нибудь дорогостоящая химиотерапия", – добавила директор Казахского научно-исследовательского института онкологии и радиологии Диляра Кайдарова.

При этом речь идёт только о потребностях пациентов с раком, однако в обезболивающих сильного действия нуждаются также больные ВИЧ, туберкулёзом, детским церебральным параличом, пациенты после инсультов.

Для решения проблемы с дефицитом лекарств, по словам медиков, планируется разработать специальную "Дорожную карту", в которой будет предусмотрено устранение недочётов действующей системы. Документ намерены утвердить на правительственном уровне и реализовать в ближайшие 5 лет.

"Наша страна по доступу к наркотическим обезболивающим веществам стоит на одном из последних мест, мы ниже Молдавии, Болгарии и других стран. Назрела необходимость создать "Дорожную карту". Я думаю, что наша страна, стремясь попасть в тридцатку развитых стран, должна обеспечить хорошую противоболевую терапию для больных, страдающих неизлечимыми недугами", – заявила Надежда Петухова.

В МВД с замечанием по поводу чрезмерно строго контроля не согласны. Аптеки, выдающие наркосодержащие препараты онкобольным по рецепту, как отмечают полицейские, проверяются не чаще трёх раз в год. На количество закупаемых медикаментов правоохранительные органы тоже никак не влияют – его утверждает Министерство здравоохранения и социального развития.

"Норматив потребления внутри страны наркотических средств утверждается ежегодно в соответствии с законом. Госорганы и юридические лица, которые занимаются фармацевтическим производством, в наш адрес представляют заявки на наркотические средства. Количество утверждает Минздрав", – пояснил старший инспектор по особым поручениям отдела лицензирования и контроля за легальным оборотом наркотиков МВД Талгат Хамзин.

Выпускать обезболивающие таблетки на сегодня в Казахстане решилась только одна фармкомпания. Предприятие уже подало заявку, но когда именно первая продукция попадёт в аптеки и больницы, пока неизвестно. Кроме того, Минздравсоцразвития утвердил норму, по которой больницы будут обеспечены обезболивающими не на три дня вперёд, как это было ранее, а на неделю.

Примечательно, что, как отмечают сами участники конференции, подобные мероприятия проводятся не первый год подряд, однако дальше обсуждений дело не идёт. Чем может обернуться дефицит обезболивающих препаратов, хорошо знают в соседней России. Известны факты, когда за две недели в одной только Москве покончили с собой до 10 онкобольных, которые больше не могли терпеть чудовищную боль. В Казахстане громких суицидов на этой почве пока не было, а если и были, то на этом не заостряли внимание. 

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter