В кочевом обществе, особенно в северном, женщина всегда занимала достаточно высокое социальное положение. И основой этого была всемерная вовлечённость её в хозяйство. Ну а как ещё, если – будем откровенны – именно на женщине лежала львиная доля обязанностей "по дому"? А если дом не ограничивается ближайшим забором и огородом, а распространяется на всю степь? Так что насчёт "коня на скаку остановит" – это хотя и не о ней, но про неё, кочевницу.

Мифы об амазонках появились ещё в античные времена и возникли также неспроста. Греки, к примеру, уже в своей архаике не могли представить своих женщин вне гинекеев (так называлась часть дома, предназначенная для женщин). И когда они встречали номадок верхом на конях, то это производило впечатление.



Степнячки не только сидели в сёдлах, но и могли, если что, постоять за себя. Все казахстанцы слыхали про массагетскую царицу Томирис (Томирию), к которой так неудачно сватался персидский сатрап Кир. Геродот напомнит предысторию:

"Царицей массагетов была супруга покойного царя. Звали её Томирис. К ней-то Кир отправил послов под предлогом сватовства, желая будто бы сделать её своей женой. Однако Томирис поняла, что Кир сватается не к ней, а домогается царства массагетов, и отказала ему. Тогда Кир, так как ему не удалось добиться цели, открыто пошёл войной на массагетов".

И зря. Войну он проиграл, а сам погиб в битве. Правда, перед этим Кир сильно раззадорил саму Томирис, лишившуюся в этой войне сына, царевича Спаргаписа. То, как поступила немолодая уже степная владычица с самоуверенным соискателем на свою руку и сердце, вызывает благоговейную дрожь не только в патриотическом, но и в феминистском сообществе: после победы над персами, по свидетельству Геродота, "Томирис наполнила винный мех человеческой кровью и затем велела отыскать среди павших персов тело Кира. Когда труп Кира нашли, царица велела всунуть его голову в мех". Таким образом Томирис "напоила" кровожадного царя.

Между тем Томирис не единственная номадка, прославившаяся своими ратными подвигами. Античные источники о лихих степных воительницах знают и других героинь. Упоминается, к примеру, некая сакская царица Зарина, которая участвовала в битвах наравне со своими воинами.

А прямой предшественницей Томирис в борьбе с персами можно считать другую сакскую царицу – Спаретру, которая, вызволяя из плена своего непутёвого мужа Аморга, также собрала и возглавила войско, половину которого составляли воители, а вторую – воительницы. И победила! Нет, если бы Некрасов был скифским поэтом, то наверняка бы воскликнул: "Есть женщины в сакских кочевьях"!..



Но события становились достоянием истории, а нравы и обычаи кочевников по сути своей оставались прежними. И боевой дух оставался в крови степнячек. В этом отношении типичной "амазонкой" может считаться "султанша Бопай", младшая сестра неистового Кенесары Касымова. И весьма характерен момент, в котором сошлись и сцепились две непримиримые женские стихии – олицетворённые Бопай и Айганым, вдовой хана Вали.

Нужно сказать, что отношения между аристократами в Степи редко бывали безоблачными. Несмотря на то что все они считали себя чингизидами и были в какой-то степени родственниками. Яркий пример – отношения между потомками Абылай хана. Когда в Степи появился новый претендент на ханскую власть – Кенесары, далеко не все родственники восприняли перспективу увидеть его своим властителем. А одной из самых ярых и последовательных противниц была вдова последнего хана Средней орды Вали – Айганым, которая вовсе не поддерживала поползновений Кенесары на верховную власть в Степи. И даже отправила воевать против мятежного султана своего сына – Чингиза (за что тот даже был награждён в 1834 году золотой медалью на Александровской ленте).

Когда на возведённую русскими военными строителями усадьбу "ханши Айганым" налетел отряд под командой лихой "султанши Бопай" – это не стало особой неожиданностью. Усадьба в Сарымбете была сожжена и разграблена подчистую. Но восстановлена. Об этом свидетельствует знаменитый рисунок Чокана Валиханова, сделанный в 1853 году – скорее всего, тогда, когда юный выпускник Омского кадетского корпуса прибыл в Сарымбет со скорбной миссией – хоронить любимую бабушку, ту самую Айгыным. (Кстати, воинственная Бопай приходилась самому Чокану Валиханову тёткой.)



Любопытно, что "ген амазонства" никуда не делся даже тогда, когда всё в Казахстане было переиначено и преобразовано до неузнаваемости. Новое время лишь породило новых героинь. И самыми яркими из них были две казашки, ставшие Героями Советского Союза во время Великой Отечественной войны – Маншук Маметова и Алия Молдагулова.

Из 11 657 награждённых высочайшей воинской наградой страны во время той страшной войны было всего 90 женщин. И из них – две казашки. Всего? Нет! Если учесть, что подавляющее число героинь принадлежало к славянкам, а Алия и Маншук стали единственными представительницами титульных народов из всех республик азиатской части СССР. Единственными азиатками!



Интересно, что и ныне в сравнении с женщинами других соседних стран казашки сильно выделяются. Не только своим честолюбием и трудолюбием, но и своей независимостью, уверенностью, боевитостью. "Ген амазонства" никуда не делся и всё так же живёт в крови наследниц степных традиций!

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter