Покорить столицу – уже давно значит добиться успеха. В прежнюю Астану, а теперь уже в нынешний Нур-Султан стремятся многие жители страны. Мы решили рассказать о пяти героях, которые здесь уже добились успеха и признания или, наоборот, только начинают путь к своей цели, и показать столицу их глазами – в буквальном смысле, через отражение.

Галина Чеплакова: "В Астану я приехала за любовью"

Краткая справка: Галина Чеплакова – солистка Театра оперы и балета Астаны, исполнительница главной партии в опере "Евгений Онегин".


Галина Чеплакова и Театр оперы и балета

Галина Чеплакова и Театр оперы и балета / Фото Даны Жулдызбек

В Астану я приехала, можно сказать, за любовью. Я познакомилась со своим будущим мужем Медетом Чотабаевым в своём родном городе – Уфе. Он приехал по приглашению моей коллеги Альфии Каримовой, у неё тогда был бенефис. На концерте я села в третий ряд, чего никогда не делала. Обычно я люблю сидеть там, где меня не видно, наслаждаться акустикой. А в этот раз я села прямо напротив сцены. На протяжении всего концерта Медет смотрел на меня и, как потом признался, пел весь вечер только для меня. Мы стали переписываться, общаться, и потом я сюда приехала. Мы создали семью, у нас родился ребёнок.


Галина Чеплакова

Галина Чеплакова / Фото Informburo.kz

Покорить сцену столичного театра мне сразу не удалось. Я была в декрете долгое время, потому что кормящая певица сразу выйти на сцену не может. Происходят гормональные изменения, голос меняется, не чисто звучит, требуется долгое восстановление. Я потихоньку стала оттачивать своё мастерство, заниматься с маэстро. Как раз к нам приехал один из лучших голосов мира – Барсег Туманян из Армении, замечательный оперный певец, бас, он по сей день мой учитель. И я думаю, за какие-то мои страдания мне господь послал такого человека здесь, в Казахстане. Я оттачивала своё мастерство. Не сидела на месте, день за днём занималась, выступала на концертах и участвовала в спектаклях. Я долго готовилась к "Евгению Онегину". В этой опере состоялся мой дебют в новом качестве, за которое я могу ответить. Мой голос поменялся, стал другим, точнее, мой маэстро привёл меня к моему настоящему голосу, о котором я даже не знала. Я была лирико-колоратурное сопрано, а сейчас я центральное лирическое сопрано. Татьяна – это теперь мой фаворит, моя любимая партия. Как мне все говорят: "Как будто Чайковский видел тебя и писал её для тебя".


Галина Чеплакова

Галина Чеплакова / Фото Informburo.kz

Я очень люблю в театр приезжать, люблю свою работу и получаю от этого эстетическое удовольствие. Если бы не та встреча в Уфе, я думаю, я не встретила бы своего учителя, у меня бы не родилась такая прекрасная дочь, талантливая, с потрясающим голосом. Все в роддоме удивлялись, когда она плакала. Обычно дети высоко кричат, а у неё, напротив, очень низкий голос был. Папа – тенор, мама – сопрано, дочка, скорее всего, будет меццо-сопрано или даже альт, посмотрим, время покажет.


Небо столицы в отражении глаз Галины Чеплаковой

Небо столицы в отражении глаз Галины Чеплаковой / Фото Даны Жулдызбек

Ашим Баяшев: "Мы можем уйти в другую страну и зарабатывать больше, но нам же нужно строить свою"

Краткая справка: Ашим Баяшев – разработчик приложений. Один из основателей проекта Defense, на развитие которого инвестиции выделил Amazon. Этот стартап поможет не только гражданам в юридических вопросах, но и в оценке судейской системы страны, он показывает, насколько правильно судьи выносят свои решения.


Скульптура Пьера Матте и Ашим Баяшев

Скульптура Пьера Матте и Ашим Баяшев / Фото Даны Жулдызбек


В столицу я переехал в 2002 году, здесь учился в школе. Потом поступил в университет в Малайзии, затем была магистратура в Китае. Ни минуты не сомневался: возвращаться в страну или нет. Конечно, у нас и за рубежом – разные стили работы. И многим выпускникам тяжело сюда вернуться, тяжело подстроиться под местные реалии, многие не находят работу. Но для меня возвращение с одной стороны было проявлением патриотизма, с другой – я всегда хотел начать своё дело здесь, в Казахстане.

Я решил пойти работать по специальности и устроился в Центр электронных финансов, главным акционером которого было Министерство финансов. А наш стартап начался с идеи создать онлайн-сервис по юридическим консультациям zandylyq.kz. Все равны перед законом – в этом, собственно, суть идеи.


Ашим Баяшев

Ашим Баяшев / Фото Informburo.kz

Юридические аналитики сталкиваются с такой проблемой: зачастую невозможно правильно оценить сложность дела, определить вероятность выигрыша. Это трудоёмкий процесс: вытащить все прецедентные дела, которые могут помочь в том или ином судебном производстве.

Поэтому мы решили сделать сервис по уголовным и гражданским делам. К примеру, по уголовным делам мы рассматриваем несколько показателей – пол, возраст, статья нарушения и на какой стадии преступление (оконченный состав либо планирование), и по этим фильтрам система уже выстраивает примерное наказание: на что человек может рассчитывать, в каком случае наказание увеличат, в каком уменьшат.

Все юридические дела находятся в свободном доступе, мы их оттуда раз в месяц скачиваем и обновляем нашу базу. В нашей базе это всё анализируется и выстраивается в графики. Также можно будет посмотреть и статистику по судьям, сколько тот или иной судья выносил оправдательных приговоров, сколько ошибок у него было и так далее. Всё это доступно как для юристов, так и для простых обывателей. К примеру, провести анализ дела по уголовному производству и получить рекомендации обойдётся в тысячу тенге.


Ашим Баяшев

Ашим Баяшев / Фото Informburo.kz

По уголовным делам сервис уже готов, по гражданским делам нам нужно ввести алгоритм машинного обучения, это пока в стадии разработки. Допустим, я нарушил статью о краже, алгоритм машинного обучения анализирует, сколько раз это дело решалось в пользу ответчика, какие доводы были, какие дела применяли, какая была стратегия. И по этой стратегии вы можете строить свою защиту, узнать, какова вероятность успеха. Но, как выяснилось, машинное обучение в нашей стране – относительно новый тренд, и найти разработчика очень сложно.

Мы привлекли инвестиции с Amazon через Астана-хаб. Они дали нам 5000 долларов на раскрутку нашего веб-сервиса. Уже у нас есть условная договорённость с двумя крупнейшими юридическими порталами. Планируем этот проект сделать на всё СНГ.

Конечно, мы можем уйти в другую страну, раскрутиться быстрее и зарабатывать больше, но нам же нужно строить свою, привлекать инвестиции сюда, разрабатывать проекты здесь. У нас и так огромный отток мозгов, делать хуже не хочется.

Гульбарам Башарова: "В Астане я выросла профессионально"

Краткая справка: Гульбарам Башарова – один из лучших гинекологов страны, работает в Президентской клинике. Проводит сложные гинекологические операции. В числе первых начала оперировать с помощью робота.


Колесо обозрения

Колесо обозрения / Фото Даны Жулдызбек


Я работала в Актюбинске ассистентом кафедры и параллельно была врачом экстренной службы в родильном доме. В 2000 году мой супруг поступил в аспирантуру в Институт травматологии в Астане. Пришлось нам всей семьёй переезжать. Было очень сложно. Ребёнку нашему было тогда 4 года. Невозможно было устроиться на работу. Начала я с врача скорой помощи, потом уже работала в родильном доме №2. А в 2001 году открылась новая больница – Национальный научный медицинский центр, туда прошла по конкурсу в гинекологическое отделение и проработала там 15 лет. С открытием Президентской клиники я перешла сюда и уже четыре года здесь.

В Астане я выросла профессионально. Когда в 2001-м начала работать, не умела делать эндоскопические операции, азам хирургии меня учил Серик Токпанов: как пользоваться лапароскопическими инструментами, как ставить троакар. Я тогда даже не знала, как включить эндоскопическое оборудование. А сейчас я делаю любые сложные операции, которые вообще существуют в гинекологии.

И сегодня мы пошли ещё дальше – оперируем на роботе. Роботохирургия – одна из последних технологий. В прошлом году в сентябре мы поехали обучаться в Милан в учебный центр фирмы TransEnterix. Самую первую операцию с помощью робота в Казахстане мы провели в октябре. В роботохирургии, в отличие от эндовидео, лучшая визуализация, более точные движения за счёт того, что робот контролирует хирурга, лишнее движение ты не можешь сделать. Конечно, операция зависит от врача, а не от техники, но робот создаёт определённые удобства.


Гульбарам Башарова

Гульбарам Башарова / Фото Informburo.kz

Вообще мы идём в ногу со временем. Я сейчас даже не представляю, как можно открыто оперировать. Бывает, конечно, необходимость в таких операциях, но очень редко. К примеру, за 4 года в нашем отделении было всего три лапаротомии.

Оглядываясь назад, смотря на путь, который прошла, понимаю, что только благодаря поддержке семьи и родных смогла остаться в профессии. Было очень тяжело. Я помню, когда мы окончили институт, зарплату давали консервами, коврами, ещё чем-то. А мы тогда не за зарплату работали. Если бы не родители… Очень много наших друзей ушли из медицины. Не из-за того, что они плохие специалисты, нужно было выживать, они на рынке торговали, вещи возили из-за границы, потом потихонечку раскрутились, и сейчас у многих бизнес, сеть магазинов, кто-то в нефтяную промышленность ушёл. Это были не последние люди в медицине, очень ценные кадры.


Гульбарам Башарова

Гульбарам Башарова / Фото Informburo.kz

Я понимала, что я ничем другим не могу заниматься, потому что бизнес – это не моё, я жила только медициной, хирургией. В этом году сын окончил медицинский институт, выбрал, правда, стоматологию.

Шолпан Жусанбаева (Венера Номад): "Я всегда чувствовала себя звездой здесь"

Краткая справка: Шолпан Жусанбаева известна как сексолог Венера Номад. Знаменита провокационными постами в Instagram, где она занимается просвещением в вопросах секса. В психологию и сексологию Шолпан пришла не сразу, до этого была работа в МИДе, КазМунайГазе и даже в посольстве Китая.


Байтерек

Байтерек / Фото Даны Жулдызбек


Я родилась в Восточном Казахстане, выросла в Алма-Ате, но я очень люблю Астану. Обожаю смотреть на город с высоты. Когда мне нужно зарядиться мотивацией, энергией, я специально иду в рестораны или какие-то места, где можно подняться на 30-й этаж, посмотреть вниз и зарядиться этой энергией.

Сюда приехала в 2006 году. Молодым специалистом из Москвы. У меня было блестящее образование, отличное знание китайского языка. Я, можно сказать, пинком двери открывала. Сначала устроилась на работу в посольство Китая, потом в МИД, потом в КазМунайГаз. Столица всегда ассоциировалась у меня с успехом, я чувствовала себя здесь звездой, и это, по-моему, до сих пор ещё осталось. Однако по-настоящему независимой я стала совсем недавно – в 2016 году, когда поняла, что в этой жизни я хочу чего-то добиться сама.


Венера Номад

Венера Номад / Фото Informburo.kz

Из КазМунайГаза я ушла в декрет. Занималась семьёй, воспитывала не только нашего общего ребёнка, но и детей супруга от первого брака. Я помогала ему строить карьеру, я полностью занималась бытом и делала это отлично. Домохозяйство для меня было полноценной работой. Кто-то считает, что жизнь домохозяйки – это потерянное время. Но я поняла, что я не просто так сидела 9 лет дома. Нужно находить в себе силы и мотивации каждый день делать рутинную работу 24/7, ещё и бесплатно. Все эти качества – гибкость, мягкость, коммуникабельность, поиск компромиссов, терпение мне очень помогли. Когда я начала бизнес и первое время не было дохода, ничего не получалось, не хотели со мной общаться, не хотели со мной сотрудничать, вот эти мои навыки домохозяйки меня и спасли.

Мой первый магазин интимных товаров в Астане просуществовал всего 3 месяца. Открыть мне его помогли родные. Они вложились в бизнес. Но всё закрылось. И уже следующее своё дело я начинала с абсолютного нуля. Начинающие бизнесмены мне пишут: как можно начать всё с нуля, надо же где-то найти деньги? Нет, абсолютно не в деньгах дело, а нужны в первую очередь знания и понимание, чего ты хочешь. А деньги приложатся. Потому что, когда у тебя нет необходимого образования, как у меня было в первый раз, ничего не получится. А уже во второй раз у меня были знания, но не было вложений. Я сидела на кухне, стала снимать ролики, и постепенно всё развивалось.


Венера Номад

Венера Номад / Фото Informburo.kz

Сейчас меня узнают на улице. Недавно ужинала с подругой из Москвы, ко мне подходили девушки и говорили: "Венера, здравствуйте, спасибо вам за то, что вы делаете, мы вас читаем. А подруга на меня смотрит и говорит: "Они так говорят – мы вас читаем, как будто они Бродского читают". Но мне это очень приятно. Конечно, так было не всегда. Были и моменты сильного отчаяния, когда хотелось всё бросить. Когда мне в личных сообщениях сыпались угрозы, прокалывали шины моей машины, в магазин, который я открыла с четвёртой попытки, постоянно приходили с проверками участковые. Я даже написала резюме, начала искать работу, уже и не против была вернуться в офис. И я бы, наверное, это сделала, но внутри всё равно было желание идти до конца, потому что я верила в то, что я делаю.

Я помню, искала помещение. Как только слышали, что там будет магазин интимных товаров, все говорили: нет-нет-нет. И тогда мне захотелось не просто открыть магазин, а возникло желание вообще заниматься ликвидацией сексуальной безграмотности. Я пошла обучаться на сексологию, поступила на разные курсы. Я стала не только продавать товар, но и рассказывала про интимное здоровье, про то, что секс – это наше долголетие, бодрость, это наши отношения в том числе, наша привлекательность, финансовое процветание.

Оспанали: "Я хотел показать Астану с другого ракурса"

Краткая справка: Алибек Ибраев (Оспанали) – успешный фотограф, вошёл в список "100 новых лиц Казахстана", лауреат национальной премии "Уркер" за лучшее фото. Его работы участвовали в европейских выставках, в конкурсе мобильной фотографии по СНГ занял второе место.


ЭКСПО

ЭКСПО / Фото Даны Жулдызбек

В холодную Астану я приехал из Алматы, а сам родом из Кызылорды. Я в то время работал в молодёжной организации. Возможности у нас нанять фотографа, чтобы делать отчёты с мероприятий, не было. Я и купил себе фотоаппарат. Потом из этой организации я ушёл работать на государственный республиканский телеканал маркетологом и smm-специалистом. Любая моя деятельность чуть-чуть соприкасалась с фотографией. Потому что сколько ты ни планируй, ни организовывай мероприятия, чтобы о нём рассказать в интернете, нужны атмосферные фотографии, мне их не хватало, приходилось всё делать самому.


Оспанали на вручении премии "Уркер"

Оспанали на вручении премии "Уркер" / Фото Informburo.kz

Самым сложным было то, что увлечение не приносило денег. Я хотел заниматься творчеством, передавать ритм столицы. Параллельно нужно было работать на основной службе, времени на хобби было очень мало. Но я решил выйти из зоны комфорта, хотя знал, что отношение к фотографу будет несерьёзным. Когда я понял, что я вырос, что на меня есть спрос как на фотографа, благодаря различным конкурсам у меня появилась уверенность, я решил уволиться и плотно работать над собой, о чём нисколько не жалею. Постепенно я стал портретистом, понимал, что могу передать эмоции, ритм события. Я решил пробовать себя как фотохудожник.


Оспанали

Оспанали / Фото Informburo.kz

Свадьбы я не снимал и не снимаю. Мне это не нравится. Я не люблю места, где есть алкоголь. Для меня гораздо приятнее love story снять, индивидуально поработать с парочками, с их чувствами в кадре. Кстати, камера видит, когда есть чувства, а когда нет. Перед съёмкой я разговариваю с парами, если чувствую фальшь, то не снимаю, вытащить кадр будет сложнее.


Оспанали

Оспанали / Фото Informburo.kz

На моё становление фотографом очень сильно повлиял переезд в Астану. Потому что было сложно психологически, нужно было привыкать к новому городу, к суровым условиям. Тогда камера была единственной отдушиной. Я хотел показать Астану с другого ракурса и за кадром начинал видеть то, что не замечал в этой суете, начинал смотреть на город другими глазами. Очень люблю правый берег, потому что там жизнь, там своя уютная атмосфера ещё Целинограда. Другие люди. Приятнее пешком ходить.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter