Многие вообще-то считают – никак. Что, в общем-то, больше соответствует сегодняшнему историческому воспитанию, нежели истинному положению вещей. Потому что, если уж на то пошло, жители 60-70-х годов прошлого века с куда большим основанием могли почитать себя причастным к высокому искусству кино, чем поколения нынешних обладателей. И я объясню отчего.

До того, как технологии домашнего видео, а вскоре наступившая "эра цифры" заняли всю съёмочную площадку Земли, в течение нескольких десятилетий в нашей жизни неизменно и безраздельно властвовала киноплёнка. И с плёнкой не проходило то, что возможно с цифрой, когда "сам режиссёр" не понимает (да и понимать не хочет) устройства своего навороченного гаджета. Плёнка как раз подразумевала участие автора во всех стадиях многотрудного процесса – от зарядки в кинокамеру до зарядки в кинопроектор.

И хотя сам процесс совершенствовался, суть оставалась прежней. Заповеданной ещё изобретателями и создателями первых кинофильмов в середине XIX века. И весь этот процесс – от набросков сценарного плана до монтажа и "проката" фильма – никто за автора не делал. Пусть он и не претендовал на широкий экран и широкий прокат. Любители работали так же, как профессионалы.

Сценарий, правда, писали не все. В основном он касался создателей художественных короткометражек. Основная же армия кинолюбителей работала в жанре хроникально-документальном, и снимала то, что попадалось на глаза. И это, быть может, единственное их сходство с поколениями нынешних селфистов. Но далее – всё общее заканчивается.


Фото Андрея Михайлова

Главный успех будущей киноленты заключался в точности подобранной экспозиции. Чувствительность плёнки, диафрагма, выдержка, глубина резкости, – все эти абстрактные для нынешних поколений "смартфон-операторов" понятия были азбукой для их предшественников. В любительских кинокамерах были какие-то примитивные инструментарии внутреннего замера экспозиции, но основным прибором для определения оптимальных показателей всё равно оставался экспонометр.

Немаловажным элементом съёмок внутри помещений и квартир ("павильонов") служил студийный свет. Состоявший из двойных светильников на прищепках – с лампами-"пятисотками" и алюминиевыми отражателями, раскалявшимися через минуту после включения. Правильно расставленный свет – это ещё один важный элемент "смотрибельности" будущего шедевра.

Далее наступал не менее определяющий момент, наиболее муторный и тягомотный: проявка. Сперва подготовка растворов (для позитивной плёнки их нужно было несколько), растворение в нужных пропорциях необходимых химикалий, придание им оптимальной температуры, зарядка отснятой киноплёнки на спираль и в бочок (в темноте!). Процесс проявки, закрепления, промывки. Более 10 операций! Сушка.

В СССР, правда, существовала сеть проявочных ателье, созданных для того, чтобы облегчить жизнь кинолюбителей. Но истинные ценители никогда не доверяли своих материалов слепому случаю – о качестве проявки в ателье они были невысокого мнения. Потому делали всё сами.

Затем плёнка (если не удавалось разжиться немецкой "Орво", работали с советской КН) разрезалась пополам вдоль, коли это была 8-миллиметровая плёнка формата 2 по 8, или просто перематывалась на бобину для кинопроектора и… Кино готово? Готово, если автор не уважал в себе режиссёра! А если уважал? Тогда для него наступал мучительно-томительный процесс монтажа.


Фото Андрея Михайлова

Плёнка разрезалась (теперь – поперёк) на отдельные "планы", склеивалась на специальном монтажном столике, опять разрезалась переклеивалась. "Подкладывалась" под специально отснятую "шапку" (название ленты, авторы, иногда – в виде мультипликации), перемежалась с титрами. Это если кино было "немое".

На любительских плёнках не было звуковой дорожки, но принципиальные возможности озвучить свой шедевр существовали. Для этого выпускались специальные синхронизаторы, позволявшие надеяться, что записанный на магнитофонную ленту звук будет крутиться в унисон с кинопроектором.



Всё! Можно затенять комнату, вешать на специально вбитый гвоздь экран (на худой конец – новую простынь), расставлять стулья, звать зрителей. Просмотр был действом! Не сопоставимым с теми нервными тычками под нос пойманному на ходу бедолаге экранчика смартфона!

Любители снимали на обращаемую плёнку формата 8 и 16 миллиметров, что позволяло "делать кино" в одном экземпляре. Промышленность СССР насытила любительских рынок так, что в 1970-е годы в любом магазине "Культтоваров" можно было приобрести кинокамеру – от миниатюрного "Экрана 4" с турелью объективов до "полупрофессионального" "Красногорска 2" (с трансфокатором!). Но одной из самых любимых и массовых камер была собранная на ЛОМО им. Ленина "Аврора".


Кинокамера "Аврора" (реклама)

Кинокамера "Аврора" (реклама) / Фото Андрея Михайлова

Солидная армия кинолюбителей отличалась от профессионалов лишь форматом съёмки и размером кадра. В остальном же – разница была только в тщеславии. Но так или иначе в домашних фильмотеках и сегодня ещё хранятся тысячи метров плёнки с домашним кино из прошлого века.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter