С лета прошлого года Казахстан выполняет свои международные обязательства в странах Западной Африки. Сейчас 7 казахстанских офицеров-миротворцев находятся в качестве военных наблюдателей в Кот-д-Ивуаре и Западной Сахаре. Двое казбатовцев уже вернулись домой после годичной командировки. Таким образом Вооружённые силы Республики Казахстан участвуют в миротворческой миссии ООН по поддержанию стабильности и мира на Чёрном континенте. К слову, у наших военных уже есть за плечами семилетний опыт проведения миротворческой миссии в Ираке и восьмилетний - в Таджикистане. Теперь мы оттачиваем мастерство, поддерживая мир и стабильность в западном регионе Африки, на военных базах миссии ООН.

Многонациональный контингент располагает в Западной Сахаре девятью базами с военными наблюдателями ООН. На каждой из них в течение года несут службу по 23 офицера из 30 стран мира, затем происходит их замена.


Военная база Махабас

ФотоТемирлана Мусапирова
Военная база Махабас

Сразу отметим, что никакой практической выгоды от африканской спецмиссии у Казахстана нет. У нас на сегодня не налажено взаимовыгодного торгово-экономического сотрудничества со многими странами Африки, нет и общего внешнеполитического курса партнёрства. Есть только общая цель – это борьба с международным терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом, набирающими силу в глобальных масштабах. В конце концов, Казахстан просто выполняет свои международные обязательства, а уж в какой точке мира – в Африке, Латинской Америке или Азии – не имеет принципиального значения. Главное для нас – широко заявить о себе, чтобы нас узнавали даже в самых отдалённых уголках планеты, и чтобы все считались с нашим мнением. А миротворческая составляющая – это самый проверенный дипломатический способ проявить себя Казахстану в качестве миролюбивой демократической страны.

К тому же не стоит сбрасывать со счетов и такой нюанс, как инвестиционная привлекательность западно-африканских стран. Правда, там нет огромных запасов нефти и газа, как на Ближнем Востоке, и крупных золотоносных и алмазных рудников, как на юге Африки. Но в той же Западной Сахаре есть богатые источники фосфатов и органических удобрений, которые котируются в сельском хозяйстве и в сырьевой промышленности. В Кот-д-Ивуаре есть полезные ископаемые. А на хитромудром Востоке испокон веков принято дружить с теми, кто располагает драгоценными запасами живительной воды и плодородной земли. Да и лишними военные союзники и деловые партнёры никогда не бывают, пусть даже вас разделяют тысячи километров.

Западная Сахара

Чтобы узнать детали африканской спецмиссии, корреспондент informburo.kz повстречалась в Алматы с капитаном Темирланом Мусапировым, профессиональным военным переводчиком, заместителем начальника штаба Казахстанского миротворческого батальона. Он был первым казахстанским офицером-миротворцем, побывавшим в Западной Сахаре и удостоенным медали ООН "За службу во имя мира".

– Я находился в Западной Сахаре ровно год – с 31 июля 2014 года по 31 июля 2015 года. Вместе с военнослужащими из 30 стран мира выполнял функции военного наблюдателя, то есть следил, чтобы не было наращивания военных сил в буферной зоне и чтобы противоборствующие стороны соблюдали взятые на себя перед ООН обязательства по урегулированию конфликта в регионе. Это была первая в моей жизни миротворческая миссия, и я рад, что успешно справился с заданием.


Казахстанские миротворцы в западной Африке

Фото Темирлана Мусапирова
Казахстанские миротворцы в западной Африке

– Как вы попали в Африку? На конкурсной основе или волей случая?

– На конкурсной основе. Поскольку участие в зарубежной миротворческой миссии – это добровольное дело, а не обязаловка и не принудиловка, то желающих попасть в Африку было предостаточно. Только в нашей алматинской миротворческой бригаде спецназначения заявку подали сразу 20 офицеров в звании от капитана до подполковника. К кандидатам предъявлялись такие требования, как наличие международного сертификата о прохождении курсов военных наблюдателей и ходатайство командования части. Необходимо было пройти углублённый медицинский осмотр, сдать экзамен на знание иностранного языка и вождение автомобильной техники с механической коробкой передач, а также сдать практический экзамен по огневой и физической подготовке. Я успешно прошёл испытание и в итоге оказался в столице Западной Сахары – городе Эль-Лаюне, а затем перебрался на военную базу Махабас.

В чём источник конфликта между противоборствующими сторонами в Западной Сахаре?

– Это территориальный спор. Королевство Марокко с 1979 года претендует на территорию Западной Сахары, обосновывая это тем, что в XV веке его выходцы эмигрировали в эту часть Западной Африки, где и обосновались самостоятельно. До 1991 года между Марокко и Западной Сахарой шёл многолетний вооружённый конфликт за спорные территории. Затем ООН взяло ситуацию под контроль, и наступило хрупкое перемирие. И вот уже на протяжении 24 лет миротворческий контингент ООН следит за обстановкой в регионе, не позволяя разгореться новому вооружённому столкновению.

А почему тогда казахстанские военные наблюдатели участвуют в африканской миссии только с прошлого года? Что раньше-то нам мешало поехать туда?

– Вопрос не по рангу, его лучше адресовать в отдел международных отношений Минобороны или руководству ведомства. Могу только сказать, что наша страна, согласно Военной доктрине РК от 2011 года, участвует в стабилизации обстановки в мире. И Западная Сахара с Кот-д-Ивуаром, на мой взгляд, – это только первые наши адреса в Африке.

Чем наша миротворческая миссия в Западной Африке принципиально отличается от тех, что мы провели когда-то в Таджикистане и Ираке?

– Спецификой задач. Понимаете, есть такие миротворческие понятия как принуждение к миру и поддержание мира. Так вот, в Западной Сахаре и Кот-д-Ивуаре мы проводим миссию по поддержанию мира и стабильности. Военный конфликт между Марокко и Западной Сахарой давно урегулирован. Зарубежным миротворцам остаётся наблюдать, чтобы война вновь не вспыхнула, и создавать все условия для составления списка голосующих в предстоящем референдуме.

Миротворческий контингент в Западной Сахаре следит за тем, чтобы противоборствующие стороны соблюдали три военных международных соглашения и резолюцию ООН.

Источник опасности

На сегодня в Западной Сахаре есть три фактора, дестабилизирующих геополитическую обстановку в регионе. Первый – это вылазки повстанцев-партизан, борющихся за создание нового независимого государства – Сахаравийской Арабской Демократической Республики. Сахаравийский народ уже избрал своего президента и провозгласил суверенитет своей страны, однако ООН не признал данный регион самостоятельным государством до проведения референдума. Второй фактор – это активизация деятельности различных мусульманских группировок в регионе. Третий– это расширение территории палаточного лагеря беженцев в соседнем с Сахарой Алжиром.

Все эти факторы почти зеркально повторяют ту драматическую обстановку, что сложилась в наши дни вокруг Казахстана. Мы знаем, что в Китае вот уже много лет сепаратистское движение "Восточный Туркестан" борется за независимость Синцзянь-Уйгурского автономного района. В нашей стране и в соседних республиках развили бурную деятельность запрещённые законом многочисленные исламистские радикальные группировки. Лагери беженцев, правда, далековато пока ещё от нас находятся, но, тем не менее, не ровён час, как какой-нибудь из них появится и в приграничном с соседями районе. А тут ещё не затихающий военный конфликт на юго-востоке Украины плюс холодная война между Москвой и Киевом. Так что если казахстанские миротворцы научатся в ходе зарубежных поездок на практике контролировать различные "нештатные" ситуации, то нам это явно будет в плюс.

По словам начальника отдела Департамента боевой подготовки Генерального штаба ВС РК, подполковника Бауыржана Нигметуллина, в миротворческих операциях военные наблюдатели участвуют без оружия. Они являются персоналом ООН и соблюдают принцип нейтральности, не поддерживая ни одну из конфликтующих сторон, следят за тем, чтобы были соблюдены достигнутые мирные соглашения. Основные обязанности военных наблюдателей определены мандатом ООН и заключаются в организации и проведении наземного и воздушного патрулирования, формировании ночных наблюдательных постов, сборе и анализе полученной информации, мониторинге соблюдения и выполнения подписанных соглашений, а также выявлении нарушений в зоне ответственности.

Как рассказал капитан Мусапиров, самую удручающую картину представляет собой палаточный лагерь беженцев-сахарийцев, разбитый в приграничном районе Алжира. 200 тысяч человек, среди которых много женщин с детьми, ежедневно ведут борьбу за существование. Они лишены абсолютно всех благ цивилизации, живя исключительно за счёт гуманитарной помощи ООН и правительства Алжира. Однако многих жителей приграничных районов Алжира не устраивает такое положение дел. Накаляющуюся обстановку сдерживает Организация Объединённых Наций.

– Темирлан, как миротворческий контингент контролирует ситуацию в Западной Сахаре?

– Территория Западной Сахары поделена на буферную зону, запретную зону и зону с ограниченными действиями. Все 9 военных баз миротворцев находятся вдоль буферной зоны между территориями, контролируемыми противоборствующими сторонами. Мы, военные наблюдатели, патрулируем территорию и следим за соблюдением достигнутых мирных договорённостей и соглашений. Передвигаемся относительно спокойно, поскольку обе противоборствующие стороны взяли на себя обязательства по обеспечению нашей безопасности. Но при этом мы никогда не расслабляемся, так как кругом орудуют повстанцы.

Какие нарушения вы в основном выявляли?

– Это передвижение военной техники по запретной территории. Стоит только там проехать 10 единицам военной техники, как это уже считается нарушением соглашений. При проверке армейских подразделений мы обращаем внимание на количество техники и личного состава. При допустимой норме в 22 единицы военной техники, 23-я считается нарушением. Мы берём всё это на карандаш, фиксируем на видео и фото, и докладываем в штаб миссии. В штабе миссии принимается дальнейшее решение.

Как к миротворцам относится местное население?

– Дружелюбно. Они прекрасно понимают, что пока миротворцы будут контролировать ситуацию в Сахаре, будет и перемирие. Стоит войскам уйти, как может снова развязаться война.

А как насчёт вашей страховки? Кто и как выплачивал бы вашим семьям компенсацию в случае вашей гибели или тяжёлого увечья?

– 28 мая 2015 года вступил в силу первый в нашей стране Закон "О миротворческой деятельности". Согласно ему обе стороны – приглашающая и отправляющая – компенсирует семье погибшего миротворца все траты.

Есть ли у казбатовцев материальный стимул для выезда в горячие точки планеты?

– Есть. Во-первых, зарплата нам начисляется в трёхкратном размере. Во-вторых, на местах мы дополнительно получаем от ООН суточные на карманные расходы. Кстати, проживали мы в отдельных благоустроенных контейнерах, а не в палатках и комнатах, у каждого миротворца был свой угол. Есть также у нас, что немаловажно, и стимулы в соцпакете. Например, один день пребывания в горячей точке казахстанского военнослужащего засчитывается за три при начислении стажа. И к отпуску нам полагаются дополнительные 14 дней.

Офицеры каких стран несли службу вместе с вами на одной базе?

– Из Аргентины, Бразилии, Непала, Австрии, Венгрии, Гондураса, Йемена, Египта, Южной Кореи, Хорватии, Китая и Парагвая. Из стран СНГ в лагере были представлены только я от Казахстана и один россиянин.

Вы застали пик эпидемии лихорадки Эбола, бушевавшей в Западной Африке весной текущего года. Вам не было страшно, не боялись заразиться?

– Вирус свирепствовал в других странах региона, поэтому страха заразиться у меня лично не было. До поездки в Западную Сахару я прошёл в Алматы вакцинацию от жёлтой лихорадки и соблюдал, находясь в загранкоманидровке, все предписания и рекомендации врачей. А так, за состоянием здоровья миротворцев в лагере Махабас следили военные врачи из Бангладеш. После возвращения на Родину я прошёл 14-дневный курс реабилитации в курортной зоне "Боровое". 

Какой позывной у вас был в Махабасе? И запомнились ли вы как казахский военный своим зарубежным коллегам?

– В целях безопасности у нас каждый день разрабатывалась новая таблица позывных. Но чаще всего мне выпадал позывной "Патруль один, Альфа". Что касается второго вопроса, то я могу только надеяться, что мои коллеги и некоторые местные жители запомнили меня, как профессионального офицера Казахстанской армии. А вообще, о существовании нашей страны в Западной Африке знают.

Поедете снова в Африку?

– Я всегда готов представлять свою страну на международном уровне с достоинством и с честью. Поэтому куда Родина отправит– туда и поеду!

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter