Статистика Covid-19
в Казахстане:
Заразились:
266 667
Выздоровели:
232 835
Умерли:
3 202 (8.04.2021)
Коронавирусная
пневмония:
Заразились:
51 260
Выздоровели:
49 818
Умерли:
722 (8.04.2021)

"Мы делаем общее важное дело – спасаем журналистику". Цитаты из интервью и выступлений Михаила Дорофеева

Михаил Дорофеев / Фото Informburo.kz
Михаил Дорофеев / Фото Informburo.kz

Вспоминаем, что говорил о журналистике и законодательстве о СМИ главный редактор Informburo.kz Михаил Дорофеев.

30 января от инфаркта скончался главный редактор информационно-аналитического портала Informburo.kz Михаил Дорофеев. "Глыба казахстанской журналистики", – говорят о нём. Универсал: работал в пресс-службе, в газетах, на телевидении, в онлайн-медиа. Его в качестве медиаменеджера приглашали выступать на форумах, тренингах, семинарах.

Мы собрали лучшие высказывания Михаила Дорофеева о работе и казахстанской журналистике, чтобы память о нём осталась не только в наших сердцах, а как он сам говорил, и "в напечатанных буквах, которые меняют мир".

Об авторских правах: "Я уверен, что ещё застану то время, когда не будет дисков, кассет, картриджей, будут только файлы. Может быть, даже и флешек не будет. Надеюсь, не будет троллей… "

"На смерть Казнета. Разговор с 13-летним сыном об авторских правах" – Tengrinews.kz. 7/02/12

"Тут всё просто, сынок. Представь, что есть большой завод, где производят, ну, скажем, колбасу. Колбасу эту продают в фирменных магазинах. Вокруг завода – забор. Но в заборе этом куча дыр. И через эти дыры с завода выносят продукцию. И продают в других магазинчиках в 10-20 раз дешевле. Как думаешь, будут люди колбасу покупать в фирменных магазинах? Правильно, не будут, потому что она там дороже.

Чтобы не разориться и не оставить без работы сотни людей, хозяин завода решает укрепить забор. Он латает дыры, усиливает охрану… Воровство колбасы принимает меньшие масштабы, но не прекращается. Он понимает, что надо закрыть магазины, торгующие ворованным. Логика простая: если колбасу негде будет купить в 10 раз дешевле, люди начнут покупать по обычной цене в фирменных магазинах. И он добивается этого – "левые" магазины закрывают.

И тут покупатели начинают возмущаться: вы почему так с нами поступаете? Мы раньше могли колбасу есть, а теперь будем только с хлеба на воду перебиваться – мы, мол, не можем себе позволить колбасу по "фирменным" ценам. Другие говорят хозяину завода: ты слишком дорого продаёшь колбасу, снижай цены, а часть продукции раздавай бесплатно или по символическим ценам. Третьи кричат: мы не привыкли колбасу покупать за такие деньги в фирменных магазинах, вот приучите нас, научите, как это делать, постройте побольше фирменных магазинов, а уж потом поговорим.

Вот ты как думаешь, они правы? Нет, я понимаю, что многих жалко. Понимаю, что сказать им "нет денег – не ешьте колбасу" – жестоко. Понимаю, что магазинов действительно маловато, а цены, наверное, высоковаты. А ты понимаешь, что эту колбасу воруют и люди покупают ворованное? То есть кто-то совершает преступление, а другие в этом ему помогают, потому что им он сбывает краденое!

Ладно завод, а если бы крали у тебя из холодильника? Вот представь, каждое утро к нам в квартиру вламывались бы неизвестные ребята, открывали холодильник и все продукты оттуда забирали бы. Мы бы с тобой каждый вечер покупали снова, а утром повторялась бы та же история. Бандиты, говоришь? Хорошо. А если они забирают и потом на улице раздают? Задумался…

Зайдём с другой стороны. Ты знаешь, что брать чужое – это преступление. Давай представим: ты идёшь по улице, проходишь мимо машины, окно открыто, на заднем сиденье лежит диск с игрой, которую ты давно хотел. Что? "Prototype"? Хорошо. Ты давно её хотел иметь, и вот она  перед тобой. В машине никого нет, вокруг никого нет, никто не видит. Ты возьмёшь? Нет. Но ведь никто не увидит! Никто в полицию не заявит, тебя не арестуют, меня из-за тебя в тюрьму не посадят. Всё равно не возьмешь? Правильно! Нельзя брать чужое. Мы с тобой не воруем не потому, что боимся уголовного наказания, а потому что знаем, что нельзя. Нельзя и всё!

Но ведь если ты качаешь с какого-нибудь сайта ту же игру или фильм, или песню, ты точно так же берёшь чужое. У этой игры, фильма, песни есть авторы, есть исполнители, они этим зарабатывают себе на жизнь. Ты берёшь бесплатно – значит, ты оставляешь их без куска хлеба, так? Получается, что это то же самое, как если бы ты украл диск из той машины.

А если нет денег, чтобы купить? Что ж, в таком случае придётся потерпеть, накопить и купить. Или не покупать, но тогда уж не смотреть, не играть, не слушать. У меня нет денег на покупку Aston Martin DBS, но я же его не угоняю. Ах, ты считаешь, что не можешь без этой игры жить? И без фильмов? Ну, тогда давай будем думать, как заработать, чтобы всё это купить.

Знаешь, есть такой музыкант – Земфира. Я очень люблю её песни. Ну, понятно, у нас с тобой разные вкусы, но дело не в этом. Земфира недавно открыла все свои альбомы для бесплатного скачивания на своём сайте. Там нельзя заплатить, даже если бы ты и захотел. Нравится – скачивай и слушай на здоровье. Так что если для кого-то продажа своего интеллектуального продукта не является критичной, он может раздавать его бесплатно.

Но ты должен иметь в виду, что некоторые сайты раздают бесплатно чужое. И права на это не имеют. Но зарабатывают благодаря тебе и твоим друзьям и тысячам таких, как вы. Зарабатывают, продавая ворованное. Сейчас новый закон вышел, там это чётко указано. Их будут закрывать. Уже закрывают.

Что останется? Сынок, я не знаю. Но ты же не только за фильмами в интернет ходишь. С друзьями общаешься, информацию ищешь, новости вон даже читаешь, погоду смотришь. Ты говорил, твои одноклассники делают сайт класса. Молодцы!

Казнет умрёт? Не знаю. За интернетом будущее, что ни говори. Я уверен, что ещё застану то время, когда всё будет приобретаться в интернете совершенно легально, причём за не очень большие деньги. Не будет дисков, кассет, картриджей, будут только файлы. Может быть, даже и флешек не будет. Надеюсь, не будет троллей… Впрочем, я не об этом.

Так вот, интернет развивается. И это глобальная сеть. Разделение на Рунет, Казнет и прочее – условное. Но казахстанские сайты есть, будут, и их будет много. Так что в этом смысле Казнет не умрёт. Да, говорят, я тоже читал об этом. Что ж, время покажет…

Но знаешь что? Если Казнет умрёт только из-за борьбы с пиратами и ворами, может, тогда и не надо по нему скорбеть? Может, такой Казнет не жалко? Как думаешь?"

О мотивации: "Хвалить надо публично, а ругать приватно"

"Я придерживаюсь правила: хвалить надо публично, а ругать приватно. Это моё твёрдое убеждение. Но если кто-то допустил ошибку, и я считаю, что она системная, то я про это говорю всем, не называя кто, почему и как, не упрекая человека конкретно. Просто говорю, что есть такая ошибка. Хвалить, конечно, нужно публично. Это всем очень сильно нравится. Единственное, мы в текучке забываем это делать. Я сам грешен. Мне очень часто говорят, что я чаще выражаю недовольство, чем хвалю. Это действительно недостаток, я стараюсь с ним бороться".

"Как мотивировать журналистов приносить идеи: Михаил Дорофеев" – Vimeo.com, 2019 год.

О конкуренции интернет-СМИ с социальными сетями: "То, что сейчас происходит, – это ад"

"Интернет-СМИ, которые умещаются в смартфоне, могут конкурировать с другими источниками информации. Если во время прочтения того или иного сайта на телефон поступило сообщение от близкого человека, то читатель обязательно отвлечётся от новостей. То, что сейчас происходит, – для журналистов это ад. Мы работаем в токсичной среде. Мобилизация требует от нас совершенно иного подхода к тому, как мы это пишем".

"Журналисты по призванию: Все новости должны умещаться в одном смартфоне" – EL.KZ, 18/09/18

"Понятие "медиа-депрессия" получило широкое распространение с появлением интернета, усугубилось социальным сетями и мобилизацией глобальных процессов, потому что это серьёзный вызов для журналистов. Профессия кардинально меняется. Вымирают целые отрасли, например, принт, газеты испытывают очень серьёзное давление. Самое главное, требования к журналистам поменялись. Раньше мы были королями, у нас только был доступ к аудитории. А сейчас мы уже только на побегушках оказываемся. Нам нужно вернуть себе королевский титул, но это самая большая проблема, журналисты не знают, как это сделать.

Базово – нужно всегда помнить принципы, откуда появилась журналистика и зачем она нужна. В любых условиях, что бы ни происходило с форматами, каналами передачи информации, мы должны понимать, что человеческая натура не меняется. Надо делать то же, что мы делали раньше, только немного по-другому".

"В поисках журналистики нового формата" – TAGS, 2018 год

О проблемах современной журналистики: "Давление со всех сторон"

"Первая проблема – информационный пузырь. Люди хотят в СМИ увидеть подтверждение своей точки зрения, своего мнения. Они строят вокруг себя поле, которое не позволяет им прислушиваться к другой точке зрения. Очень часто вместо того, чтобы разбить этот пузырь, журналисты идут на поводу аудитории и рассказывают им то, о чём они хотят слышать и так, как они хотят. Это большая ошибка, потому что главная задача СМИ – не давать замкнуться в своём мире.

Вторая проблема – социальные сети. Человек формирует тех людей, с которыми "дружит" в соцсетях в соответствии со своим представлением. Соцсети – это большой коллективный журналист и вирусный редактор, создающие иллюзию, что они говорят правду. Только СМИ, выполняющие свою задачу профессионально, могут разбить этот стереотип.

Третья проблема: читатели воспринимают новости как развлечение. СМИ сообщают информацию значимую, которая влияет на события, на людей, способствует развитию общества. Разводы, свадьбы – это не новости, а развлечение. Люди любят такую информацию, но это не значит, что журналисты должны идти у них на поводу.

Четвёртая проблема – давление со всех сторон. Со стороны власти – это обычная история. Она хочет манипулировать журналистами, а журналисты – властью, то есть влиять на кадровые перестановки, строительство и благоустройство. Давление идёт и со стороны общества, которое не совсем понимает роль журналиста. Обычно публика задаёт два вопроса: зачем написали про это и почему не написали про другое. Читатели не понимают, как СМИ работают и существуют.

Пятая проблема – эмоциональное выгорание. У молодых специалистов уже не горят глаза, они просто плывут по течению. Это происходит из-за работы под давлением и сопротивлением. Журналисты конкурируют с приложениями в телефоне. Человек сегодня сам выбирает, по какому каналу получить информацию: от родной тёти или неизвестного журналиста. Конечно, выбор всегда падает на родственника, хоть он может и не разбираться в информации. Из-за эмоционального выгорания на специалиста легче надавить: журналист устаёт и перестаёт получать удовольствие от работы.

Опытным журналистам надо брать на поруки молодых журналистов, тащить их и прививать им принципы журналистские, делать из них настоящих бойцов, которые будут сопротивляться всем тем вызовам, которые есть сегодня в нашей профессии".

"В Караганде прошёл форум "Региональные СМИ. Векторы развития" – Новое телевидение, 22/06/19

О журналистском образовании в Казахстане: "Журналистов приходится учить заново"

"Насколько я могу судить, журналисты никогда не выходят из вузов подготовленными к работе – их всегда приходится учить заново. Но к традиционной проблеме ремесленной беспомощности добавляется новая проблема – казахстанские журфаки не дают даже необходимой профессионально-этической базы.

Выпускники факультетов журналистики, как правило, даже не осознают, что это за профессия, зачем она нужна, какую роль выполняет в обществе, что можно делать, а чего ни в коем случае нельзя. Во многом это объясняется тем, что там преподают люди, давно оторвавшиеся от СМИ, либо не имеющие опыта практической работы, либо работавшие в журналистике ещё в советское время. Система журналистского образования в Казахстане нуждается в коренном реформировании".

"Пять проблем казахстанских СМИ" – Newreporter, 6/11/19

"По образованию я не журналист. Однако ещё со школьной скамьи я мечтал стать журналистом, но намеренно не пошёл учиться на этот факультет. Журналистика состоит из двух пунктов: с одной стороны, это обычное ремесло, а с другой, это базовые принципы, морально-этические нормы наряду с высоким уровнем культуры. Если журфак соответствует этим требованиям, то пусть он существует, хотя можно получить профильное образование по истории, экономике и т.д. и научиться техническим инструментам журналистской деятельности. Эта проблема касается не только факультета журналистики, а образовательной сферы в целом".

"Михаил Дорофеев: Прежде всего под базовыми принципами медиа в Казахстане подразумевается саморегулирование данной сферы" – Businessfm.kz, 26/08/20

О необходимости реформировать законодательство о СМИ: "Нужно декриминализовать статью о клевете"

"Что нужно изменить? Во-первых, нужен абсолютно новый закон о СМИ, учитывающий реалии сегодняшнего дня.

Во-вторых, нужно декриминализовать статью о клевете в СМИ. Одновременно ужесточить наказание по статье, запрещающей воспрепятствование профессиональной деятельности журналистов.

В-третьих, надо сбалансировать обязанности журналистов и госорганов: сегодня журналист несёт несоизмеримо большую ответственность, чем чиновники, которые могут просто не ответить на запрос, и им за это ничего не будет.

В-четвёртых, необходимо пересмотреть подходы к распределению государственных средств: львиная доля должна быть отдана тем СМИ, которые необходимы, но которые не могут зарабатывать на рынке, – например, СМИ на казахском языке.

В-пятых, необходимо создать общественное телевидение и радио, чётко прописав в специальном законе механизмы финансирования и управления".

"Пять проблем казахстанских СМИ" – Newreporter, 6/11/19

Справка Informburo.kz:

Михаил Дорофеев входил в состав Национального совета общественного доверия при Президенте РК, который готовил пакет политических реформ, в том числе и о декриминализации клеветы. 20 декабря 2019 года Касым-Жомарт Токаев принял решение декриминализировать статью 130 Уголовного кодекса ("Клевета") и перевести её в Административный кодекс.

"Я предложил, чтобы это был единый большой информационный кодекс, который включал бы в себя все законодательные акты, так или иначе регламентирующие деятельность журналистов и средств массовой информации.

Важная тема – это то, что большое количество ограничений, которые содержатся в законодательных актах и которые относятся к простым гражданам, не должны распространяться на журналистов, когда они выполняют общественно значимую работу. Например, занимаются журналистскими расследованиями: в этой ситуации журналист не должен попадать под действие Закона "О персональных данных". Странно идти и спрашивать у человека: можно ли я расскажу про ваш банковский счёт, который свидетельствует о коррупции".

"В Казахстане предложили создать Информационный кодекс" – ТК "Хабар" 28/03/2020

О проекте Informburo.kz: "Это будет серьёзная журналистика"

"Мы ставим перед собой амбициозные задачи – очень высоко планку мы хотим, честно говоря, задрать. Объясню. Кажется, что интернет даёт все инструменты для того, чтобы завоевать аудиторию – он вам показывает, чего аудитория хочет. И в принципе все интернет-сайты в Казахстане понимают: если ты напишешь про какой-то скандал с участием высокопоставленного лица или напечатаешь фотографии Сабины (Алтынбековой, известной казахстанской волейболистки. – Авт.), или расскажешь об аварии с участием сына какого-то известного человека – это тебе принесёт трафик. Но из этого медиа делать нельзя.

Всё-таки на нас остаётся миссия формирования повестки дня: это мы на самом деле рассказываем пользователем, что важно, что неважно и куда страна идёт. И если этого не будут делать профессиональные журналисты, этого не будет делать уже никто. Социальные сети с этой функцией не справляются по определению – может быть, будут, но сейчас – нет.

Поэтому мы ставим задачу, что это будет серьёзная журналистика, очень близкая к классическому образу. Не желтизна, более серьёзный подход. Для нас оперативность – на втором плане, потому что важнее дать более достоверную информацию. И как показывают исследования, с которыми я ознакомился, – это срабатывает. Даже если посмотреть топ новостей в различных поисковых системах, в конечном итоге на первых позициях оказываются не те, кто дал раньше всех. Секунды не играют большого значения. Остаются те, кто дал более полную информацию. Это то, на что мы будем рассчитывать".

"Булат Утемуратов не будет вмешиваться в работу informburo.kz – Михаил Дорофеев" Internews.kz, 16/04/2015

"Мы всегда сообщаем читателям, если в опубликованный текст были внесены серьёзные изменения. И всегда говорим, почему так произошло. В интернете очень легко поменять всё, включая заголовок, так что рядовой читатель даже и не заметит. И многие наши коллеги так и делают. Мы себе не можем этого позволить. Если текст изменён, потому что ошиблось министерство, которое нам предоставило информацию, – мы так и пишем. Если ошиблись мы – тоже открыто признаём это.

Один из ярких примеров – когда выпускающий редактор перепутал резидентство и гражданство, и поставил неправильный заголовок. Да, нам пришлось внести изменения, признаться в своей ошибке и извиниться перед читателями. Или другой аспект: у нас есть твёрдое правило, что в случае, если речь идёт о каком-то конфликте, мы делаем всё возможное, чтобы дать слово всем сторонам конфликта. У нас нет такого: давайте сейчас напишем, а потом, если вторая сторона обратится в редакцию, им тоже дадим слово. Наша задача – дать читателям наиболее полную и объективную картину. Это очень сложно, но мы стараемся.

Ещё одна сложность – это колоссальное давление, которое мы испытываем. Сегодня все пытаются указать журналистам, что и как делать – начиная с власти и заканчивая рядовыми гражданами. Два самых распространённых вопроса, которые задают журналистам все кому не лень: "Зачем вы про это написали – что, более важных тем нет?" и "Почему вы про это не написали, это же так важно?" И нужно много нервной энергии и порой недюжинной смелости, чтобы этому сопротивляться. Журналистами никто не должен манипулировать – это моё глубокое убеждение. Как главный редактор я всячески сопротивляюсь попыткам нами манипулировать. Это сложно, а для меня сложно вдвойне, так как я человек мягкий, склонный к компромиссам. Но, как говорится, назвался груздем – полезай в кузов.

Перечитав свои ответы, я понял, что могу показаться эдаким снобом, который свысока смотрит на коллег и считает свой проект идеальным. В действительности у нас очень много недостатков, которые мы пытаемся побороть. И мы очень внимательно следим за коллегами и радуемся каждому их успешному проекту, каждой удачной публикации, и переживаем, и поддерживаем, когда у них наступают трудные времена. В итоге мы больше всё-таки коллеги, чем конкуренты. Мы делаем общее важное дело – спасаем журналистику, пытаемся хоть как-то соответствовать своей миссии в предлагаемых обстоятельствах. И я убеждён, что каждый, кто ещё не сдался, кто хоть что-то пытается делать в нашей профессии до сих пор, заслуживает огромного уважения".

"Главный редактор Informburo.kz об особенностях интернет-журналистики в Казахстане" – Ca-irnews.com, 22/06