Informburo.kz совместно с "Открытой Азией", Kaktus.media (Кыргызстан), Asia Plus (news.tj, Таджикистан) и Kun.uz (Узбекистан) подготовил проект "Лица победы". К 73-й годовщине Великой победы над фашизмом мы публикуем фотографии людей, без которых эта победа не была бы возможной. Ветераны Великой Отечественной войны, проживающие в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане поделились своими историями. Несмотря на то что с тех пор прошло немало времени, в их памяти сохранилось всё до мелочей: тревожная новость о войне, сотни дней жесточайшей борьбы, множество потерь и радость победы. Одни, погружаясь в воспоминания, увлекались рассказом, другие, наоборот, уходили в себя и замыкались.

Ветераны Казахстана

Александр Балакин, 91 год


Александр Балакин

Александр Балакин

Выпускника Акмолинского железнодорожного училища отправили на фронт в Каменск Ростовской области, где в тот момент строился железнодорожный мост через реку Северский Донец. Работать приходилось буквально в перерывах между бомбёжками и пулемётными атаками. За годы войны Александр Балакин принимал участие также в строительстве и восстановлении мостов через реку Чир, Днепр у Киева, Кременчуга и Днепропетровска. Когда немецкие войска разбомбили мост в городе Красный Лиман, его обломки, упавшие в воду перегородили русло, из-за чего возникла угроза затопления оборонительных сооружений на берегу и участка железной дороги. Чтобы очистить русло, Александр вместе с другими солдатами три ночи подряд носил взрывчатку со складов, расположенных в 2 км от места обрушения моста. "Нам пришлось работать по пояс в ледяной воде, соблюдая все меры безопасности, ведь стоило нам зашуметь – и занятый врагом противоположный берег плеснул бы шквалом огня. В таких условиях буквально под носом у противника заложили под мостовые фермы взрывчатку, а затем два мощных взрыва очистили русло реки", – рассказал ветеран. Весной 1944 года по указанию Сталина строители вместе с Александром были направлены на возведение моста через Керченский пролив, который в итоге выстоял всего 3 месяца и был разрушен сильным ветром и ледоходом. Домой, в Акмолинскую область, Александр вернулся лишь в 1947 году. Награждён Орденом Отечественной войны второй степени, медалью маршала Советского Союза Жукова, медалью президента Украины Л. Кучмы, юбилейными медалями от Президиума верховного совета СССР. В мирное время работал слесарем по ремонту паровозов, паровозным кочегаром, помощником машиниста паровоза, тепловоза, электровоза, а также медником по пайке и лужению. За трудовую деятельность в Акмолинском депо получил звания "Отличный паровозник", "Лучший по профессии", "Ударник". Сейчас ветеран живёт Астане. В силу возраста и болезней из дома выходит не часто. Любит, когда приходят в гости дети, внуки и правнуки. Читает книги из домашней библиотеки.

Рауза Ширванова, 95 лет


Рауза Ширванова

Рауза Ширванова

В ряды Красной армии призвана в мае 1942 года. Сначала уроженка Семипалатинска служила радистом, телеграфистом в 136-й отдельной роте связи, а после 1944 года была переведена в 245-ю авиационную дивизию в штаб Забайкальского военного округа. В Чите она проработала телеграфистом вплоть до ноября 1945 года. Ветеран вспоминает, как непросто было освоить азбуку Морзе, однако несколько месяцев усердных занятий дали результат. Награждена медалью за победу над Японией. "Мы к войне с Японией не были готовы – нам не говорили, а когда стали собирать мужчин, очень волнительно стало, неприятно как-то было: боялись, ведь Япония близко, а про них, знаете, говорили, что они животы вспарывают", – рассказала Рауза Ширванова. Домой вернулась 2 декабря 1945 года в звании сержанта. Кроме того, награждена Орденом Отечественной войны II степени, медалью за трудовую доблесть, имеет благодарственное письмо от Сталина, Почётную грамоту от Президента РК и Почётную грамоту городского Совета ветеранов. В послевоенные годы сначала работала в Управлении государственных трудовых сберегательных касс и госкредита в Семипалатинске, а после курсов бухгалтеров в Алма-Ате стала главным бухгалтером сберкассы в Новопокровском районе Семипалатинской области. Муж был военным, поэтому приходилось часто переезжать, вплоть до 1970 года, пока не обосновались в Целинограде – в этом городе Рауза Ширванова около дести лет проработала главным бухгалтером в Добровольно-спортивном обществе "Кайрат". Сейчас ветеран в силу возраста и состояния здоровья практически всё время проводит у себя в квартире в Астане. Активно следит за событиями в стране и в мире, стараясь не пропускать ни одного выпуска новостей.

Михаил Калинин, 93 года


Михаил Калинин

Михаил Калинин

После полугода занятий выпускник Ташкентского пулемётно-миномётного училища в составе 5-й гвардейской армии попал на второй Украинский фронт. Участвовал в боях под Кировоградом. Был ранен, однако спустя всего две недели снова вернулся в строй. "Тяжёлые бои были на Украине – весна, грязь, ни зима, ни лето, непонятно что, но холодно, греться негде, сушить одежду негде. Но ничего, пережили", – вспоминает ветеран. Михаил Калинин участвовал в освобождении Молдавии, Румынии, Польши. В 1944 году, во время форсирования Вислы миномётчик вместе с другими солдатами принял бой за плацдарм, который ранее заняли танкисты Советской армии. "Немцы хотели замкнуть плацдарм, а нас сбросить в реку, но у них не получилось это сделать – мы отстояли", – рассказал он. После 5 месяцев держали оборону Польши, до тех пор пока не началось наступление на Берлин. Столицу фашистской Германии окружал с южной стороны, однако до самого Берлина не дошёл – был переброшен в Чехословакию, куда устремилась многочисленная группировка немецких войск, чтобы совершить подрыв. На тот момент техники уже практически не было, поэтому пришлось идти пешком. Лишь миномётные установки перевозили в повозках, запряжённых лошадьми. 9 мая, когда объявили о победе над фашистской Германией, в Чехословакии бои ещё во всю продолжались. "11 мая мы ещё в Чехословакии воевали. Немецкая группировка долго не сдавалась. Танкисты и мы, миномётчики, их сдержали", – пояснил участник войны. Михаил Калинин имеет более 20 наград, в том числе медаль "За отвагу" и орден Красной Звезды. После войны вернулся домой в Павлодар. Работал в управлении транспортного строительства в Акмолинске. Принимал участие в строительстве здания целиноградского вокзала, Дома советов, ТЭЦ-1 и многих других объектов, которые и сейчас есть в Астане. Сегодня ветеран любит прогуливаться в парке возле дома. Активно болеет за любимую футбольную команду ЦСК. Поддерживает связь по телефону с ветеранами, живущими в других странах бывшего СССР. День победы традиционно празднует в кругу близких – детей, внуков и правнуков.

Нина Крылова, 95 лет


Нина Крылова

Нина Крылова

Лето 1941 года выпускница индустриального техникума из Подмосковья уже, казалось, полностью распланировала, однако свершиться задуманному было не суждено. Беззаботная жизнь молодой девушки длилась всего два дня: 20 июня защитилась, а 22-го началась война."Никто не знал, что делать, но все понимали, что надо идти на фронт", – вспоминает ветеран. Мужчин на фронт забрали сразу, девушек поначалу мобилизовывали на военный завод собирать гранаты, однако в тылу было не легче – работать приходилось очень много каждый день: с 6 утра и до полуночи. "Нас возили на паровозе. Вы видели бы эту картину: все спят вповалку всем вагоном. Вот так мы и жили", – рассказывает она. Немецкие войска стремительно захватывали территории Советского союза, и вскоре на фронт стали забирать девушек. Нина Крылова после двух месяцев подготовки была отправлена на защиту Москвы в прожекторный полк. Её распределили на очень редкую военную профессию – "слухач". "По рёву двигателя определяли, самолет полный бомбами или пустой? Данные передавали в командный пункт. Своих пропускали, а вражеские по команде "Луч" слепили и подсвечивали для обстрела. Мы различали все самолеты – и немецкие, и английские, и американские. Конечно, было страшно, когда бомбы взрываются, но что поделать?" – вспоминает женщина. Когда столицу отстояли, девушек снова отправили на завод. После войны Нина поступила в московское педагогическое училище, а через несколько лет вышла замуж и переехала в Казахстан. В Алматы работала заведующей детским садом военной академии. Сегодня Нина Крылова живёт в квартире, в которой давно не делался капитальный ремонт. Всё дело в том, что начинать благоустройство в доме, который уже давно обещают снести, смысла нет. При этом когда именно ветерану предоставят новое жильё, неизвестно. Гостей фронтовик обычно встречает в зале, где висит ковёр, который подарили ещё при выходе на пенсию. По дому помогают внуки, периодически заглядывают работники акиматов и общественных фондов. ОФ "Совет ветеранов ВОВ, тружеников тыла и детей войны" об участниках тех событий снимает серию фильмов "Вахта памяти". Планируется, что Нина Крылова станет одним из героев этой ленты.

Абдрахман Ишмухамедов, 92 года


Абдрахман Ишмухамедов

Абдрахман Ишмухамедов

Новость о войне застала выпускника школы во время прогулки возле шымкенсткого главпочтамта. Продавец газет кричал: "Война началась, война началась". Я хотел отчитать его, чтоб не пугал людей такими шутками, а он в ответ: "Нет, ага, это правда", – вспоминает ветеран. В тот момент Абдрахман Ишмухамедов уже проходил курсы связистов – военные профессии тогда были в моде, и молодого человека отправили на центральный телеграф в Куйбышев, однако там работали в основном девушки, и он записался на фронт. Сначала его забрали на полгода в военно-пехотное училище, а после в звании сержанта отправили связистом-кабельщиком на Северо-западный фронт. Обучение должно было длиться дольше, но армия несла огромные потери. Работу кабельщика переоценить было трудно: во время боя необходимо тащить тяжёлую катушку с проводом от командования к передовой и постоянно чинить повреждения, ведь без связи войска рискуют попасть под обстрел, в том числе со своей стороны. "У авиаторов была команда бомбить, а мы уже освободили деревню и вошли в неё. Такое началось – не знали, куда и как прятаться. Главное, старались сохранить голову", – рассказал он. Абдрахман чудом выжил во время боя за деревню Пустошка. Был приказ любой ценой взять населённый пункт, но не получилось. Тогда погибло очень много молодых людей. "Была прямая атака без учёта местности, по старым методам ведения войны, почти штыковой бой. Это потом мы стали умнее. Немецкие орудия были пристреляны на наши позиции", – пояснил ветеран. После тяжёлого ранения в голову он был направлен на санитарном поезде в Ярославль, а после переведён в морзисты. Демобилизовался в 1947 году и зарёкся больше не возвращаться к службе, даже когда через пару лет предложили место в КГБ. "Там нужно было потерять самого себя. Меня не интересовало умерщвление моего интеллекта", – поясняет он. Доставать из шкафа китель с медалями не любит до сих пор. Вначале преподавал политологию и научный коммунизм, но позже перешёл на сторону гуманизма и демократии. Для этого пришлось несколько раз переучиваться и полностью переосмыслить историю партии. О жизненном пути ветерана в наши дни планируется снять одну из серий фильма "Вахта памяти", над которым работает общественный фонд "Совета ветеранов ВОВ, тружеников тыла и детей войны". Два года назад Абдрахман Ишмухамедов полностью потерял зрение и теперь узнаёт о событиях в основном слушая телевизор и от близких.

Ветераны Таджикистана

Ахмад Бобоев, 93 года


Ахмад Бобоев

Ахмад Бобоев

Повестку на фронт получил в декабре 1942 года. Крепкого, смелого парня сразу заприметили в "учебке" и отправили на подготовку в подразделение зенитчиков. Со своей зенитной установкой Бобоев принял участие во многих тяжёлых боях. Летом 1944 года войска первого Белорусского фронта в районе Бреста подошли к границе Советского Союза. Началось освобождение Польши от немецко-фашистской оккупации. Фашисты оказывали ожесточённое сопротивление. Немецкие самолёты ежедневно атаковали позиции советских войск. "Наши зенитчики всеми силами старались отбить вражеские атаки, и часто у них это получалось", – вспоминает ветеран. Ахмад Бобоев в одном из боёв за освобождение Польши сбил немецкий истребитель Messerschmitt, а чуть позже – бомбардировщик Heinkel. Подвиг героя в то время не был отмечен по достоинству. В рассказ фронтовика про сбитые самолёты не поверили даже односельчане, когда он после войны вернулся домой в село Аракчин Варзобского района. Лишь 3 года назад из Москвы прислали документы Госархива Минобороны СССР, в которых подтверждается, что красноармеец Ахмад Бобоев действительно уничтожил два самолёта противника.

Файзулло Бобоев, 97 лет


Файзулло Бобоев

Файзулло Бобоев

На войну попал в марте 1942-го. Служил пулемётчиком в 29-м танковом корпусе 5-й армии – занимал позиции на Центральном фронте. Самый тяжелый бой, в котором ему пришлось участвовать, случился в районе станции Прохоровка летом 1943-го. Большие потери несли с обеих сторон. "Тела погибших лежали буквально на каждом шагу. Много было и подбитых танков, пушек", – рассказал ветеран. Выжить в этой кровавой мясорубке удалось не иначе, как чудом. После было ещё множество сражений в составе танкового корпуса. В числе ярких воспоминаний события, происходившие в районе Кривого Рога в октябре 1943-го: когда фашисты окружили, пришлось 10 дней без еды держать позиции с пулемётом в руках. "Враг не раз пытался уничтожить или захватить в плен наших солдат, но советские воины отбивали атаки противника, нанося ему значительный урон", – отмечает фронтовик. Когда спустя 10 дней пришла подмога и прорвала кольцо, Файзулло Бобоев уже был практически обессилен, но пулемёт из рук не выпускал. Несколько дней на восстановление – и снова в бой, в итоге дошёл до Берлина. "Там бои были жестокие. Последние немецкие группировки в Берлине уничтожили 5 мая. А 9 мая немцы капитулировали, и этот день объявили Днём Победы", – вспоминает он. Победу однополчане праздновали с размахом, но домой Файзулло Бобоев вернулся только летом 1946-го – после окончания службы.

Николай Голиков, 98 лет


Николай Голиков

Николай Голиков

Когда началась война, уроженец Томска, выпускник кулинарного техникума служил в рядах Советской Армии на Дальнем Востоке, в артиллерийской батарее. На фронт попал в 1944 году, уже в звании командира батареи был направлен в Великие Луки в минометный дивизион. Отсюда прошёл Псковскую область, форсировал реку Великую на подходе к Латвии. Участвовал в освобождении Резекне, Мадоны, Риги, после чего дошёл до Курляндского полуострова. "Курляндский котёл сложился только осенью 1944 года, когда западная часть Латвии оставалась под оккупацией германских войск (остатки группы армий "Север"), но они оказались зажаты между двумя советскими фронтами. Здесь бои велись даже после капитуляции Германии и прекратились только 15 мая 1945 года", – рассказал ветеран. В этих боях Николай Голиков был контужен, но чтобы не отправили в госпиталь, никому об этом не сказал. После войны фронтовика отправили в Ленинград на переподготовку, а после – в порт Калаут. Отслужив 10 лет, в 1955 году он увольняется в запас и возвращается в родной Томск. В мирное время работал в милиции, где дослужился до звания подполковника, заместителя начальника милиции. Однако контузия постоянно давала о себе знать. Из-за жалоб на мучительные головные боли Николая Голикова комиссовали, и врач посоветовал ему сменить суровый сибирский климат на тёплый, так он перебрался в Таджикистан, где живёт по сей день.

Шерон Тошев, 92 года


Шерон Тошев

Шерон Тошев

Война началась, когда Шерон Тошев ещё был совсем мальчишкой. "Я поехал в армию, когда мне было всего лишь 15 лет. Нас забрали, у меня ещё и рост-то был невысоким – брал автомат в руки, и он касался земли", – вспоминает он. Во время боевых действий в Кёнигсберге был серьёзно ранен – едва не остался без руки. "Все врачи говорили, что мне нужно ампутировать руку, но Катя на себя взяла ответственность за моё лечение", – рассказал ветеран. Покинув стены госпиталя, отправился снова на фронт и дошёл до Берлина. Когда объявили о победе, Шерон Тошев находился в Рейхстаге. "Мы уже завоевали Рейхстаг, параллельно получили известие о том, что Советская армия победила, а Гитлер сбежал на подводной лодке", – говорит фронтовик. Возвращаться домой было не к кому, поэтому после войны Шерон продолжил военную службу в Чехословакии и лишь в 1947 году вернулся в Таджикистан. На родине он продолжил заниматься своим ремеслом – пёк лепёшки и работал кузнецом. С врачом Катей, которая спасла ему руку, переписывались до 60-х, пока связь не прервалась.

Зоид Раупов, 94 года


Зоид Раупов

Зоид Раупов

О войне вспоминает крайне неохотно. Про боевые действия не рассказывает даже своим детям. Известно, что был сильно ранен в Курской битве под Украиной и около года пролежал в больнице. Говорить предпочитает только о победе. О ней он узнал уже находясь дома, куда вернулся в 1944 году. О радостном событии услышал по радио. "Я не верил своим ушам, что война закончилась", – рассказывает ветеран.

Ветераны Кыргызстана

Топонбай Чотбаев, 92 года


Топонбай Чотбаев

Топонбай Чотбаев

Солнечное затмение, случившееся в 1941 году незадолго до того, как Германия объявила войну Советскому Союзу, ветеран помнит до сих пор. "Потухшее Солнце было как предзнаменование наступивших страшных лет", – говорит он. Мобилизация опустошила родной Кечи-Кемин – в селе остались лишь женщины, старики и дети. Сначала на фронт ушёл родной брат, затем – двоюродный. Тем временем Топонбай Чотбаев с родителями усердно работал в колхозе и учил первоклассников математике, несмотря на то, что сам был всего на 10 лет старше своих учеников. Едва дождавшись, когда исполниться 18, в 1944 году ушёл на фронт. Ни с матерью, ни с отцом попрощаться не успел: когда пришла повестка, старики гнали скот на пастбище. Воевал Топонбай Чотбаев в составе контрразведки. Фронтовик до сих пор хранит секреты своей службы – вот уже 74 года. Говорит, рвался на фронт, но так и не попал из-за сильных болей в правом колене. Когда сустав опух и нога совсем перестала слушаться, попал в госпиталь. В 19 лет дали инвалидность III группы, выдали костыли и отправили поездом в родное село. После войны был инспектором в райсобесе, инструктором в райисполкоме – его переводили с одной должности на другую, где был нужнее. Получив высшее образование, устроился в КГБ. Молодого офицера направили на юг – бороться с саботажниками и преступниками. Позже работал в различных министерствах. "Это сейчас "чиновник" – чуть ли не синоним слова "взяточник", а в то время работать в госучреждениях означало работать на благо своего народа и государства", – отмечает он.

Асек Урманбетов, 95 лет


Асек Урманбетов

Асек Урманбетов

Война для Асека Урманбетова началась в мае 1943 года, сразу после ускоренного курса подготовки в военном училище на Дальнем Востоке. Вчерашним курсантам выдали армейскую одежду и отправили на фронт. Оружие тогда было в дефиците, поэтому на время пути вместо пистолетов для солидности парни затолкали в кобуру свёрнутые полотенца. Младшего лейтенанта из иссык-кульского села Саруу поставили во главе стрелкового взвода, возложив на плечи юноши колоссальную ответственность – отбить территории захваченные немцами. "Я старался, чтобы солдаты оставались в живых, действовал так, как нас учили. Молод был, горяч. Мы не думали о том, чтобы получить награды, просто хотели выполнить задание и сохранить людей", – рассказал фронтовик. Первые сражения 20-летнего офицера и его солдат пришлись на Украинский фронт, после армию перебросили в Беларусь на II Прибалтийский фронт. Каждое наступление проходило под градом немецких снарядов, бок о бок с погибающими товарищами. "Оказывается, человек ко всему привыкает. Люди вокруг умирали страшно, но в какой-то момент уже перестаёшь думать о том, что можешь сам умереть", – говорит ветеран. В середине ноября 1943-го взвод Асека Урманбетова пытался выбить полтора десятка фашистов из-под белорусской деревеньки Ярыги. Сопротивление прятавшегося в траншеях врага оказалось яростным – красноармейцы залегли, спасаясь от пуль. Неизвестно, как долго лежал бы взвод и чем бы закончилось это сражение, если бы юный командир не побежал навстречу противнику. Отвага молодого офицера подняла в бой и рядовых солдат – деревню освободили. А через полтора месяца война закончилась. В декабре 1943-го лейтенанта настигла пуля снайпера и прошила обе ноги. В родной Джети-Огуз Асек добрался лишь к августу 1944-го – с орденом Красной Звезды на груди.

Юрий Крупин, 92


Юрий Крупин

Юрий Крупин

Новость по радио о войне довела 15-летнего подростка до слёз. Правда, тогда он плакал из-за того, что не сможет поехать на каникулы к тёте, но уже совсем скоро осознал: нарушенные планы не самое страшное, что случилось. Эвакуация из украинского Никополя, где жила семья Юрия Крупина, началась в июле 1941-го, однако они не спешили, в надежде на то, что война скоро закончится. В ту же ночь город атаковали немецкие бомбардировщики – пришлось мчаться на конной повозке до Северного Кавказа. Первым призвали на фронт главу семейства. Не успели обжиться в Минеральных водах, как случилась очередная атака – и пришлось снова бежать. Уходили по горам на повозке, запряжённой быками. Враг настиг под Нальчиком. "Вокруг была голая степь – не спрятаться. А в степи на дороге были мы – беженцы, лошади и быки. Один из самолётов летел так низко, что было видно пилота: он помахал руками, качнул крылом и сбросил на нас четыре бомбы", – вспоминает Юрий Крупин. Один из осколков попал мальчику в ногу. Скитания продолжились: Махачкала, Красноводск, Мерке. Есть было нечего – голод. В 1942-м семья добралась до Ферганы. К тому времени на правой ноге у Юрия, той самой, куда попал осколок, начался абсцесс, открылась трофическая язва. Ещё через несколько месяцев парень заболел тифом. Из-за недугов мобилизоваться сразу после получения повестки не смог – в "учебку" попал только в конце 1943 года, а в начале 1944-го медкомиссия определила его и четверых его товарищей в радиомеханики. Юрия направили служить в Красноводск. После также были Ашхабад, и Алматы. Задачей младшего сержанта было обеспечивать бесперебойную радиосвязь с транспортными самолётами, которые перебрасывали на фронт оружие, снаряды, одежду, еду. "Ничего особенного", – уверяет ветеран. Но о том, насколько весомым оказался его вклад в дело победы, говорят его военные награды – ордена "За победу над Германией", за боевые заслуги и медаль Жукова.

Садыр Мамбетходжаев, 93 года


Садыр Мамбетходжаев

Садыр Мамбетходжаев

Повестку получил, как только исполнилось 18 лет. На фронт юноша попал в рядах стрелковой пехоты. Каждый бой был как последний. Задача стояла – идти только вперед, не можешь идти – ползи, но назад дороги нет. "Никто из нас и не думал о том, что мы сможем выжить. Сколько раз бывало так, что обращаешься к товарищу во время боя, а в ответ – тишина, поворачиваешься, а он уже мёртв", – рассказывает ветеран. Во время очередного сражения был контужен и на целых полгода попал в госпиталь, а после снова на фронт. Стрелок из кыргызского села Уч-Терек дошёл до самого Берлина, где и встретил победу, за которую сражался два тяжёлых года. "Это был настоящий праздник, радовались все – рядовые, офицеры", – вспоминает он. Но на этом война для него не закончилась: Садыра Мамбетходжаева, как и многих других бойцов, отправили эшелоном на Дальний Восток – воевать с Японией. На место они прибыли буквально за несколько дней до капитуляции противника, 29 августа, но и это не спасло от новых потерь. "Несмотря на то что японцы сдались, было очень много жертв из-за неправильных действий командования. Об этом никто тогда не говорил, но это было: из-за того, что мы не встретили сопротивления противника, когда начали наступление, наша артиллерия по ошибке обстреляла наших же солдат", – поведал фронтовик. Домой вернулся лишь в 1950-м году.

Елена Гришина, 93 года


Елена Гришина

Елена Гришина

На фронт пошла добровольцем. Как только прибыла из родного Алтайского края в Москву, на перроне увидела поезд с ранеными и не смогла остаться в стороне. Помогая переносить изувеченных, вглядывалась в лица буквально каждого – боялась, что среди них может оказаться кто-то их родных. Позже получила распределение в 380-ую орловскую дивизию медсестрой. Через медсанбат дивизии проходили тысячи раненных и умирающих – молодые солдаты, практически мальчишки, многим из которых уже нельзя было никак помочь. Елена Гришина ухаживала за ними, разговаривала, утешала, а потом сама плакала в одиночку. "Когда начинались бои, хирурги и медсёстры теряли счёт дням – раненые шли нескончаемой чередой, времени на сон просто не оставалось", – вспоминает она. Во время бомбёжек ложилась на землю лицом вверх и просто смотрела на летящие вниз снаряды – так, говорит, проще было встречать смерть, глядя в небо, чем медленно умирать от удушья в обрушившимся убежище. Когда в 1945-м начались ожесточённые бои за Одер, поток раненых увеличился. Накопившаяся усталость помешала ей по-настоящему обрадоваться окончанию войны. 9 мая, когда остальные товарищи праздновали Победу, 20-летняя медсестра плакала от тоски по дому, но вернуться домой удалось не сразу: раненым, которых не могли переправить в госпитали, требовался уход. На Алтай девушка попала лишь в феврале 1946-го. Получить высшее образование так и не смогла – в голодные послевоенные годы это означало стать обузой для родственников, а поэтому пошла сразу работать. Первое время была медсестрой в России, а затем перебралась в Центральную Азию – сначала Туркменистан, а потом и в Кыргызстан.

Ветераны Узбекистана

Зоир Муродов, 93 года


Зоир Муродов

Зоир Муродов

На фронт попросился сам – 16-летний подросток посчитал, что лучшей уйти на войну, чем терпеть бесконечные ссоры с мачехой, с которой не ладил с самого детства. Отец возражать не стал, в итоге в 1942 году Зоир Муродов попал в ряды Красной армии и оказался в Минске. Во время одного из сражений немецкие войска взяли в кольцо подразделение, в котором он воевал, и предложили сдаться в плен. Несмотря на голод, выходить с поднятыми руками Зоир Муродов и его сослуживцы категорически отказались. "Решили дать последний бой, и он оказался удачным. Всего 14 солдат и офицеров вышли из окружения", – вспоминает ветеран. Дошёл до Берлина, однако во время штурма получил тяжёлое ранение в ногу и контузию. Домой в родной Самарканд вернулся на костылях. В 1947 году женился и воспитал с супругой шестерых детей. Проработал 52 года на автобазе. В 2015 году в честь 70-летия Победы был приглашён в Москву на торжественный парад и выступил с речью. А недавно указом президента Шавката Мирзиёева ему вручили золотые часы и денежную премию в размере свыше 600 долларов. "На нижней части губ остался один осколок от бомбы. Этот кусок железа не даёт мне забывать войну. Но несмотря на контузию и ранения, я прожил достойную жизнь", – говорит фронтовик.

Рашид Рахмонов, 94 года


Рашид Рахмонов

Рашид Рахмонов

В 1942 году до призывного возраста ему не хватило всего 4 месяца, но помогло знание русского языка. Сообразительный юноша из узбекского кишлака под Самаркандом буквально уговорил взять его на курсы младших командиров, а после уже попал на фронт. Первый бой был на Курской дуге. С обеих сторон стреляли танки, с неба атаковали вражеские самолеты. "Думал, не выживу, а нет – остался в живых, был ранен в ногу. Много крови потерял, и санитары думали, что я уже мёртв, но один из-них всё же решил меня доставить в госпиталь. Одна медсестра все время приходила и спрашивала, жив ли я ещё?" – вспоминает ветеран. Позже Рашид Рахмонов командовал танковым взводом. Освобождал Чехословакию. В марте 1945 года был отправлен в Киев, чтобы продолжить учёбу в высшем танковом училище. "Однажды рано утром дневальный закричал: "Подъём! Победа! Война кончилась!". Все радовались, плакали от счастья", – рассказал фронтовик. Но домой Рашид Рахмонов попал только в апреле 1947 года – сразу после войны его направили в город Сормово инструктором обучать вождению танков новых курсантов. Вернувшись в родной кишлак, хотел идти в трактористы, но отец настоял, чтобы он стал математиком. Окончив двухгодичные курсы с красным дипломом, стал работать в школе. После директор курсов предложил продолжить учебу. Так вся оставшиеся жизнь прошла в университете, вплоть до 2006 года, пока не ушёл на пенсию.

Сабо Туракулов, 94 года


Сабо Туракулов

Сабо Туракулов

На фронт забрали практически со двора, где играл с друзьями. Подъехала машина, оттуда вышел человек в военной форме и приказал следовать за ним. В 1942 году Сабо оказался на Украине, после была Польша, в итоге дошёл до в Германии. "Счастье нашей семьи в том, что мы, оба брата, вернулись с войны: я в 1945, а он – в 1947 году, – рассказывает Сабо Туракулов. После войны устроился в локомотивное депо и проработал там до пенсии. За самоотверженный труд правительством награждён орденом Трудовой Славы, а также имеет звание "Ветеран труда". С супругой воспитали четверых детей, имеет 11 внуков, точного количества правнуков назвать не может. "Сейчас много льгот для ветеранов – предлагают отдохнуть в Ялте, побывать в местах боёв, но у меня уже нет сил", – сетует фронтовик. В канун праздника Победы Сабо Туракулову вручили президентский подарок – золотые часы и денежную премию в размере свыше 600 долларов. Его дом часто полон гостей – навещают школьники и студенты. Все хотят поздравить ветерана и услышать из первых уст историю страшной войны. "Нужно жить, радоваться каждому дню, учиться и активно трудиться, тогда вы тоже будете долго жить, как я", – напутствует он их.

Тожибой Хамзаев, 92 года


Тожибой Хамзаев

Тожибой Хамзаев

На войну попал в 1943 году. Участвовал в боях за освобождение Польши, а когда Варшаву отвоевали, двинулись на Германию. Война для него закончилась встречей с союзниками на Эльбе. "Эту встречу никогда не забудет, такая радость была!" – вспоминает ветеран. О подвигах свидетельствуют многочисленные ордена и медали. Двое братьев Тожибоя Хамзаева с войны не вернулись, как и многие сослуживцы, о которых он часто вспоминает. "Нет в живых уже многих, но я сильно скучаю по ним. Я счастлив, потому что рядом моя супруга – долгожительница. Ей в этом году будет то ли 88 или 89, не помню уже. Ногу недавно сломала, я её успокаиваю, говорю: это ничего по сравнению с тем, что было на войне", – рассказал ветеран. Вернувшись с войны, устроился в органы внутренних дел. В послевоенные годы его фронтовой опыт был очень полезен для милиции. Ловил преступников, часто приходилось драться врукопашную. На пенсию вышел в 1982 году. На днях к нему домой приходили из областной администрации и вручили денежную премию и золотые часы. "Хотя я уже не вижу цифр на часах, но всё равно приятно. Ведь главное – внимание и то, что о нас не забывают",– отметил он.

Абдулло Каримов, 94 года


Абдулло Каримов

Абдулло Каримов

На фронт попал в 1942 году. Участвовал в освободительных боях за Украину и Беларусь. О войне рассказывать не любит. Вспоминает лишь момент, когда на фронт приезжали узбекские музыканты. "Песни помогали нам жить, я никогда не забуду когда на фронт приехали артисты из Узбекистана и пели на родном языке. Я плакал тогда и очень хотел вернуться живым домой, – вспоминает ветеран. До войны был мастером по изготовлению сундуков, когда вернулся домой, продолжил заниматься своим любимым делом. Позже его пригласили вести уроки труда в местную школу, и он с удовольствием согласился работать с детьми. В учебном заведении, где он всю жизнь проработал, есть краткая история Абдулло Каримова. "Жизнь прожита не зря, воспитал несколько десятков учеников. Многие открыли своё дело и производят сундуки, которые востребованы сейчас. Сундуки – часть приданного невесты, и я радуюсь, когда на свадьбу берут мои сундуки. Каждая свадьба – это рождение новой жизни", – говорит фронтовик.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter