Леонид Иванов из яхтклуба "Бриз" намерен второй раз отправиться в одиночное кругосветное путешествие под парусом. Первый такой круиз продолжительностью полтора года он завершил десять лет назад, в октябре 2007-го.

Причём в свою первую кругосветную гонку Леонид ушёл на собственный страх и риск, без всякой помощи и поддержки со стороны. Лишь позже, когда яхтсмен добрался уже до Атлантики, люди, в основном его товарищи по яхт-клубу, стали отправлять ему посильные для них деньги. Так что на свой героический пробег на самодельном микропаруснике по имени "Бэби" капитан Иванов смог потратить 12-13 тысяч долларов. Большую часть из них составляли его личные средства, которые он копил не один год.

В планах было тратить в среднем меньше, чем по тысяче долларов – на месяц гонки, включая сюда расходы и на питание, и на ремонт яхты, и плату за переходы по каналам. Сказать, что все четыреста с лишним дней экспедиции капитан "Бэби" голодал – не сказать ничего. Не случайно отчаяние толкнуло его на безумный бросок через Индийский океан в самый разгул юго-западных муссонов. И "Бэби" погиб на финише дистанции в Красном море.

Теперь Леонид затеял ещё более безумное предприятие, решив взять штурмом на новом самодельном судне под названием "Бой" так называемые ревущие сороковые – широты, расположенные между Австралией и Антарктикой и снискавшие себе зловещую славу среди моряков, даже самые отважные и искусные из которых без крайней необходимости не посещают эти гиблые места. А уж маршруты парусных кругосветок всегда прокладываются в обход "ревущих". Не явился исключением в этом смысле и первый круиз Иванова.


1

"Бэби" / Фото из личного архива яхтсмена

Да что там, даже знаменитый парусный маэстро Евгений Гвоздёв из Махачкалы, наставник и друг Иванова, дважды совершивший бросок через Мировой океан на утлых парусниках, оба раза также объехал "ревущие сороковые". А ведь у этого яхтсмена всегда была мощная спонсорская поддержка да и неизмеримо больший, чем у Иванова, опыт предшествовавших кругосветному пробегу парусных гонок. Но в 75 лет злая судьба оборвала жизнь великого морехода с берегов Прикаспия.

В декабре 2008 года российский телеканал "Вести-24" сообщил о гибели Евгения Гвоздёва, дважды в одиночку обогнувшего на паруснике земной шар по экватору. Третье одиночное кругосветное плавание отважного семидесятипятилетнего яхтсмена завершилось трагедией у берегов Италии, близ Неаполя. Тело Гвоздёва обнаружили на пляже Кастель карабинеры из береговой охраны. В том же районе шторм ещё раньше выбросил на берег микрояхту "Гетар-2", на которой Гвоздёв намеревался на этот раз взять штурмом те самые "ревущие сороковые".

Предыстория

Перед тем как отправиться в свой последний парусный круиз, Евгений Гвоздёв побывал в Актау и посетил местный яхтклуб "Бриз". Он тоже был когда-то членом упомянутого клуба. Здесь в приморском городе Шевченко на лоджии собственной квартиры Гвоздёв смастерил свою первую яхту "Саид", на которой позже впервые совершил кругосветное путешествие вдоль экватора. Сейчас этот парусник стоит во дворе одной из средних школ приморской столицы Дагестана Махачкалы.

Второй бросок вокруг земного шара уже семидесятитрёхлетний к тому времени Гвоздёв совершил на яхте "Лена", выстроенной специально для этой цели одной из известных в России малотоннажных кораблестроительных фирм. Однако после пробега эта фирма забрала судно у моряка.

Два года после этого путешественник ничего не делал, но потом один из махачкалинских бизнесменов, восхищённый путешествиями Евгения, подарил ему свой, ставший в итоге роковым, парусник "Гетар-2". Перед новым стартом по традиции Гвоздёв решил посетить свой прежний яхтклуб в Актау, повидать старых друзей.

Здесь он встретился с тогда ещё шестидесятилетним Леонидом Ивановым, которого два года назад лично благословил на его первый кругосветный пробег на самодельном микропаруснике "Бэби". После крушения на финише Иванов взялся строить новый парусник, чтобы снова обогнуть на нём земной шар. Первым "ревущие сороковые" решил штурмовать Гвоздёв. До завершения строительства "Бэби-2", затеянного Ивановым в середине лета, было ещё очень далеко.

В сентябре 2008 года Евгений Гвоздёв на паруснике "Гетар-2" вышел из порта Новороссийск и отправился в своё третье и последнее кругосветное плавание. Первого декабря после сильного шторма, обрушившегося на Средиземное море, капитан Гвоздёв не вышел на связь с друзьями, внимательно следившими за его пробегом. А второго декабря, как уже упоминалось, волны выбросили его тело на берег.

Евгений Гвоздёв не дошёл до "ревущих сороковых". Но у причалов актауского яхтклуба "Бриз" продолжала визжать пила, стучал молоток и верещала электрическая дрель: друг и соратник погибшего морехода Леонид Иванов строил своего "Бэби-2", готовя его к кругосветке – через "ревущие сороковые" и даже "неистовые пятидесятые".

Как всё начиналось

Первой малой родиной Леонида был город со странным названием Челябинск-40. Так прежде именовались населённые пункты, возводившиеся в советские времена под крылом так называемого Министерства среднего машиностроения – ведомства, что объединяло тогда целый комплекс оборонных предприятий СССР.

Как только Иванову исполнилось двадцать пять, его после окончания технического училища направили на работу в молодой город на Каспии, называвшийся тогда Шевченко. Здесь он влюбился в море, которого прежде никогда не видел.

Год за годом целых двадцать пять лет, отработав рабочую смену, Иванов, работавший слесарем на серно-кислотном заводе, шёл в местный яхтенный клуб. Здесь он построил собственными руками свою первую яхту, но вскоре продал её. Она, как выяснилось после недолгих ходовых испытаний, оказалась непригодной для исполнения мечты – совершить в одиночку парусный пробег вокруг света. Второе самопальное судно, сколоченное Леонидом и ласково названное им "Бэби", оказалось в самый раз для задуманной кругосветки.


Самодельна

Самодельное судно для кругосветки/ Фото из личного архива яхтсмена

В пятьдесят Иванов вышел на пенсию и начал всерьёз готовиться к осуществлению своего проекта. На паруснике "Бэби" он избороздил вдоль и поперек весь Каспий. Их трепали морские шторма, и изнурял мёртвый штиль. Они ломали мачту и садились на мели. Получали пробоины и рвали паруса. И как-то между делом незаметно потеряли семью (какой жене понравится, что муж сутками и неделями болтается в море). Зато нашли новую подругу своей беспокойной жизни Алевтину, почти также неуёмно любившую море и "Бэби", а главное, умевшую как-то по-особенному носить тельняшку.

В первую попытку Иванова уйти в кругосветку "Бэби" попал в ночное время на якорной стоянке близ Астрахани под гигантский сухогруз, и Леонид с Алевтиной чуть не погибли – они в тот момент спали. Алевтина сказала тогда просто и веско: "Живы, здоровы остались с "Бэбиком", и ладно. Да заодно проверили свою устойчивость и непотопляемость. Ещё раз попробуете. Какие ваши годы".

И они попробовали: на этот раз дошли до Азова, но сломался мотор, без которого невозможен проход через шлюзы каналов, соединяющих моря и океаны. Пока починились, в воздухе залетали белые мухи, и пришлось опять возвращаться. Их подруга, посмеиваясь, сказала: "Да ладно тебе, Лёня. Ты ведь знаешь: всё бывает три раза. И чёрт тебя дёрнул уйти в кругосветку в среду. А предыдущий раз – в понедельник. Будто не знаешь, что по понедельникам и средам ни один уважающий себя моряк не отправляется в дальний путь. А уж по пятницам и с якоря не снимается. Пойдешь через год в четверг. Заодно и поллитру гвоздёвскую с собой захватишь".

Через год в жаркий июльский четверг капитан Иванов и малышка "Бэби" снова покинули Алевтину. Теперь уже надолго.


1

Фото из личного архива яхтсмена Иванова

На третью попытку Иванова благословил Евгений Гвоздёв, в свои семьдесят три совершивший уже вторую кругосветку. Встретились они в порту Азов, куда Евгений зашёл по делам на своём "Саиде". Он долго и внимательно, цокая языком и покачивая головой, слушал рассказ Иванова о его злоключениях. Потом достал из рундука бутылку водки "Астраханская", откупорил её, налил по стопке и сказал:

– Никуда ты не денешься, Леня, всё равно пройдёшь кругосветку. Ты же безбашенный, как и я. Давай выпьем по стопке за твою удачу. А остаток забери с собой в плавание. Допьём вместе, как вернёшься.

Ещё Гвоздёв подарил начинающему мореходу-кругосветчику морские карты-лоции аж до Мадагаскара и икону. "Какой-то матери", как сообщил Леонид Алевтине. На что та ответила: "Богородицы, дурень. Ты вот, атеист хренов, в Бога не веруешь, так хоть чёрта бойся. Тьфу-тьфу-тьфу – не к ночи будь помянут". И постучала по крышке деревянного рундука. "А икону повесь в каюте прямо напротив своей койки. Понял?" – добавила она.

Икону Иванов повестил, а гвоздёвскую "Астраханскую" спрятал в рундук, под кучу пол-литровых пластиковых бутылок с отечественным "Парламентом", которым он затарился перед путешествием.

Череда злоключений

Близ острова Тенерифе они с "Бэби" попали в такую трёпку, что порвался парус, который Иванов не успел зарифить, и поломались латы (такие деревянные рёбра, придающие ветрилам дополнительную жёсткость и стойкость при штормовых шквалах). Яхту, частично потерявшую управление, потащило на рифы. Но шквал вовремя стих, так же внезапно, как и налетел, и "Бэби" на крутом вираже, почти улегшись бортом на воду, скользнул мимо зубчатой короны рифа.

У Лос-Пальмоса шторм сорвал яхту с якоря (причём последний остался на морском дне) и взялся таскать яхту среди огромных валов. Яхта дрожала и скакала, валилась с боку на бок, но упорно, как неваляшка, вставала на киль.

В виду порта Марино попали на мель, и все попытки сняться с неё подручными средствами были бесполезны. Но утром прилив стащил "Бэби" с мели до прихода свежего ветра, и капитан Иванов успел славировать и уйти от опасной гряды, рядом с которой, буквально в двух-трёх метрах, провёл всю ночь.

Рядом с Галапагосскими островами "Бэби" чуть не столкнулся с айсбергом, которым, впрочем, при ближайшем рассмотрении оказалась гигантская океанская черепаха, размах лап которой превосходил крейсерскую длину лёниной яхты. Здесь же, у Галапагоссов, Иванова чуть не съела акула. Он решил, в который уже раз, почистить днище яхты от налипших ракушек. Надел маску с трубкой, спустился в воду и принялся за работу. Да случайно захватил через прохудившуюся трубку вместо воздуха добрый глоток океанской воды. Отплёвываясь и задыхаясь, он запрыгнул на яхту и тут увидел, как тёмная тень акулы, уже перевернувшейся брюхом кверху для атаки, мелькнула вдоль яхты, едва не протаранив борт.

Но хуже всего Иванову пришлось в Панаме. Сюда он прибыл уже настолько без средств к существованию, что даже есть уже было нечего. Пришлось пойти в порт и наняться в докеры за копейки. Но местные рыбаки его слегка поддержали. Он их быстро научил их словам "Казахстан", "Каспий" и "Актау", а они за это накормили его, поднесли рому, снабдили продовольствием и помогли починить мотор на яхте.

Но потом везение окончилось, и он нарвался на береговую охрану. Шустрые ребята быстро поняли, что он чужак и никто за ним не стоит. И просто-напросто ограбили Леонида. Отняли GPS и часы, подаренные ему в Актау на прощание другом, и вообще всё, что было мало-мальски ценного на яхте.


Фото из личного архива яхтсмена Иванова

Убитый горем зашел Лёня в некую портовую забегаловку перекусить. И тут встретил хороших людей. Которые посочувствовали его беде. Стали угощать ромом, похлопывать по плечу и что-то горячо лопотать по-испански. Наш земляк совсем было уже отмяк душой, да спасибо бармен в короткое мгновение, когда новые друзья Иванова отвлеклись от своего заморского знакомца, на таком же скверном, как у него, английском, нашептал ему кое-что. Лёня понял лишь три слова: "плантации", "раб" и "беги". Но этого было достаточно, чтобы он немедленно рванул на "Бэби", тут же снялся с якоря и поднял паруса. Уже на яхте вспомнились ему наставления Гвоздёва: будь осторожен в Латинской Америке. Евгения в этих местах дважды ограбили и тоже пытались продать в рабы на плантации то ли сахарного тростника, то ли кофейные, – он так до конца и не понял.

Новая попытка

От отсутствия денег спасли земляки – они собрали что могли и выслали в Панаму. Лёня получил деньги, отремонтировал "Бэбика", запасся продовольствием и отправился штурмовать Тихий океан. Атлантику он пересёк за сорок восемь дней. Хотя планировал пройти этот отрезок пути за месяц. Поэтому и по другим упоминавшимся выше форс-мажорным обстоятельствам денег, накопленных им за три года подготовки к броску, не хватило даже на половину пути. И пришлось снова просить у далёких земляков финансовой помощи.

В общем, так или иначе, но десять лет назад в свои тогдашние 58 Леонид Иванов всё-таки прошёл кругосветку да ещё написал об этом своём подвиге книжку под названием "Три моих океана".

Сегодня он готовится исполнить новую свою мечту – покорить "ревущие сороковые", проведя новую кругосветную гонку прямо через эти смертельно опасные широты. В принципе, для этого всё уже готово. "Бой" (суеверная Алевтина посоветовала не давать новому судну имени "Бэби-2", памятуя трагедию с "Гетаром-2") давно сошёл с импровизированных стапелей в яхт-клубе "Бриз" и прошёлся под парусом в прибрежной зоне. Готов к новым испытаниям и капитан Иванов. Сейчас он собирает 6-7 тысяч долларов на приобретение двигателя для "Боя": без него, на одних только парусах, невозможно отшлюзоваться в каналах, без прохода которых нынче невозможно совершить кругосветный маршрут.

Для тех, кто хочет и может оказать материальную помощь Леониду Иванову, публикуем номер телефона и платёжной карточки Леонида:

8 (701) 209-98-95,

4402 5735 8304 1076, Народный банк

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter