На что именно собираются тратить деньги недропользователей, неизвестно. Но, по словам г-на Кеттебекова, те самые 2-3 направления обязательно должны иметь отношение к четырём кластерам. К первому относится горнодобывающая индустрия и различные решения для недропользователей. Ко второму – "умная" среда, технологии 5G, которые будут востребованы через два года. К третьему кластеру, по его словам, относится электронная коммерция. В Алматы более тысячи онлайн-бизнесменов и на е-коммерцию большой спрос. Четвёртый кластер – это экология жизни, куда входит пищевая безопасность, переработка ГСМ и чистые технологии.

Санжар Кеттебеков: "В первую очередь мы должны сфокусироваться на тех направлениях, куда сможем привлечь транснациональные компании. Мы выделили четыре кластера. Исходя из них будем решать, как интегрироваться".

Казахстан не может быть второй "Силиконовой долиной"

По словам новатора, "Силиконовая долина" может быть только одна. Но мы можем пойти по пути американцев и интегрироваться в глобальную сеть поставщиков технологий. Вторым "Сколково" наш парк информационных технологий тоже назвать нельзя. По словам Санжара Кеттебекова, в отличие от РФ, которая взяла курс на импортозамещение, мы не пытаемся закрыться.

В российском фонде "Сколково" тоже существуют кластеры, но они соответствуют пяти направлениям развития: биомедицинские, энергоэффективные, информационные и компьютерные, космические, ядерные технологии и сфера телекоммуникаций. Бюджетное финансирование "Сколково" до 2020 года, согласно проекту, должно составить 125,2 млрд рублей (415,6 млрд тенге). При этом не менее 50% затрат на создание инновационного центра "Сколково" планируется привлечь из частных источников.

Кто платит, тот и проект заказывает

Схема привлечения денег тоже несколько отличается от российской. Сейчас у наших недропользователей есть два пути, по которым они могут пустить 1% от дохода на научные разработки.  Они могут сами заключить договор с НИИ, аккредитованным МОН РК. Затем принести его в профильное министерство, чтобы из налогооблагаемой базы вычли 1%. Но есть и другой путь. Недропользователи получат для ознакомления перечень проектов. И из них они должны будут выбрать компанию, которая разрабатывает некий инновационный продукт, в наибольшей степени соответствующий их потребностям. Далее компания открывает счёт и с него финансирует понравившийся ей проект. Венчурный принцип инвестирования предполагает, что недропользователь сможет получить долю в компании, которая будет предоставлять ему НИОКР - в соответствии с объёмом финансирования. По словам г-на Кеттебекова, в отличие от схем в других странах СНГ, недропользователи сами будут выбирать проекты, которые собираются финансировать. Однако недропользователь по-прежнему будет иметь право тратить эти деньги на собственные НИОКР. Поэтому точную сумму, на которую может рассчитывать фонд, определить невозможно. Непонятно, какую часть денег от недропользователей фонд будет брать за свои услуги, а какая действительно пойдёт на НИОКР?



В 2012 году в закон о недропользовании были внесены дополнения, по которым недропользователи должны отчислять 1% совокупного годового дохода на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. Предполагалось, что данная норма позволит существенно увеличить финансирование НИОКР.

Кто же является основным потребителем этих инноваций? В первую очередь национальные компании: "Казахтелеком", КТЖ, "Казпочта". Одним из самых весомых потребителей является акимат Алматы. В разработках инноваций задействованы вузы, стартап-компании, их поддерживают институты развития. Хотелось бы, чтобы среди партнёров были такие компании, как IBM, Oracle, Areva. Но г-н Кеттебеков подчеркнул, что фонд не будет работать с компаниями, которые нацелены только на продажу своей продукции.

"Ради галочки никого включать в систему не будем. Сначала определим выгоду той или иной компании в кластере", - сказал он.

Платы да палатки

Сейчас в ТОО "Технопарк "Алатау", которое отдано в управление фонду, числится 151 инновационная компания. 20 из них числится в чёрном списке. То есть амбициозные планы заявлены, но предприятия оказались в прямом смысле слова брошенными. Руководители этих компаний бесследно исчезли. На территории парка есть и недостроенные объекты. Инвесторы не пришли к единому мнению и бросили реализацию проекта на полдороге. Другие вкладчики отказываются достраивать здания, заточенные под чужой проект.

Корреспонденты informburo.kz посетили две компании на территории технопарка: Delta IT (совместное предприятие с израильской компаний Elbit Systems Ltd) и ТОО "Eltex alatau". Delta IT работает по заказу Министерства обороны РК, МЧС и других силовых структур. Печатные платы, военные палатки, спецмашины для разведчиков, - всё это делается на предприятии. Но сколько стоит чудо-палатка, нам так и не удалось выяснить.

- Работа нашей компании ориентирована на силовые структуры. Всё, что делается для них, нельзя считать деньгами, - пояснил начальник отдела сопровождения проектов Александр Клименко. - Здесь, в этой палатке, солдатам - жить, офицерам - работать, медикам - спасать жизни. Я большую часть жизни провёл в палатках 1956 года выпуска: когда нужны колья, растяжки, всё должно быть прикопано. Но они изжили себя. Современная палатка собирается за 10 минут и гораздо теплоустойчивей…

ТОО "Eltex alatau" тоже изготовляет печатные платы, только в гражданских целях. Компания сотрудничает с АО «Казахтелеком».

Для сравнения: в рамках российского фонда "Сколково" в 2014 году работало 783 компании. Недавно статуса резидента фонда лишилась 141 компания. Большинство из них - "мёртвые души". Как бы там ни было, многие зарубежные компании планирует разместить в "Сколково" свои центры: Nokia Solutions, Siemens, SAP, Microsoft, Boeng, Intel, Ericsson.

В технопарке "Алатау" пока такой активности не наблюдается.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter