На одном языке

Экономист Магбат Спанов в принадлежности к семейству ВТО видит больше плюсов. "В экономической истории Казахстана я выделяю три системообразующих шага: приватизацию и разгосударствление, введение частной собственности на землю и вступление в ВТО. Если 161 страна является членом ВТО, значит, в этом что-то есть. Не просто так страны объединяются и консолидируют усилия в экономической, торговой и тарифной политике", - говорит эксперт.

На резонный вопрос, почему государство затянуло процесс, таким образом, что каждое новое правительство, начиная с конца 90-х, просто декларировало необходимость вступления Казахстана в ВТО, доктор экономических наук нашёл собственный ответ:

"У Республики достаточно интересная структура промышленности, отраслевая специализация. Соответственно, по каждой из основных групп товаров мы должны были найти общий язык с ВТО. Известно, что определённые проблемы имелись в части производства зерна и другой сельхозпродукции, поддержки местных товаропроизводителей. Исходя из этого, соблюсти интересы стольких стран было тяжело", - отмечает Магбат Спанов.

В результате, говорит эксперт, было выбрано несколько направлений и создано более 30 рабочих групп по каждой номенклатуре товаров.

"Это был долгий процесс, и насколько Казахстан смог отстоять свои интересы, мы узнаем в процессе работы. В любом случае, плюсов от вступления в ВТО страна получит больше, чем минусов. Мы будем вынуждены снижать тарифы на импортную продукцию, соответственно, потребитель получит более дешёвую, при этом качественную продукцию", – подчёркивает профессор.

Вхождение в экономику Казахстана иностранных производителей, по мнению г-на Спанова, повысит и производительность труда в стране, которая сегодня в 3 раза ниже российского показателя и в 7-10 раз ниже уровня развитых стран.

Вступление в ВТО, продолжает эксперт, ускорит уже начавшийся в стране процесс развития товаропроизводства, в том числе в рамках ПФИИР.

"Да, увеличится банкротство неэффективных предприятий, но большая часть производств в стране и так неактивна. По статистике в Республике зарегистрировано несколько миллионов предприятий малого и среднего бизнеса, но, судя по налоговым отчётностям, активной экономической деятельностью занимается небольшая часть. То есть развитие МСБ происходит на бумаге", - констатирует экономист.

Среди объективных причин негативной ситуации с развитием МСБ эксперт выделяет то, что наша экономика определяется не МСБ, а крупными промышленными предприятиями в сфере добывающего сектора.

"Нам необходимо развивать МСБ именно вокруг них, но как это сделать, если пока бал правит олигархическо-монополистический капитализм? Все ТОО, предприятия, занятые на аутсорсинге и в обслуживании крупных компаний, являются аффилированными с их руководителями", - отмечает Магбат Спанов.

"Соответственно, они заинтересованы не в снижении себестоимости продукции, а в повышении её конечной цены для извлечения дополнительной прибыли. Но подписание соглашения с ВТО вынудит наших монополистов подстраиваться под требования мирового рынка и применять инновационные методы для снижения себестоимости товаров и услуг".

Банкротство неизбежно, конкуренция - тоже

Что касается опасений по поводу того, что отечественные товаропроизводители не выдержат конкуренции с зарубежными, то экономист не склонен преувеличивать риски.

"Большинство отечественных товаропроизводителей выпускают неконкурентоспособную продукцию, и до настоящего времени они выживали за счёт тарифов и различных квот. Теперь эта ситуация поменяется. Если мы хотим стать частью цивилизованного мира и занимать достойное место в распределении труда, то обязаны идти вперёд – других путей не придумано. Ведь оттого, что мы тысячу раз повторим слово "халва", во рту слаще не станет", - уверен Магбат Спанов.

Разорение части казахстанских предприятий, не выдержавших конкретную борьбу, неизбежно. Однако, напоминает доктор экономических наук, этот процесс перманентен, а классическая теория капиталистической системы основана именно на чистой конкуренции.

"Если мы не пройдём этап кризисного роста, то о конкурентоспособности национальной экономики и вхождении в тридцатку развитых стран можно забыть. Казахстан не может всё время торговать сырьём, которое имеет обыкновение заканчиваться", - справедливо замечает эксперт.

Противники вхождения нашей страны в ВТО приводили в пример ситуацию в странах, вступивших в организацию: вместо ожидаемого ускоренного роста ВВП здесь фиксировался замедленный.

"Яркие примеры стран, кому членство в ВТО ничего не дало – Таджикистан и Кыргызстан. Последний вступил в ВТО ещё в 1998 году, но проблема страны была в том, что она оказалась совершенно не готова к новой системе. При этом Кыргызстану особо нечего было защищать, в отличие от нас. Казахстан – добывающая страна, и после вступления в ВТО программа развития казахстанского содержания, скорее всего, сойдёт на нет. Ведь в ВТО чётко оговорены правила равного доступа и равной конкуренции. Соответственно, наша импортозамещающая программа прикажет долго жить. Но, по крайне мере, мы пытались что-то сделать", - прогнозирует экономист.

Как уже отмечал эксперт, теперь всё будет определять конкуренция. Другой вопрос – справедливая или нет. Спанов не исключает лоббирования тех или иных процессов, но посыпать голову пеплом преждевременно, поскольку выиграем мы несоизмеримо больше, чем потеряем.

"Правила игры больше не будут меняться в угоду вице-премьеру или министру – в ВТО нас заставят соблюдать условия цивилизованного экономического мира".

Две большие разницы

Среди возможных плюсов от пребывания Казахстана в ВТО ряд экспертов называет возможность сбалансирования положения страны в контексте ЕАЭС. Пока оно, как известно, остаётся проигрышным.

"Я не согласен с мнением о том, что членство в ВТО для нашей страны – это возможность выйти на равных с партнёрами по ЕАЭС, Россией в первую очередь. У этих объединений разные подходы и стандарты. Вообще, у стран-участниц разное понимание сути ЕАЭС: для нас это, прежде всего, экономика, для России – больше политическое объединение», - отмечает эксперт.

Казахстан как ближайший сосед и союзник России по ЕАЭС оказался не готов к последствиям санкционной войны с Западом, констатирует Магбат Спанов.

"Мы полагали, что сможем заместить часть продукции, которой лишились россияне из противостояния с западным миром, казахстанской. Но наша экономика продемонстрировала неконкурентоспособность. Например, на днях Россия ввела очередные санкции, на этот раз цветочные. И Казахстан в теории мог бы заполнить эту нишу. В советское время под Алматы успешно работали цветоводческие хозяйства, знаменитый "Гульдер" поставлял цветы на весь Союз. Но мы не сумели сохранить эти традиции, и этот рынок сейчас, скорее всего, займут страны Кавказского региона", - говорит экономист.

Профессор отмечает, что взаимные потери РФ и ЕС от санкционной войны за полтора года составили 100 млрд долларов с каждой стороны.

"Ежегодный бюджет Казахстана равен порядка 5-6 трлн тенге. В долларах это примерно 30-40 млрд. Если мы на фоне санкционной войны России и Запада сумели бы увеличить экспорт товаров хотя бы на 1-3%, представляете, какое бы наполнение бюджета получили бы. Даже 1-2 млрд долларов экспортной выручки решили бы актуальные вопросы, в том числе с горячим питанием школьников".

"И вообще я считаю, что это позор для государства – не решить вопрос с горячими обедами для детей стоимостью 5 млрд тенге. Власти сегодня подменяют свои прямые обязанности борьбой с непонятными трудностями, которые сами же и создали", - говорит эксперт.

Без приставки "ре-"

К слову, в преддверии вступления Казахстана в ВТО ряд российских экспертов прогнозировал потери из-за разницы в тарифной политике ЕАЭС и ВТО. Однако Магбат Спанов напоминает что, вступая в ВТО в 2012 году, Россия на нашу страну и наши интересы не оглядывалась. РФ не делала даже попытки скоординироваться с нами, узнать наше мнение, когда вводила антисанкции против западных стран.

"Поэтому о проблемах российского бизнеса пусть думают в России, давайте лучше решать собственные вопросы, которых у нас после вхождения в ВТО прибавится. В течение примерно трёх лет национальная экономика будет адаптироваться к новым правилам игры, и в этот период Казахстану не нужно проводить масштабных культурно-спортивных мероприятий, которые опустошают госказну. Я сейчас не говорю об ЭКСПО-2017 или Универсиаде – это вопрос уже определён, но власти намерены провести другие грандиозные мероприятия. Пора нашему высшему руководству, наконец, осознать, что международное уважение завоёвывается внутренней политикой и решением внутренних вопросов, когда население накормлено-напоено, когда нет социальных конфликтов и катаклизмов, когда справедливо работает правовая система государства. И когда руководство и народ вместе преодолевают возникающие трудности, а не происходит подмена понятий: не вместе – а вместо", - акцентирует эксперт.

В целом, экономист не прогнозирует ухудшения отношений Казахстана с партнёрами по ЕАЭС после вхождения в ряды ВТО.

"Интеграция всегда лучше ре- или деинтеграции. У Казахстана, увы, нет большого выбора, куда и с кем идти. Мы не сможем самостоятельно держать национальную экономику на должном уровне: рядом с нами всегда будут с одной стороны Россия, с другой – Китай", - отмечает Магбат Спанов.

"Самым оптимальным вариантом, как я всегда считал, было бы объединение стран региона в Центральноазиатский союз. Попытка создания такого союза уже предпринималась в начале 90-х, но заработать в полную мощь ему помешали амбиции руководителей стран".

Реинкарнация Центральноазиатского союза, по мнению профессора, в ближайшем будущем вряд ли возможна. А пока новому члену семейства ВТО – Казахстану, предстоит жить по новым правилам игры. Надеемся, в этой игре мы будем победителями уже в первых турах, иначе население поставит под сомнение компетентность нашего экономического руководства.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter