Страх аппарата перед ходом истории

Почему причины экологических бед, которые, по идее, давно должны быть выявлены и оглашены, определяют только сейчас, после заседания Совета безопасности? И что означают подобные встряски в Акорде - что в Республике сильна президентская власть или что в ней процветает нескрываемый бардак? Экологические вопросы не дают покоя казахстанцам уже давно. Но одно дело, когда ответа на них требует народ, и совсем другое, когда этими проблемами озадачился уже Глава государства.

"Неумение признать сам факт, желание по-совковому свести весь анализ к шпионскому заговору, а все решения - к желанию высечь море, – всё это говорит о страхе аппарата перед ходом истории, о непонимании, как приспособиться к новой реальности. Пока вопросы решает Президент, пока он лично вмешивается - работает здравый смысл, политическое чутье. Но как только начинают умничать нукеры и бояре, пиши пропало. Завалят любую ситуацию из реальной реальности, а не нарисованной. Казахстан слишком хорошая страна, чтобы доверять её чиновникам", - считает член клуба Казахстанских PR-профессионалов Ерлан Аскарбеков.

Перед законом все равны, но кто-то всё же - равнее

Может быть, поэтому Елбасы частенько приходится заниматься и вовсе "мелочёвкой". К примеру, в прошлом году на совещании, посвящённом развитию Астаны, Глава государства журил столичных чиновников за заваленный мусором пустырь, раскинувшийся вблизи Левобережья на пересечении улиц Момышулы и Тауелсыздык. Призывал принять меры, словно у него нет других забот. Ответственные лица записали президентское поручение в ежедневник. С тех пор прошло больше года. За это время престижный участок расчистили, но так и не застроили. А после нашумевшей истории с Усеновым-младшим Нурсултан Назарбаев на совещании в Алматы, помнится, призвал жёстко наказывать "золотую молодёжь" и влиятельных вип-персон в случае совершения ими ДТП. Тогда стало слишком очевидно, что догма "перед законом все равны" в Казахстане дала серьёзный сбой.

Гражданская активность от безысходности

Именно от безысходности, говорит эксперт, привычно толерантные казахстанцы стали объединяться и проявлять гражданскую активность. Первой ласточкой были "праворульщики".

- Там штаб был из 3 человек, активистов менее 200, и они смогли завалить целую "левую" схему передела рынка торговли автомобилями. Потом были ипотечники разных видов, с разными вожаками и разными результатами. Потом начался Кок-Жайляу. Его активисты, скорее всего, проиграют, хотя не факт. Потом декретницы - с частичным удовлетворением своих требований, но огромными политическими результатами, - говорит эксперт.

Затем народ хоть немного, но заставил наказать Максата Усенова. Затем, продолжает Ерлан Аскарбеков, тот же народ за один день осудил Татьяну Шевцову-Валову. А потом активисты заступились за Жандоса Курманбаева, вывесившего флаг на своём балконе. Поддержали неравнодушные казахстанцы и Аружан Саин, и она вместе с другими НПО "продавила" закон и пакет нормативно-правовых актов, цель которых - прекратить содержание всех сирот в детских домах. И таких примеров много.

Конструкты-симулякры и энергия народа

- Народ не дал сбежать Жамалиеву из страны. Теперь он препятствует строительству опасного завода в Павлодаре. То есть всё идет по нарастающей, всё идет по законам, всё идет органически. Скажем так, народ стал заполнять своей легитимностью те демократические конструкции, которые ржавели и пустовали с перестроечных времен. Были заявлены свободы слова, собраний, в нашей Конституции была прописана "экологическая" 31-ая статья. Но 25 лет ни оппозиционеры, ни профсоюзы, ни депутаты всех уровней не работали с этими конструкциями. По-прежнему работает лишь телефонное право и распределительная система. И народ стал заполнять все эти конструкты-симулякры смыслом и энергией. И они оказались в итоге механизмами огромной мощи, - приходит к выводу Ерлан Аскарбеков.

Кстати, статья 31 Конституции РК гласит, что государство ставит целью охрану окружающей среды, а сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, угрожающих жизни и здоровью людей, влечёт ответственность в соответствии с законом.

Но, видимо, сон в Калачах чиновники до сих пор считали оздоровительным, а сайгаки как-то выпали из понятия "окружающая среда"... Хорошо, что Президент разъяснил, что это совсем не так.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter