- Как вы восприняли назначение на пост главного тренера сборной?

- Особых эмоций не было. Это нормальный процесс во всём мире, когда кого-то назначают. Самое главное – оправдать доверие и добиться хороших результатов.

- Почти восемь месяцев перед нынешним назначением вы проработали консультантом в сборной, то есть с состоянием дел в нашей вольной борьбе знакомы. Каково же оно, это состояние?

- Положение сложное. Сборная неудачно выступила на последнем чемпионате Азии. Некоторые лидеры остались без медалей, а единственное "золото" было завоёвано Даулетом Ниязбековым в неолимпийской весовой категории.

- Какие советы вы давали в качестве консультанта?

- Одна из больших проблем, о которой я говорил, состоит в том, что в сборной чересчур берегли лидеров. В феврале прошёл чемпионат страны, и его победители знали, что спустя три месяца они гарантированно выступят на чемпионате Азии. Это привело к тому, что вторые номера сборной опустили руки – у них не было стимула. Следовательно, невысокой была и конкуренция на сборах. Поэтому главному тренеру я говорил: нужно больше турниров. Борец не должен бороться 3-4 раза в год. Я вспоминаю свою спортивную карьеру, когда у меня было по 7-9 и даже по 12 стартов в год! И когда ты выходишь на олимпийский ковёр – а этот турнир, уж поверьте мне, не похож ни на что – у тебя нет мандража, потому что ты много боролся.

- И как воспринимал ваши советы уже бывший главный тренер сборной Руслан Умралиев?

- Меня он не слушал. В принципе, это практика нормальная – когда главный тренер сам определяет, что ему делать и отвечает за итоговый результат.

- Что вы изменили в сборной за то время, что являетесь главным тренером?

- Времени прошло совсем мало, но я сделал упор на техническую работу на ковре. Ещё планируем до чемпионата мира поучаствовать в двух турнирах – мемориале Али Алиева в Махачкале и Кубке Президента в Астане.

- Когда вы собираетесь определить состав на сентябрьский чемпионат мира?

- Не сейчас, это точно. Я хочу посмотреть борцов на двух турнирах, совместных сборах и где-то за месяц определю состав. Сейчас я вижу, что ребята, которых считали вторыми номерами, воодушевились: понимают, что у них появился шанс попасть на чемпионат мира. И тренируются они по полной.

- Как так получилось, что за год до Олимпиады у нас фактически нет костяка сборной?

- Я вам больше скажу: у нас есть конкуренция лишь в нескольких весовых категориях. Это тоже проблема. И решать её нужно годами.

- Каким образом?

- Оставлять тренерами борцов, которые завершают карьеру. В молодёжной, юношеской сборной, в областных командах. У этих людей есть уникальный опыт, которым нужно пользоваться. Однако – и это случается во многих странах, не только в Казахстане – борцы часто занимаются чем угодно, но не тренерской деятельностью.


- Я разговаривал в этом году с известными в прошлом казахстанскими вольниками - Маридом Муталимовым и Леонидом Спиридоновым. Оба отметили, что были бы рады работать в Казахстане. Но им никто ничего не предлагал.

- Такие проблемы есть во многих странах мира. И я понимаю людей, которые заканчивают со спортом, и оказываются на улице. Естественно, для того чтобы выжить, они пробуют себя в тех сферах, где оказываются востребованы. Но то, что они могли бы принести пользу, работая тренерами – неоспоримо.

- Вы в своё время такой неприятности избежали.

- Да. Я выиграл вторую Олимпиаду в Сеуле и сразу же заявил, что завершаю карьеру. А на следующее утро проснулся и узнал: меня назначили старшим тренером сборной СССР.

- В единоборствах часто бывает так, что главный тренер сборной является ещё и чьим-то личным тренером.

- Мне кажется, что это неправильно, и такого быть не должно – и говорю я сейчас только про вольную борьбу. Дело в том, что такое совмещение может повлечь ненужные разговоры про лоббирование и прочее. Я же человек со стороны, у которого нет интересов, любимчиков, и мне важно на данный момент одно: чтобы на первом лицензионном турнире наши ребята завоевали несколько путёвок на Олимпиаду. При этом понимаю, что сделать это будет сложно.

- Вы успешно работали как тренер в Японии, США. Не рискуете ли вы сейчас, возглавив сборную Казахстана?

- В какой-то степени это для меня вызов. Я всем всё доказал как спортсмен, но как от тренера от меня ещё только будут ждать хороших результатов. И поэтому буду делать всё, чтобы на Олимпиаде казахстанские вольники выступили хорошо.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter