Хотя ядерные амбиции Ирана ныне не дают спать многим, уже мало кто помнит, что интерес Тегерана к ядерной проблеме возник давно. И к нему причастна Алма-Ата.

И в этом контексте заслуживает внимания визит шаха Реза Пехлеви (большого, кстати, друга американского народа) в Институт ядерной физики Академии наук Казахской ССР. Было это, если мне не изменяет память, осенью 1972-го в рамках поездки монарха по СССР.

Про предстоящий визит шаха в ИЯФ знали заранее. По крайней мере, мы, несколько восьмиклассников-однокашников, загодя спланировали свою прогулку так, чтобы не пропустить кортежа и "перехватить" монарха по пути к институтской проходной. Правда, не сам шах возбуждал пылкие чувства советских школьников – шахиня. Она сопровождала мужа в рамках того визита.


Фото из архива Андрея Михайлова

Накануне один из нас, самый информированный, тихо поведал остальным про то, какая она была красавица, эта шахиня Фарух. Он откуда-то всегда знал такие вещи (в СССР, напомню, не было "жёлтой" прессы) и говорил о них так убедительно, что живо воспламенял воображение слушателей. Так что было решено – мы станем дефилировать по пути между посёлком и институтом и… Авось! Наивное воображение рисовало нам, как, проезжая мимо, шахиня заметит нескольких вдохновенных юношей и одарит нас своей монаршей улыбкой.

…Правительственная "Чайка" с шахом промчалась мимо нас на приличной скорости, отсвечивая подслеповатыми занавешенными стёклами. Увы! Но, если бы даже стёкла были опущены, нас бы всё равно ждало разочарование – шахиня в ИЯФ не поехала, осталась в Алма-Ате.


Фото из архива Андрея Михайлова

Что запомнилось лучше всего – красные от напряжения лица мотоциклистов эскорта. Им с огромным трудом удавалось сдерживать юлящие "Уралы" на обледенелой дороге. День был сухой, но морозный. И кто-то из доброхотов решил в преддверии высокого визита прогнать по дороге поливалку, так что асфальт тут же превратился в каток. Если бы парни на мотоциклах могли говорить всё, что они тогда думали, вслух… переводчику было бы стыдно перед монархом.

В институт мы, конечно, не попали. Но в моей фототеке имеются снимки, которые передают атмосферу того визита. По ним видно, с каким волнением казахстанские физики встречали высокого гостя, как хорошо ему всё объяснили в конференц-зале физкорпуса и как подробно показали главную достопримечательность и основной "прибор" института – исследовательский атомный реактор.


Фото из архива Андрея Михайлова

Нужно сказать, что реактор под Алма-Атой с самого появления был знаковым объектом не только для института, но и для всего Казахстана. XX век недаром называли атомным. Потому-то наличием исследовательских центров, подобных нашему ИЯФу, был, если хотите, элементом статуса и предметом престижа уважающих себя городов и субъектов. И не только. Как вспоминает один из ветеранов института профессор Грановский:

"Дело в том, что в это время уже было достаточно атомного оружия, чтобы прилично побить один другого. И тогда наши "вожди" решили рассредоточить всё, что можно (и что нельзя – тоже). На год раньше организовали аналогичный ИЯФ в Ташкенте, через год – у нас. Однако к нам согласились ехать друзья Курчатова, и это определило некоторое первенство".


Фото из архива Андрея Михайлова

Реактор ВВР-К мощностью 6 МВт был запущен в 1967 году. С самого начала он был самым значимым прибором казахстанских физиков (но не единственным). Благодаря ему получали данные как для фундаментальных работ в ядерной физике, так и для решения прикладных проблем в области материаловедения, производства изотопов и прочего.

С момента появления этот режимный объект стал важным предметом ещё и для демонстрации научно-технической мощи Советского Казахстана. Можно сказать, что это была вторая по важности достопримечательность Алма-Аты – после высокогорного катка "Медео". Без его фотографий не обходился ни один праздничный альбом. Его посещение стало обычным моментом программ официальных и неофициальных визитов. Шах Реза Пехлеви был далеко не единственным высоким визитёром.


Фото из архива Андрея Михайлова

Что до самого шаха, то спустя пять лет он был свергнут разразившейся Исламской революцией, бежал в Египет и вскоре умер. Говорят, на его похороны приехал сам американский президент Никсон.

А шахиня Фарах? (Её действительно сравнивали по изысканности с Жаклин Кеннеди). Шахиня, говорят, жива до сих пор. Теперь она – обыкновенная американка и обыкновенная бабушка.


Фото из архива Андрея Михайлова

А ядерный реактор в посёлке Алатау? Работает до сих пор. Выдавая научные данные, сопутствующие продукты (в том числе для медицины) и периодически наводя ужас на обывателей и пользователей ими же выдуманными страшилками.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter