Экспериментальная театральная постановка под названием "Поп-механический спектакль "Медея. Материал" молодого режиссёра Рустема Бегенова собрала всю культурную общественность Алматы. Оценить дебют пришли даже знаменитый поэт Олжас Сулейменов и известный режиссёр Дарежан Омирбаев.

Спектакль Бегенова основывается на одноимённой пьесе немецкого драматурга Хайнера Мюллера.  Этот поэт, известный своей вольной интерпретацией древнегреческих трагедий, обратился в своё время к античному мифу о Медее, возлюбленной аргонавта Язона, покинувшей родную Колхиду ради счастья в новой стране, а когда он предпочёл другую женщину, убившей сначала свою соперницу, а затем и своих собственных детей. Одолеть пьесу Мюллера способны не все любители театра – она написана как поток мыслей и слов, и читать её довольно сложно, а точнее, решительно невозможно. А как ставить её на сцене, до этой постановки вообще было непонятно.

Отчего Рустем решил исследовать именно этот миф, было не совсем ясно, но, как выяснилось, для него это, скорее, не драматическая история о разочаровавшейся в любви женщине, ставшей затем олицетворением мести за растоптанную любовь и символом материнской ненависти,  а обобщённая, общечеловеческая и ныне очень актуальная история о диалоге двух миров и двух культур. Если в мифе речь шла о Колхиде и Коринфе, между которыми металась Медея, то в спектакле есть рассуждения, которые волнуют сейчас весь мир: столкновение культуры Запада и Востока.


Режиссёр спектакля "Медеяю Материал" Рустем Бегенов

Фото Владимира Третьякова
Режиссёр спектакля "Медея. Материал" Рустем Бегенов

"Для меня главной темой Медеи является то, что она бросила свой край и приплыла к берегам богатой и красивой страны, – поделился Рустем с журналистами. – Но в эту страну ей никогда не войти – она всегда будет здесь чужой, варваркой. И эта тема очень актуальна сегодня, когда весь мир бежит от своей истории, своих корней, к новым землям, в которые ему никогда не войти. Весь мир как будто застрял на берегу несбывшейся "новой земли".

Действительно, проблема из числа самых горячих. По словам директора Гёте-института в Казахстане Барбары Фрайфрау фон Мюнхгаузен, автор пьесы Хайнер Мюллер сам жил между двумя странами: Западной и Восточной Германией, и эта тема тоже была ему близка и нашла отражение в его работах. К тому же последние события в Европе, связанные с мигрантами, как нельзя больше располагают к дискуссиям и рассуждениям на эту тему. Стоит отметить, что Гёте-институт помог перевести текст пьесы: специально для спектакля "Медея. Материал" впервые в истории был сделан перевод Хайнера Мюллера на казахский язык. К слову, многие зрители отметили, как красиво и органично казахский язык звучал в этой сверхсовременной театральной постановке.


Фрагмент спектакля "Медея. Материал"

Фото Владимира Третьякова
Фрагмент спектакля "Медея. Материал"

По сути "Медея. Материал" – это 60-минутный перформанс, мало похожий на то, что мы когда либо видели. В нём участвовали 16 моделей, 6 музыкантов, 4 экрана, 3 камеры и 2 голоса. Что означает приставка "поп-механический" стало понятно лишь когда декорации на сцене, изготовленные в стиле модного сейчас стим-панка, стали двигаться: велосипедная рама с педалями начала крутиться, подвешенные к потолку платья, начали благодаря движению механизмов танцевать, а по металлической раме, обрамлявшей сцену, начала ездить цифровая камера, которая снимала весь процесс и выдавала на экран. Одним словом, эту блестящую работу сценографа Юлии Левицкой и художников-декораторов студии Artdepartment.kz лучше видеть.

Мы говорили с коллегами, что для следующих гостей спектакля лучше написать инструкцию, чтобы они чего не упустили, ведь "Медея. Материал" – это мультимедийное шоу. Поэтому всё время, пока идёт действо, нужно смотреть в оба – за сценой и передвижениями моделей по ней, за экранами, где транслируется кино, снимающееся в режиме реального времени. За оркестром, заставляющим этот спектакль не просто звучать, а  дышать, в конце концов, за мониторами, где мы видим текст Олжаса Сулейменова.


Фрагмент спектакля "Медея. Материал"

Фото Владимира Третьякова
Фрагмент спектакля "Медея. Материал"

В итоге получается необычное, обволакивающее театральное полотно и некое сюрреалистичное пространство, где живут механические мини-роботы и чудесные, прекрасно бессмысленные создания, чья основная миссия в жизни – дарить красоту. Эти девушки способны предстать и монахинями, которые молятся о здравии, и мрачными шахидками, готовыми уничтожить ненавистный им мир, и гейшами, умеющими музицировать, и средневековыми принцессами, и греческими богинями, и варварками, разгуливающими с окровавленными скальпами, и нежными музами, и мощными гальюнными фигурами, украшавшими когда-то носы кораблей, устремлённых к далёким берегам. Словом, всем и никем.


Фрагмент спектакля

Фото Владимира Третьякова
Фрагмент спектакля

Что касается Медеи, то её и вовсе не было. Вместо неё только свадебное платье и её голос, раздающийся из репродуктора. Русский текст от лица этой героини читала актриса Вероника Насальская, а казахский – её коллега Шынар Жанысбекова из театра драмы им. М. Ауэзова. По словам авторов, "Медея. Материл" из разряда тех спектаклей, где зрителю нужно самому потрудиться и попытаться понять то, что только намечено. Для нас этот спектакль оказался рассказом о пустоте, когда ненависть так жжёт нутро и сердце, что от человека остаётся только  оболочка, воплотившаяся здесь в свадебное платье, а сам он превращается в ничто; о форме, доминирующей порой над содержанием; о той пустоте, которую хочется наполнить своими смыслами и потоком своих слов. В спектакле Бегенова немало маленьких находок – к примеру, подача текста, когда актрисы читали, выделяя  отдельные буквы, или же изящные, по-настоящему театральные движения рук участниц, или зловещие, самодвигающиеся декорации, похожие на начало какого-нибудь южно-корейского хоррора. Так или иначе, но зрителям захотелось изучить миф о Медее основательно, и для начала, например, посмотреть фильм "Медея" Пазолини с Марией Каллас, который нам посоветовал режиссёр Дарежан Омирбаев.


Фрагмент спектакля "Медея. Материал"

Фото Владимира Третьякова
Фрагмент спектакля "Медея. Материал"

Приятно, что такой спектакль, организованный в торговом центре "МЕГА" и поддержанный финансово Фондом "Сорос-Казахстан", вообще в Алматы возможен. Вдвойне приятно, когда в театральной жизни появляются новые лица и участники, все сплошь талантливые люди: кроме Рустема Бегенова и команды Юлии Левицкой в работе принимали участие модный дизайнер Айдана Кожагельдина (она разработала костюмы). За музыкальное сопровождение спектакля, а точнее сказать, создание особого шумового фона отвечал композитор Санжар Байтереков. В качестве актрис были приглашены модели из EAT MODELS. Словом, ждём от них новых экспериментов.

Досье: Рустем Бегенов – молодой казахстанский режиссёр, ученик известного театрального режиссёра Бориса Юхананова, художественного руководителя электротеатра "Станиславский". Также ему довелось поработать еще с тремя мэтрами современного театра: с греческим режиссёром Теодоросом Терзопулосом, основателем Всемирной театральной Олимпиады, считающимся крупнейшим в мире специалистом по античной трагедии (Рустем был у него ассистентом на постановке "Вакханки"), а также с известным итальянским режиссёром, сторонником поставангардистского театра – Ромео Кастелуччи и немецким композитором, режиссёром музыкального театра – Хайнером Геббельсом.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter