Нефтегазовая отрасль остаётся для Казахстана одной из приоритетных. Нефть, к примеру, стабильно занимает большую доля экспорта страны и обеспечивает её дополнительной валютной выручкой. В исследовании портала Energyprom от 2017 года говорилось, что за год доля нефтяного экспорта в его общем объёме выросла с 59% до 62%.

Сейчас нефтегаз стремительно меняется под влиянием разных трендов: это и меняющиеся цены на сырьё, и цифровая трансформация, и изменение законов. Что происходит в отрасли сегодня и какие её ожидают перспективы? Эти вопросы обсудили эксперты на бизнес-завтраке Forbes в столичном Talan Towers.

Добыча нефти растёт, но за счёт крупных проектов

Первым модератор мероприятия Арманжан Байтасов дал слово генеральному директору ассоциации организаций нефтегазового и энергетического комплекса Kazenergy Асету Магауову. Представитель отраслевого объединения рассказал, что в последние годы в Казахстане наблюдается рост добычи нефти. Если ещё в 2016 году было добыто 77,8 млн тонн, то по итогам 2018-го – уже 90 млн тонн.

"Конечно, это, в первую очередь, – за счёт роста добычи на крупных нефтегазовых проектах: Кашаган, Тенгиз. Ожидается, что в последующие годы мы сохраним текущий уровень добычи", – сказал Магауов.

Крупные проекты составляют около 60% добычи в Казахстане. Все остальные дают порядка 40%, и при этом показывают нисходящую тенденцию.


Асет Магауов / Фото Astana Property Management

"Это вызывает беспокойство Правительства и самих недропользователей, потому что эти компании обеспечивают основную загрузку наших нефтеперерабатывающих заводов", – подчеркнул спикер.

Что касается самой нефтепереработки, то там после завершения модернизации НПЗ показатели только растут. По итогам 2018 года казахстанский внутренний рынок был обеспечен бензином на 93%, дизтопливом – на 91%, авиакеросином – на 60%. В 2019 году тренд сохранится: ожидается профицит по бензину на 10% и по авиакеросину – на 4%. Также рынок полностью обеспечат дизтопливом. После этого уже встанет вопрос по экспорту излишков за рубеж.

Чтобы привлекать новые инвестиции в нефтегазовую отрасль, в Казахстане продолжают совершенствовать правовую базу, отметил Магауов. По его словам, были упрощены процедуры получения права на недропользование, отменены некоторые обязательства по социальной нагрузке и обучению на период разведки для новых недропользователей.

"Потому что мы видим, что нужно повышать привлекательность для инвесторов сферы недропользования, в первую очередь, на разведочных, высокорисковых проектах. Были отменены бонусы коммерческого обнаружения. Также для морских проектов в сфере налогового законодательства были введены льготы в части отмены налогов на добычу полезных ископаемых, рентного налога, налога на сверхприбыль", – подчеркнул представитель KAZENERGY.

И эта работа уже дала свои плоды. По словам Асета Магауова, среди инвесторов возрождается интерес к нефтяным проектам на море, идут активные переговоры с Министерством энергетики.

Нефтяники используют альтернативные источники энергии

Ещё один тренд – влияние альтернативных источников энергии и цифровизация. Об этом рассказал глава "Тоталь" в Казахстане Паскаль Бреан. Эта международная компания работает в стране уже более 25 лет и участвует, к примеру, в Кашаганском консорциуме. Помимо нефтедобычи, занимаются в "Тоталь" и возобновляемыми источниками.

"Мы работаем в сфере маркетинга в южном Казахстане и начинаем работать с возобновляемыми источниками энергии. Уже начали строительство нашего первого солнечного кластера (электростанции в Кызылординской области. – Авт.)", – сказал Паскаль Бреан.


Паскаль Бреан

Паскаль Бреан / Фото Astana Property Management

Ещё одним важным направлением глава "Тоталь" в Казахстане считает цифровизацию.

"Мы стараемся вести работу по оптимизации затрат. За последние годы мы увеличили своё производство на 20%, но в то же время сократили удельные затраты на 40%. Мы попросили составить по всей нашей компании "цифровые карты". И, посмотрев на каждый этап, думали, как цифровизация может нам помочь оптимизировать затраты", – рассказал Бреан.

Ещё один представитель бизнеса – председатель концерна Shell в Казахстане Оливье Лазар по этому поводу заметил, что проекты в сфере возобновляемых источников развивать нужно. Но нефть и газ пока будут сохранять важность для экономики.

"Даже при развитии таких экстремальных сценариев нефтегаз будет занимать 85% в энергобалансе до 2050 года. Здесь у Казахстана тоже есть роль на глобальном рынке. Конечно, не нужно игнорировать развитие иных (источников. – Авт.), но нефть продолжит оставаться важным ресурсом", – заметил Лазар.

Нефтекомпании покупают у казахстанских поставщиков в основном услуги и сервис, но не товары

Shell в Казахстане работает по трём проектам: North Caspian Operating Company с долей участия в 16,81%, разработка лицензионного участка "Жемчужины" на Каспии с долей 55% и Каспийский трубопроводный консорциум с долей 5,4%. Глава казахстанского отделения Оливье Лазар отмечает, что для развития отрасли в стране нужны "якорные" проекты. В Казахстане таких три: Карачаганак, Кашаган и Тенгиз.


Оливье Лазар

Оливье Лазар / Фото Astana Property Management

"Shell является частью двух из них – это Карачаганак и Кашаган. (…) Даже эти два проекта являются большими якорями, от которых идёт развитие долгие годы", – сказал Лазар.

Вместе с тем, спикер обратил внимание на дорогие услуги нефтесервиса в стране.

"Оффшорное производство в Казахстане слишком дорогое. Если сравнить схожие проекты, например, Хазар-Каламкас, – это не такой сложный проект, как Кашаган, там не такое высокое давление. Но если сравнивать цены с разработкой проекта в Мексиканском заливе, то затраты (в Казахстане. – Авт.) в три раза выше", – посетовал Оливье Лазар.

Председатель концерна Shell в Казахстане отметил и важность развития местного содержания. Поставки казахстанских производителей помогают нефтедобывающим компаниям снижать свои затраты. Но, по словам Лазара, организовать это не всегда возможно.


Фото Astana Property Management

Зампредседателя комитета машиностроения и металлообработки Национальной палаты предпринимателей Павел Беклемишев в свою очередь обратил внимание, что чаще всего иностранные инвесторы обращаются к казахстанским поставщикам за услугами и сервисом. Потому что их нельзя привезти из-за рубежа.

"А вот готовую продукцию, товары всегда легче привезти от своих привычных, традиционных поставщиков. (…) По проекту будущего расширения "Тенгизшевройл" мы видим, что при общем уровне местного содержания в 34% уровень в товарах – всего 10%. А товары – это в основном как раз продукция машиностроения. Поэтому поле деятельности есть", – сообщил Беклемишев.

Нефтегазовое машиностроение в Казахстане появилось в годы независимости

Машиностроение – это не только производство автомобилей, как часто считается. Сегодня это комплексная диверсифицированная отрасль, которая включает около 50 подотраслей разного направления. Многие из них, по словам Павла Беклемишева, были в Казахстане ещё в советский период, но именно нефтегазового машиностроения практически не было.

"Работал один завод имени Петровского в Атырау, который был, по сути, централизованной ремонтной базой при проведении нефтяных операций на западе Казахстана. За годы независимости появилось более 100 предприятий, которые в большей степени специализируются на нефтегазовой тематике", – отметил представитель НПП.

Правда, пока не все компании достигли уровня, позволяющего поставлять продукцию трём гигантам: на месторождения Карачаганак, Тенгиз и Кашаган. Однако проблема здесь может быть не только в высоких предъявляемых стандартах, но и в необходимости компаний соответствовать одновременно международным и местным требованиям. А они иногда содержат противоречия, сказал Беклемишев.

Решением, по его мнению, может стать переход к применению только международных стандартов на языке подлинников. На многих предприятиях, считает спикер, это уже осуществимо.


Асхат Дуйсалиев

Асхат Дуйсалиев / Фото Astana Property Management

На бизнес-завтраке выступил руководитель одной из крупнейших компаний в нефтегазовом машиностроении – генеральный директор "КазПетроДриллинг" Асхат Дуйсалиев. В состав этого нефтесервисного холдинга входят 13 компаний. Например, в Атырау был запущен роботизированный цех по производству металлоконструкций и нестандартного оборудования для нефтегазовых компаний.

За последние 3-4 года появилось сразу несколько интересных компаний. И это, подчеркнул Павел Беклемишев, говорит о положительной тенденции в отрасли.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter