Прямой эфир Новости спорта

Экибастузская ТЭЦ: что там происходит сейчас – через год после ЧС. И при чём тут Солженицын

Дым из трубы Экибастузской ТЭЦ / Фото Informburo.kz
Дым из трубы Экибастузской ТЭЦ / Фото Informburo.kz
Почему на Экибастузской ТЭЦ советником работает бывший директор, осуждённый за недобросовестное отношение к обязанностям.

22 февраля Клуб отраслевых журналистов "Өркендеу" (с казахского "Процветание") организовал пресс-тур для СМИ с посещением Экибастузской ТЭЦ. Той самой ТЭЦ, которая два года назад была у всех на устах, когда в лютый мороз прорвало теплосети и 150 тысяч жителей Экибастуза остались без тепла, а в городе объявили ЧС. Порывы на теплосетях устраняли несколько месяцев. Визит на объект организаторы назвали мастер-классом "Тепловая энергетика сегодня и завтра на примере Экибастузской ТЭЦ".

"Являюсь просто специалистом"

"Я рад вас приветствовать. Меня зовут Виктор Вебер – я советник директора Экибастузской ТЭЦ", – представился журналистам в музее ТЭЦ мужчина пенсионного возраста и начал знакомить нас с историей одной из старейших в Казахстане теплоэлектроцентралей.

Представляться Веберу было не обязательно. Спустя год после аварии в ноябре 2023 года его как бывшего директора ТЭЦ, бывшего гендиректора ТОО "Экибастузтеплоэнерго" Павла Мельничука и бывшего директора Экибастузских тепловых сетей Евгения Горварта Экибастузский городской суд приговорил к двум годам и шести месяцам ограничения свободы с запретом занимать руководящие должности.

Всех троих признали виновными по статье 254 УК РК "Недобросовестное отношение к обязанностям". Звучит она так: "Невыполнение или ненадлежащее выполнение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, если это повлекло смерть человека или иные тяжкие последствия, – наказывается ограничением свободы на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок, с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового".

По словам Вебера, ТЭЦ изначально построили (строительство шло с 1952 по 1958 год) для нужд Экибастузского угольного бассейна – для добычи угля не хватало электроэнергии. В итоге силами фронтовиков Второй мировой, политических заключённых и уголовников со всего СССР в тяжелейшие послевоенные годы в глухой казахской степи удалось построить автономную ТЭЦ из четырёх котлов-турбоагрегатов, каждый из которых вырабатывал по 50 тонн пара в час, а три турбины давали 18 мегаватт электроэнергии.  

"Экибастузская ТЭЦ уникальная и единственная в мире. Два года она работала на привозной воде из Иртыша, которую доставляли в железнодорожных цистернах. Нужна была пресная вода, а в Экибастузе её нет. Можете себе представить, в каком виде она приходила в морозы? Во всяком случае я с коллегами, кого бы ни спрашивал, никто не знает такого факта, чтобы электрические станции работали на привозной воде", – не без гордости поведал Виктор Вебер.

Рабочий Экибастузской ТЭЦ / Фото Informburo.kz

"Здесь ещё среди экспонатов есть фотография Солженицына. У нас просто осталось пять минут", – начали поторапливать организаторы увлёкшегося рассказом экскурсовода.

Александр Солженицын – русский писатель, драматург, политический деятель. Лауреат Нобелевской премии по литературе 1970 года. В 1945 году во время войны в письмах к другу критиковал политику Иосифа Сталина, за что был приговорён к восьми годам исправительно-трудовых лагерей, из которых три года (с 1950 по 1953 год) отбывал в Степлаге – особом лагере в Экибастузе. Участвовал в строительстве ТЭЦ. Лагерная жизнь писателя описана в рассказе "Один день Ивана Денисовича". 

"Не я лично, но мы его приглашали сюда на юбилей ТЭЦ, по-моему, в 1996 году, но он почему-то не приехал", – сказал Виктор Вебер.

О Солженицыне он много говорить не стал, а уделил больше времени другой личности – Георгию Маленкову, соратнику Сталина, управлявшему СССР после его смерти с марта 1953 по февраль 1955 года. В результате партийных интриг Маленкова сместил Никита Хрущев. Маленков, находясь фактически в ссылке, с 1958 по 1968 год управлял Экибастузской ТЭЦ.

"Наверное, это единственная станция в мире, которой руководил бывший глава государства", – уже с особой гордостью заявил Виктор Вебер.

"Виктор Карлович, а правда, что Маленков в белом костюме ходил по ТЭЦ?", – спросил кто-то из коллег.

"Да, вот здесь и здесь видно", – подтвердил Вебер, показав на стенд "История ТЭЦ" (раздел "Имена-легенды").

На этом экскурсию решили завершить и позвали всех на инструктаж по технике безопасности перед тем, как показать один из котлов.

Мы поинтересовались у Виктора Карловича, как ему здесь снова работается. Произошёл такой диалог:

– Приговор не мешает вам здесь работать? Может, дискомфорт психологический?

– Да нет, в принципе всё нормально. Я здесь проработал с 1995 года. Руководство ТЭЦ и Центрально-Азиатской энергетической корпорации (ЦАЭК) посчитало, что мой опыт, знания пригодятся. Я советник директора, провожу анализ, контролирую выполнение каких-то работ, даю предложения по работе, оборудованию, в технологических процессах. Естественно, решения я уже не принимаю. Являюсь просто специалистом.

– Вы признали свою вину в суде по части недобросовестного отношения к обязанностям?

– Нет, свою вину мы не признавали. Подали апелляционную жалобу в коллегию Павлодарского областного суда. Там приговор был оставлен без изменения. Сейчас думаем о подаче кассационной жалобы в Верховный суд, но пока ещё не принято окончательное решение.

Сердце станции после инфаркта

"В чём, скажем, уникальность станции? По сути, с точки зрения энергетики, это не станция – это котельная. Потому что станция – это тот энергоисточник, который выдаёт в энергосистему электроэнергию. В данном случае у нас турбина 12 мегаватт, которая работает на собственные нужды, ибо потребление станции в среднем 18 мегаватт. Экибастузская ТЭЦ электроэнергию не выдаёт, только тепло", – объяснял по пути на контрольный шкив Олег Щемель, гендиректор АО "Павлодарэнерго".

Олег Щемель, по его словам, гражданин Беларуси, в сфере энергетики работает больше 30 лет, в частности трудился в "Минскэнерго". Из Беларуси Щемеля руководить АО "Павлодарэнерго" пригласило руководство ЦАЭК.

Олег Щемель, генеральный директор АО "Павлодарэнерго" (в центре) с журналистами / Фото Informburo.kz

Далее в "сердце" станции в окружении железных генераторов и трансформаторов гостей встретил начальник смены Бауыржан Жангазин.

"Температура тепловой сети по факту 95 на 63 градуса с давлением 9,3 на 2 килограмма ровно. В работе турбогенератор первый и шесть котлоагрегатов. Два из них энергетические, четыре водогрейных котла в работе. По действующему и резервному оборудованию замечаний нет", – отрапортовал он.

Начальник смены станции Бауыржан Жангазин с журналистами / Фото Informburo.kz

По словам Олега Щемеля, дефицит кадров на предприятии – на уровне 10–12%, и создан он, как полагает глава "Павлодарэнерго", неконкурентоспособной зарплатой и низким престижем профессии.

"Но престиж возрождается! Вот сейчас у ребят наших глаза горят, отношение к энергетике поменялось. Может быть, и после того, что произошло, не знаю. Сейчас мы воодушевлены, потому что у нас идёт положительная динамика", – заверил генеральный директор.

"Так что принципиально здесь поменялось после аварии? Мы ехали сюда по центральной улице, и трубы как парили, так и парят", – уточнили мы у него.

"Ну, в идеале ничего не должно парить. Есть нюансы, есть технологические нарушения. Сети же не новые! Идеально работает новое, и то не всегда. Нам главное, если что-то произошло, было чем быстро локализовать и сделать соответствующий ремонт, переключения и оставить потребителя с качественным теплом", – рассказал по пути в цех Олег Щемель.

"Откапиталили", но денег не хватает

Встретился с журналистами и один из акционеров ЦАЭК Сергей Кан. На сайте ЦАЭК сообщается, что Сергей Кан владеет 47,1% акций АО "ЦАЭК". Столько же принадлежит Александру Клебанову, KIF Energy S.A.R.L. – 4,02% и АО "Центрально-Азиатская топливно-энергетическая компания" – 1,78%.

По поводу прошлогоднего ЧП в Экибастузе Сергей Кан сказал, что на самой ТЭЦ аварии не было, а произошла она на теплосетях из-за их изношенности.

"На ТЭЦ несанкционированно подняли давление, это было рабочее давление, его подняли до 9,5 килограмма, но сети не выдержали – поскольку были изношены и было достаточно много порывов. Из-за этого пошёл очень большой расход воды. Соответственно, всё, что мы устраняли в период этой аварии, – устраняли на теплосетях. Основная проблема была в том, что многоквартирные дома не слили воду из системы", – рассказал предысторию Сергей Кан.

В составе учредителей после ЧС ничего, по его словам, не поменялось.

"Акции как были, так и есть. Государству перешла часть котельного оборудования. Здесь у нас пять энергетических котлов. Пять водогрейных котлов перешли в собственность акимата, но мы как компания как управляли, так и управляем. Весь ремонт производим и следим за работой всей техники", – резюмировал акционер.

Но у журналистов было ещё много вопросов к нему:

– Насколько сейчас оценивается изношенность ТЭЦ?

– На 38%. Сама методика оценки изношенности очень субъективна, на мой взгляд, она не отражает реальной ситуации. Потому что в объект изношенности входят только котлы и турбины, то есть основное оборудование, а здания, сооружения, труба, золоотвал и куча всего другого туда не попадают.

– А если оценивать и здание, и именно техническое оборудование?

– Мы "откапиталили" из 10 котлов фактически восемь и на двух произвели расширенный ремонт. Надёжность станции сейчас 100%. Все котлы выдают по 100 гигакалорий. И этот отопительный сезон мы проходим на пяти котлах, пять котлов у нас в резерве.

– Почему эта проблема тогда игнорировалась?

– Она не игнорировалась, эту проблему мы знали всегда. Средств для того, чтобы произвести такой ремонт, их не то чтобы не хватало – их нет. Станция убыточная, глубоко убыточная. Даже при тех тарифах, которые сегодня, она убыточная. Условно, сегодня за 50 м2, на двухкомнатную квартиру, в месяц оплата 2840 тенге за тепло. Это не соответствует никак тем потребностям для качественной подачи тепла. Тем не менее государство и акционеры в 2023 году потратили совместно 18 млрд тенге только на эту станцию. 10 млрд потратила компания, то есть мы, акционеры, и 8 млрд потратило государство.

– Какой, по вашему мнению, должен быть тариф, чтобы предприятие работало хорошо и было безубыточным?

– Я не могу вам сказать, какой тариф, но я скажу так: плановый убыток этого года с существующим тарифом, который нам дали с 1 февраля, – 2,5 млрд тенге у компании "Экибастузтеплоэнерго". При том, что у нас всего в тарифе сидит 500 млн тенге на ремонт станции. Ну что такое 500 млн тенге? Это ничего. И посмотрите, какие у нас зарплаты.

– Какая зарплата сейчас средняя в компании?

– Тот тариф, который нам утвердили, – основные деньги ушли на повышение зарплат с 200 тысяч до 340 тысяч. Мы (зарплату) административного персонала не поднимали. Весь фонд оплаты труда уходит на операционный персонал, на рабочих.

– Сколько денег нужно ещё?

– После всех этих ремонтов необходимы деньги только на поддержание. Я не могу сказать сколько, потому что это индивидуально, в каждом отдельном случае, каждый котёл в разном состоянии.

После для журналистов провели мастер-класс о состоянии тепловой энергетики и вручили сертификаты.  

Экибастузская ТЭЦ / Фото Informburo.kz

"Вебер – гений теплоэнергетики. Если бы не он, эта станция накрылась бы медным тазом лет десять назад. Его уважает весь Экибастуз", – отозвался о бывшем директоре один из бывалых областных журналистов уже по пути в Астану.

Трудовой стаж Виктора Карловича впечатляет. Начинал простым слесарем по ремонту оборудования в котельном цехе, затем работал мастером, заместителем главного инженера, потом главным инженером и почти 15 лет директором Экибастузской ТЭЦ. Обладатель знака "Трудовой славы" III степени от Министерства энергетики и минеральных ресурсов (2006) и почётной грамоты от акима Павлодарской области (2011).

Новости партнеров