Если сегодня не предпринять решительные меры по реорганизации существующей системы утилизации бытовых отходов, то в обозримом будущем алматинцы могут столкнуться с экологической катастрофой. Карасайский полигон фактически исчерпал свой лимит: он забит под завязку накопленными 11 миллионами тонн отходов. Если добавить сюда такие минусы, как отсутствие системы сбора и отвода фильтрата и биогаза, а также наличие многочисленных очагов самовозгорания, то карасайскую свалку впору сравнивать с пороховой бочкой, на которой сидят ни о чём не подозревающие алматинцы.

Конечно, городские власти постоянно мониторят ситуацию: они пытаются найти выход из тупика, выбирая наиболее оптимальные способы утилизации отходов. Но воз, как говорится, и ныне там. А всё потому, что чиновники не в курсе новых, альтернативных вариантов решения "грязной" проблемы. Они знают только три способа уничтожения отходов - это сжигание, переработка и захоронение.

Между тем, 6 лет тому назад был разработан инвестиционный проект "Новая система управления твёрдыми бытовыми отходами". Его автор - руководитель экологического союза "Табигат" Мэлс Елеусизов - предлагает создать в Алматы развитую производственную инфраструктуру по сбору, обезвреживанию и утилизации отсортированного вторичного сырья.

Мэлс Елеусизов

Фото Олега Спивака
Мэлс Елеусизов

- Сегодня в мире существует две системы управления твёрдыми бытовыми отходами. Первая, которая существует практически везде, занимается утилизацией мусора в самом конце цепочки: его уничтожают на мусоросжигающих заводах или вывозят на полигон. Вторая система подразумевает решение проблемы на начальном этапе, когда мусор только образуется. В этом случае гражданам Японии и стран Запада предлагают самим сортировать бытовые отходы на отдельные составляющие. Что предлагаю я? Упростить второй вариант, чтобы наши жители на первоначальном этапе сами сортировали дома свой мусор на пищевые и непищевые отходы, и затем сдавали его на ближайшую сортировочную площадку. Сотрудник этой станции будет вручную сортировать отходы по 8 группам - резина, стекло, пластик, металл, текстиль, бумага, опасные и пищевые отходы. Затем он будет спрессовывать их, и получившееся в итоге вторсырьё готовить для отправки на перерабатывающие предприятия. А эти предприятия, точнее, мини-цеха будут работать во благо нашей промышленности, изготавливая товары народного потребления. Всё это позволит снизить себестоимость продукции, увеличить объёмы её производства. И в конечном результате повысит конкурентоспособность наших предприятий. Согласитесь, это хороший маркетинговый ход, если учесть, как демпингуют сегодня некоторые российские компании, зашедшие на казахстанский рынок.

- Цена вашего вопроса?

- Около 12 миллиардов тенге. На эти деньги в Алматы можно построить 800 сортировочных площадок, которые заменили бы привычные мусорные площадки. Причём вовсе не обязательно строить сразу 800 площадок. Это можно делать постепенно, на протяжении нескольких лет, высвобождая карасайский полигон. Его можно использовать как вторичный ресурс, забирая на утилизацию нужные твёрдые бытовые отходы. По нашим подсчётам, окупаемость проекта составит 10 лет.

- Кто, на ваш взгляд, должен отвечать за реализацию проекта? Кому он выгоден?

- Я считаю, что необходимо создать совместное предприятие, с участием государства, которое будет уполномочено регулировать вопросы утилизации и переработки отходов. Городской акимат может решить вопрос с выделением земельных участков под сортировочные площадки, и тогда дело пойдёт в гору. Что касается выгоды, то наш проект принесёт её всем сторонам - населению, муниципальным органам и бизнесу. Благодаря проекту уменьшатся тарифы на вывоз мусора, улучшится эстетический вид дворов и улиц, минимизируется загрязнение вод и отравление воздуха. Кроме того, сохранятся природные ресурсы, и сведётся на нет возникновение всевозможных очагов опасных инфекционных заболеваний, разносимых крысами, насекомыми и бездомными животными. Проект создаст 2,5 тысячи новых рабочих мест только на сортировке мусора, новые производства, что улучшит социально-экономические показатели Алматы.

Сегодня в Алматы насчитывается 22 предприятия, которые занимаются сбором, вывозом и переработкой вторсырья: макулатуры (Kazakhstan Kagazy), пластика (ZETA), стекла (SAF), медицинских отходов, цветных металлов, отработанных автопокрышек (Kazakhstan Rubber Recycling), аккумуляторов, ртутьсодержащих изделий. Их них на полную мощность работают 3 предприятия.

Инновации

За годы существования экологического союза "Табигат" Мэлс Елеусизов досконально изучил международный опыт в области утилизации бытовых отходов. Он побывал на Всемирных саммитах по изменению климата в ЮАР, Мексике, Перу, Дании, Польше и Катаре, где ознакомился с местной коммунальной системой. Мэлс Хамзаевич обратил внимание, что в Европе акцент делают на мусоросжигающих заводах, тогда как в Латинской Америке, Азии и Африке - на свалках. Заниматься переработкой твёрдых бытовых отходов в промышленных масштабах могут позволить себе лишь отдельные цивилизованные страны.

- 10 лет тому назад я провёл вместе с немецкими коллегами в Алматы международную практическую конференцию на тему современных методов утилизации отходов. И в душе очень надеялся, что, переняв передовой опыт Запада, мы сможем со временем решить мусорную проблему. Увы, не сложилось. Сказалась ментальность нашего населения, которая сильно отличается от западной (ну не привыкли мы, в отличие от европейцев, сортировать дома мусор по принципу "пищевые и непищевые отходы"). Да, и сменявшие друг друга акимы города очень уж креативно подходили к решению мусорной проблемы. Я помню, как Виктор Храпунов в своё время приобрёл большие мусоровозы и контейнеры зелёного цвета. Но их хватило ненадолго из-за жары, резких перепадов температуры воздуха и пренебрежительного отношения жителей. Потом Храпунов запустил мусороперерабатывающий завод, который спрессовывал весь мусор. Технологический процесс был прост: отходы заматывали в огромную полиэтиленовую плёнку, спрессовывали и затем вывозили для захоронения на мусорный полигон. Последняя услуга была платной. В итоге завод остановился, став отличным прибежищем для крыс. Другой аким - Имангали Тасмагамбетов - решил сделать ставку на сортировку мусора. На месте пустующего мусороперерабатывающего завода он запустил сортировочную линию, ежегодно выделяя на её работу около 500 миллионов тенге. 150 человек работали на конвейере, отделяя бумагу, пластик и стекло. В цехе постоянно стоял удушающий смрад, рабочим сложно было работать в таких тяжёлых условиях, поэтому кадры менялись часто.

Пришедший на смену Тасмагамбетову Ахметжан Есимов не стал финансировать детище предшественника. Он просто перенёс городскую свалку в область, и установил 5-кубовые подземные контейнеры, которые должны были раздельно собирать бумагу, пластик и стекло. Какую методику выберет нынешний аким Бауыржан Байбек, я не знаю. Планирую пока презентовать ему свой инвестиционный инновационный проект.

- Мэлс Хамзаевич, вы же апробировали когда-то в Алматы сортировочную площадку? Почему её все-таки снесли?

- Да, у меня на протяжении 8 лет работала первая в своём роде сортировочная площадка на улице Брусиловского, угол улицы Сатпаева. На ней были установлены 2 контейнера - в одном люди жили, другой использовался в качестве склада. И вот несколько лет подряд сортировщики принимали в пункте приёма стеклотару, макулатуру и пластиковые бутылки. Но затем по распоряжению акима города площадку снесли, несмотря на то что 500 местных жителей написали письмо на им президента РК с просьбой оставить её. Площадку снесли на том основании, что она была не узаконена, а земля, на которой она находилась, принадлежала акимату.

Виды вторсырья

Проект главного эколога страны подразумевает сортировку мусора по 8 группам, которые, в свою очередь, делятся на подгруппы. В итоге получается отличное вторичное сырьё.

3 вида бумаги - мелованная, обычная и картон.

Пластик - твёрдый, мягкий и по цвету.

Стекло - оконное, цветное и триплекс.

Текстиль - шерстяной, синтетический, хлопчатобумажный и смешанный. Металл - чёрный, цветной, сплавы и легированная сталь.

Резина - маслостойкая и термостойкая.

Опасные отходы - медицинские препараты, ртутьсодержащие батарейки и аккумуляторы.

Фото Олега Спивака


Планы

- Вы получили свой инновационный патент на сортировку отходов ещё в июне 2009 года. Почему же до сих пор не реализовали свою идею?

- Потому что раньше я не мог заручиться поддержкой городских властей на воплощение в жизнь своей задумки. Прежние акимы, к сожалению, не были заинтересованы в креативном проекте. Им выгоднее иметь дело со свалками, потому что вывоз мусора - это платное удовольствие. Каждый день в казну поступают живые деньги. Надеюсь найти поддержку и понимание у нового градоначальника.

- Вы позиционируете свой проект как инвестиционный. Наверняка, обращались с соответствующими предложениями к бизнесменам и банкирам. Как они реагировали на них?

- На самом деле я мало кого из бизнес-сообщества вводил в курс дела, потому как считаю, что в реализации проекта должно принять активное участие государство. Без его поддержки всё будет продвигаться со скрипом. Вот я и попробовал заинтересовать госорганы. В итоге мы выиграли конкурс Министерства индустрии и новых технологий, и составили технико-экономическое обоснование для Алматы. Что касается финансирования проекта, то мы не исключаем возможности, что нам могут помочь частные финансовые учреждения. Обратите внимание: Всемирный, европейский и азиатский банки реконструкции поддерживают по всему миру "зелёные" проекты.

- Как эколог, скажите, как ваш проект сможет решить злободневную экологическую проблему Алматы?

- Если наш проект воплотится в жизнь, тогда мы сможем со временем избавиться от злосчастного карасайского полигона, который является рассадником различных инфекций и вирусов. Есть и другой аспект, и он тоже связан со свалкой. Смотрите, сейчас основной вред окружающей среде несут пищевые отходы. Сначала они закисают, потом образуют метан – горючий газ, который опаснее углекислого. Метан создаёт парниковый эффект. Потом на месте образуется сероводород и прочие зловонные газы, также опасные для организма человека. Так вот, если мы научимся грамотно утилизировать пищевые отходы, тогда сможем получить биогазовые станции, которые могут стать отличным подспорьем в быту и в промышленных целях.

Эпилог

В настоящее время проблема бытовых отходов становится одной из самых острых хозяйственных и природоохранных проблем Казахстана. По данным департамента экологии Министерства охраны окружающей среды РК, удельные показатели образования отходов в больших городах достигают в среднем 0,7 кг в день с одного человека и имеют тенденцию к росту. За год в нашей стране на свалках и полигонах накапливается в общей сложности 38,4 миллиона тонн мусора. Из этой массы лишь 3% утилизируется, остальное годами, а то и десятилетиями разлагается под солнцем. Поэтому если сейчас не реорганизовать существующую систему управления бытовыми отходами, тогда алматинцы могут столкнуться через пару-тройку лет с серьёзной техногенной катастрофой.

Период разложения отдельных компонентов ТБО в почве:

Стеклянная и пластиковая бутылка, полиэтиленовый пакет - от 500 до 1000 лет.

Алюминий - от 80 до 200 лет.

Окурки сигарет - от 1 до 5 лет.

Газета - 2-4 недели.

Огрызок яблока - 1 месяц.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter