Официально мы войдём в ВТО в конце года на 10-й министерской конференции в Кении, но известие о завершении переговоров уже вызвало в СМИ новую волну комментариев. По теме этого шага Казахстана сломано немало копий, но и у сторонников, и противников присоединения ещё есть чем потрясать на страницах изданий. Новостные ленты пестрят десятками публикаций, где с разной степенью убедительности расписываются преимущества вступления в ВТО или, напротив, – его недостатки.

Для чего же Казахстан вступил во Всемирную торговую организацию? Просто "щоб було" (как у соседнего Кыргызстана), или мы всё же извлечём из своего членства неиллюзорные выгоды? А, может, наоборот: ВТО извлечёт выгоду из нас?.. Согласитесь, было бы обидно потратить на переговоры почти двадцать лет, чтобы в итоге ничего не получить.

Или того хуже: получить экономический урон, прикрываемый бездоказательными заявлениями официальных лиц, что "все идёт по плану, наши производители защищены, экспортные доходы растут день ото дня". А страны ВТО – они что, переругиваются в очереди за нашими товарами?

Долгие проводы - лишние слёзы

Столь долгий переговорный срок, согласно официальной версии, был продиктован стремлением максимально обезопасить наши промышленность и сельское хозяйство. Взамен же мы, как ожидается, получим доступ к современным технологиям и бурному потоку инвестиций, воочию узрим рост доходов от несырьевого экспорта, по уши интегрируемся в мировую экономику, повысим уровень жизни сограждан и войдём, наконец, в число самых конкурентоспособных стран мира.

Не хочется подвергать критике эти благородные порывы – но пока остаются сомнения в том, что наша пред-индустриальная республика вдруг начнёт производить нечто такое, что с руками и ногами оторвут в других странах. Более того, власти каждой из ста шестидесяти других стран (если они находятся в здравом уме и твёрдой памяти) сохранили таможенные барьеры разной степени проницаемости, иногда вступая в прямое противоречие с правилами ВТО.

Если наши правящие круги всё же втайне рассчитывают на более широкий доступ на мировой рынок казахстанских металлов, нефти, зерна, урана и прочего, то нам не следует, мягко говоря, в обозримом будущем рассчитывать на благоприятную ценовую конъюнктуру. Особенно по нефти.

Так что преимущества от вступления в ВТО являются пока чисто умозрительными. А минусы вполне конкретные и осязаемые: опасность для аграрного сектора, какой-никакой промышленности, активное участие иностранных компаний в системе казахстанских госзакупок и прочее. Кыргызстан, который является членом ВТО уже 17 лет, не может, увы, похвастаться впечатляющим экономическим ростом или просто сколько-нибудь устойчивым экономическим развитием.

1 июля эта республика планирует стать членом ЕАЭС и попробовать извлечь экономические выгоды уже из нового членства. Кстати, вступление Кыргызстана в ЕАЭС может представлять для нас некоторые риски – прежде всего, в виде реэкспорта китайской продукции и продовольственных товаров в Казахстан.

Часто высказывается мнение, что Казахстан уже несколько лет живёт в условиях ВТО. Это не так далеко от истины: республика находится в едином торговом режиме с Россией, присоединившейся к ВТО в 2012 году. Фактически те обязательства, которые приняла на себя РФ, распространяются и на Казахстан в силу того, что нормативно-правовая база ЕАЭС в значительной степени адаптирована к условиям ВТО. Несмотря на это, изменения во внешней торговле всё же последуют – как положительные, так и отрицательные. И соотношение этих изменений наглядно покажет, как хорошо (или никак не хорошо) отстояли интересы страны казахстанские переговорщики за девятнадцать лет загранкомандировок.

Чужой пример соблазнителен

Китай, например, вступил в ВТО ещё в 2001 году, но на переговорах выторговал для себя переходный период, который длится до сих пор и завершится 1 июля 2015 года. Многие развитые страны ценой противоречий с правилами ВТО сохранили субсидии фермерам: внутренняя поддержка аграрного сектора в Соединенных Штатах составляет 44%, а в Евросоюзе – 88% валовой продукции агросектора. В Казахстане этот показатель в несколько раз ниже. Бразилия запретила импорт сельскохозяйственной техники иностранного производства, если аналогичная производится внутри страны. Причём это не мешает ей оставаться членом ВТО.  


Фото Олега Спивака
Переходный период вступления в ВТО для Китая завершится 1 июля 2015 года

Ряд стран ввёл ввозные тарифы, защищающие отечественных производителей от засилья импортного продовольствия: в Японии, например, по некоторым товарным группам они составляют 100%. Таким образом страны ставят собственные национальные интересы, которые включают вопрос продовольственной безопасности, превыше принципов свободной торговли. И Казахстану, коль скоро он вступил в ВТО, не нужно стесняться брать с них пример.

Говоря об отрицательных сторонах либерализации торговли, следует упомянуть и о том, что ЕАЭС сейчас ведёт работу по созданию зон свободной торговли с Египтом, Израилем, Индией и Ираном. Рассматривается (хотя и в достаточно отдалённой перспективе) создание ЗСТ с Китаем, Тунисом, Сирией и ещё несколькими десятками стран. Все эти страны, кроме Ирана, являются членами ВТО.

Это означает, что Казахстан будет находиться в "усиленном" режиме свободной торговли с этими странами и пользоваться всеми преимуществами, которые она принесёт, или, если не повезёт, понесёт соответствующий ущерб.

Теплится надежда, что за те 10-15 лет, которые отделяют ЕАЭС от создания зон свободной торговли с другими странами, казахстанские производители и поставщики услуг наберут необходимый опыт работы в условиях ВТО.

Если говорить в целом, преимущества вступления Казахстана в ВТО ощутят на себе, прежде всего, рядовые потребители. Казахстанским же экспортёрам и производителям следует очень постараться, чтобы испытать схожие по характеру ощущения. Отечественным потребителям будет предложен широкий ассортимент товаров и услуг, а также снижена – в силу конкуренции – средняя цена на них. В то же время участь наших экспортёров и производителей, особенно тех, кто не обременен госзаказами и господдержкой, будет незавидна.

Вступление во Всемирную торговую организацию снизит ввозные пошлины в РК для трёх с лишним тысяч товарных наименований(Проект договора, подписанного Казахстаном с ВТО, содержит расхождения с таможенными тарифами ЕАЭС по 3171 товарной позиции). Это те товарные группы, тарифы на которые будут отличаться от принятых в ЕАЭС, по остальным позициям изменений не будет. Некоторые ввозные пошлины будут снижены сразу, а другие постепенно, в течение нескольких лет так называемого переходного периода. Среди планируемых понижаемых пошлин – пошлины на ввоз автомобилей иностранного производства. Новость, бесспорно, позитивная: редкий автолюбитель станет отрицать то, что количество изделий ОАО "АвтоВАЗ" на улицах наших городов давно превзошло все мыслимые пределы.


Фото Олега Спивака
Среди планируемых понижаемых пошлин – пошлины на ввоз автомобилей иностранного производства

Среди плюсов отмечу и то, что в Казахстан, пусть и через пять лет нашего членства в ВТО, придут иностранные банки. Сейчас они могут работать в нашей стране только через свои дочерние организации – резидентов Казахстана. Усиление конкуренции в финансовой сфере позволит казахстанским потребителям и предпринимателям рассчитывать на серьёзное снижение непомерно высоких в настоящее время процентных кредитных ставок и, может быть, на повышение ставок по депозитам.

Среди возможных (и пока не подтверждённых) плюсов вступления Казахстана в ВТО можно выделить рост ассортимента товаров и услуг на внутреннем рынке – с условием, что власти не будут злостно противодействовать этому процессу (например, введут утилизационный сбор для иностранных автомобилей), удешевление импортных комплектующих изделий для отечественного производства за счёт снижения импортных тарифов, улучшение инвестиционного рейтинга страны, а также открытие новых рынков для некоторых особо мощных казахстанских экспортеров.

ВТО план покажет

Разглагольствовать о положительных и отрицательных сторонах нашего новоиспеченного статуса можно очень долго, но всё покажут уже первые несколько лет членства в ВТО. Конкретные прогнозы можно будет делать лишь после обнародования окончательного договора присоединения – доступа к нему пока нет ни у экспертов, ни у бизнес-сообщества. Будем надеяться, что многолетние переговоры Казахстана с ВТО не прошли впустую и проявились в виде приемлемых и безопасных условий участия. Не стоит забывать, что свободная торговля – это дорога с двусторонним движением, и Казахстан должен как импортировать, так и экспортировать товары и услуги, а не превращаться в приёмник товаров со всего света.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter