Своё отеческое напутствие дал экипажу храбрецов Президент страны Нурсултан Назарбаев и вручил им флаг Казахстана, украсивший мачту судна.

Весьма непросто складывался этот беспрецедентный для совсем недавно обретшей независимость степной страны, и затянувшийся аж на пять лет одиночный пробег, вместивший в себя и безудержный оптимизм, и драматические потери, и беспросветное отчаяние его участников, и состоявшийся всё же героический финиш гонки, и трагический конец самого ставшего легендой парусника. Обо всех этих перипетиях рассказывается в предлагаемых далее заметках.

Сентябрь 2007

Самые лучшие из наилучших дилетантов

Безумный план организаторов пробега – сформировать команду из собранных по всей стране добровольцев в возрасте до 36 лет, включая даже тех, кто прежде никогда не видел моря, поначалу усердно претворялся в жизнь. По телевидению был объявлен конкурс-отбор кандидатов в потенциальные камикадзе, в котором приняли участие более полутора тысяч претендентов.

В итоге был сформирован экипаж числом в 14 человек. Фактически это были две команды: основная и дубль.

Вот поимённый список тех, кто стартовал на первом этапе гонки: Гоча Начкепия, Виталий Мельников, Асель Соромбаева, Екатерина Корчагина, Сергей Никоненко, Алмас Мынбаев, Тахир Ильямов. Остальным пока предлагалось посидеть на берегу в ожидании, когда кто-нибудь из первого состава захочет на берег и запросит пардона у водной стихии.

Правда, возглавил команду весьма опытный яхтсмен – сорокавосьмилетний предприниматель из Актау, мастер спорта СССР по парусным гонкам, человек, своими руками построивший не один парусник класса "микро", Александр Лавринов.



Два капитана

По-разному пришли все эти люди в команду экстрим-пробега через три океана и множество морей. Любопытна, в частности, история назначения капитана судна. Давний друг Лавринова по занятию парусным спортом и партнёр по бизнесу Андрей Чулаков узнал о готовящейся экспедиции совершенно случайно от кого-то из знакомых. К тому времени организаторы кругосветной гонки уже вчерне отобрали будущую команду и начали её профессиональную подготовку в далёком Таиланде.

Друзья-яхтсмены тут же решили: как без них. И полетели в Таиланд. Там, на занятиях по технике и тактике хождения под парусом они продемонстрировали всё что умели, и тут же получили предложение, от которого не смогли отказаться. Были, конечно, на примете у организаторов турнира и другие, гораздо более опытные парусные ходоки, способные возглавить этот пробег, но все они начинали разговор с вопроса: "А сколько вы нам заплатите?"

Но Андрей сказал другу: "Конечно, мы с тобой не пацаны, которых на берегу ещё ничто не держит, и не пенсионеры, которых уже не держит ничто. У нас семьи, у нас бизнес. Но с другой стороны, кто, если не мы, всю жизнь положившие на развитие яхтинга на Каспии? Давай вдвоём по очереди на пересменку?"

Кому – адреналин, кому – работа

Кате Корчагиной, домашней девочке, никогда прежде не видевшей не то что океана – даже приличного моря, которой к началу экспедиции едва исполнилось двадцать два, ещё вчера мама строго наказывала: как стемнеет – домой. Но захотелось девчонке, до сих пор убивавшей свободное время драками с соседскими пацанами, а позже – гонками на роллерах, хлебнуть с океанским ветром адреналина и сделать что-то настоящее в своей жизни.

Асель Соромбаева, двадцатишестилетняя и ещё свободная от семейных уз барышня, решила сменить предыдущее хобби – лазанье по горам Алатау с альпинистским снаряжением – на ещё более безумные океанские гонки под парусом.

Тридцатилетний актёр и режиссёр театра Сергей Никоненко, игравший в алма-атинском ТЮЗе и театре Лермонтова одних мерзавцев и подлецов, которых в конце обязательно "мочили", решил сменить амплуа, сыграв роль героя-морехода и омочив ноги в водах Атлантики. Девятилетний сын сказал ему на прощанье, шмыгая носом и едва сдерживая слёзы: "Папка, ты не бойся: я буду за тебя держать кулачок".

А Тахир Ильямов и вообще пришёл на "Чокана" не дурака валять на дыбом встающей во время шторма палубе, а делом заниматься. Телережиссёр и оператор с тринадцатилетним стажем взялся снимать на камеру подвиги своих товарищей по путешествию. Впрочем, во время авралов и ему предлагалось оставлять камеру и хвататься за шкоты, фалы и иные верёвочки, имеющиеся на судне.



Океанский скакун ценой в 600 тысяч евро

И кстати, о судне. Яхта, которую предстояло укрощать матросам-дилетантам, оказалась весьма профессиональным парусником. Перед самым стартом кругосветной гонки капитан Лавринов сказал:

– У меня, человека, некогда бывшего одним из руководителей Актауского предприятия по строительству парусников микрокласса "Совмаркет", спустившего на воду 120 таких судов, "Чокан Валиханов" вызывает искреннее восхищение. Эта яхта класса "Океан" построена по самым современным технологиям, с применением новейших высокопрочных материалов. Её длина – 47 футов, ширина – четыре с четвертью метра, водоизмещение – 10,5 тонны. Высота мачты – 21,5 метра. Она оснащена уникальным навигационным оборудованием, суперсовременными средствами связи и обеспечения безопасности людей. Строительство судна обошлось в 600 тысяч евро.

Безукоризненны и мореходные качества яхты. Правда, наш пробег от Тулона, где на верфях Ля Рошеля был построен этот парусник, до места старта круиза в Актау выявил ряд дефектов сборки, но это нормальное явление. Части судна должны притереться в ходе обкатки, и лишь потом будут окончательно пригнаны в том же Тулоне, куда мы опять зайдём по пути, тамошними корабелами. Спасибо за всё это главному спонсору проекта, общая стоимость которого составила 5,5 миллиона долларов, – АТФ Банку. А также главе Центрально-азиатского географического общества Григорию Евсееву, родившему идею пробега и положившему все силы на то, чтобы претворить её в жизнь. И всем, кто поддержал этот дерзкий и весьма амбициозный для никогда не считавшегося прежде морской державой Казахстана проект под девизом "Мы открываемся миру – мир открывается нам!"

Поддержка с берега была беспрецедентна

Легендарный актауский мореход Леонид Иванов, за три месяца до старта "Чокана" вернувшийся из одиночного кругосветного плавания длиной в два года на самодельной "микрухе", провожая в кругосветку друга Александра Лавринова, сказал: "Сашка, ты бесстрашный человек. Я бы никогда не решился пойти с такой группой. Одно дело, знаешь, отвечать только за себя, другое – нести ответственность за жизни всего этого молодняка. Это ведь всё новички и дилетанты, и никто не знает, как они поведут себя во время шторма. Моря и океаны не таких людей ломали: даже опытнейших асов парусных гонок. А в то же время я тебе завидую: у вас такая материальная и финансовая база, такая береговая поддержка, что я бы за год форсировал свою дистанцию".

И впрямь поддержка у экспедиции была беспрецедентна. С экипажем яхты была обеспечена даже постоянная связь, осуществляемая самыми современными средствами и позволяющая путешественникам периодически вступать в контакты с близкими. Кроме того, постоянный контроль за физическим и психологическим состоянием каждого члена команды, который предусматривалось осуществлять прямо с берега, обеспечивал возможность заменять прямо на дистанции тех, кто выдохся.

Яхта, как уже упоминалось, была изготовлена из новейших высокопрочных материалов. К примеру, корпус судна впервые в истории строительства яхт подобного класса, кроме всех прочих технологических наворотов, был ещё и армирован материалом, из коего изготавливаются современные бронежилеты.

И навигационное оборудование на "Чокане" оказалось вне критики. Капитан в любой момент с его помощью мог определять местонахождение судна и прокладывать наиболее безопасный маршрут.

Но стихия есть стихия. От внезапно разыгравшегося шторма, который может иной раз длиться неделями, в океане никуда не спрячешься. И крепость судна, надёжность оборудования, а главное, стойкость людей подвергаются здесь постоянным испытаниям на прочность.

Так что капитан Лавринов не забыл прихватить с собой старорежимный судовой компас. Как без него, если навигационное оборудование выйдет из строя. А ребята тишком захватили с собой кто Библию, кто Коран. Помогай им Бог, когда начнёт безумствовать стихия.

И когда 25 сентября 2007 года белый парус взмыл над палубой "Чокана Валиханова" и наполнился разогнавшимся из неведомой дали ветром странствий, кругосветная гонка взяла старт. А мы, оставшиеся на берегу, вскинули вверх руки, провожая героический экипаж и желая ему скорейшего возвращения. Но непредсказуемо долог, тернист и экстремален оказался путь "Чокана".

Сентябрь 2011

Так почему абориген не съел старпома?

Островитянин, только что сидевший понурив голову, вдруг вскочил из-за стола, вскинул над головой громадные ручищи и, ритмично приплясывая, принялся сначала тихо, а потом всё громче и громче скандировать на своём, папуасском, какое-то ещё непонятное, но в то же время чем-то до боли знакомое слово.

За ним, повскакав со своих мест, запрыгали в таком же ритме, выкрикивая то же самое слово, ещё два с лишним десятка огромных и чёрных, как голенище сапога, завсегдатаев портового кабачка…

А вдруг это был древний, как история каннибализма, ритуал, проделанный некогда над злосчастным Куком, – пришло в голову слегка струхнувшему старпому "Чокана Валиханова" Виталию Мельникову, но большой с некоторых пор знаток географии, он тут же мысленно поправился. Дескать, Кука-то съели как бы не совсем здесь, а на Гавайях, на Куайи.

Впрочем, от этого не легче, и вряд ли предпочтительнее быть съеденным на островах Папуа – Новой Гвинеи, где отдельные коренные жители до сих пор склонны к сыроедению земляков или чужеземцев, чем попасть на закуску гавайским аборигенам, каннибальский опыт каковых был исчерпан, говорят, ещё в XIX веке.

А грозный хор хореографического ансамбля приплясывающих чернокожих хлопцев креп и ширился, и вот уже группа оказавшихся в самом центре этого своеобразного хоровода членов экипажа казахстанской яхты, четыре с лишним года назад отправившейся в кругосветное путешествие из Каспийского порта Актау, начала вычленять и узнавать отдельные слоги из папуасского речитатива.

"Ка…" – бум-бум-бум (удары барабана вокально-инструментальной группы), "за…" – бум-бум, "та" – бум, "ка-за-та". И когда суть речовки дошла наконец до его сознания, старпом подпрыгнул на месте и, отбивая ритм только что измочаленной вконец в тисках армрестлинга с двухметроворостым местным чемпионом по имени Кванги рукой, повёл свою сольную партию:

"Ка…" – бум-бум-бум – "зах" – бум-бум – "стан" – бум.

И снова: "Ка-зах-стан!", "Ка-зах-стан!".

Оказывается, это политически корректный папуас Кванги, решивший после краткого знакомства со старпомом "Чокана", что звать того "Казахстан", таким образом приветствовал своего победителя в единоборстве руками. Земляки же его и вовсе были в полном восторге от поражения своего непобеждённого доселе никем на всех островах архипелага чемпиона.

Правда, и противник на этот раз достался Кванги – ого-го. Чуть выше среднего роста с неброской, но хорошо развитой мускулатурой и застенчивой улыбкой на гладко выбритом лице, старший помощник капитана парусника "Чокан" Александра Лавринова Виталий Мельников в каждом портовом кабаке, куда заходили перекусить казахстанские яхтсмены на своём долгом пути, вызывал на себя атаки всех местных силачей.

Всякий доморощенный чемпион по "рукоборью" тут же норовил попробовать свои силы на этом ничем особо не приметном парнишке. Потом, изумлённо попялившись на свои слипшиеся от стальной мельниковской хватки пальцы, просил: да не готов, мол, я был, давай ещё. И ещё… И ещё…

Потом тут же подтягивались другие любители армрестлинга. В итоге Виталик едва уползал из заведения, вконец измученный, но так и не побеждённый. Хотя на следующий день едва удерживал в руках шкоты. Эдакий прямо "Время не ждёт" из одноимённого джеклондоновского романа.

И всё же самой тяжёлой схваткой стал для него поединок с Кванги. Папуас был так огромен и так увешан мышцами, как, по словам капитана Лавринова, нищий лохмотьями, что команда "Чокана" впервые потеряла веру в своего борца.

Но старпом, трижды подряд вдавив в стол руку гиганта, ткнул себя пальцем в грудь и выкрикнул "Ка-зах-стан!".

Потом пришлось долго показывать изумлённому Кванги и его соплеменникам карту и объяснять на пальцах, что Казахстан – это целая страна, причём степная, а вовсе не один-единственный человек-мореход, пусть и со стальной хваткой ладоней. Да впаривать аборигенам буклеты, брошюры и коврики для мышей с рекламой выставки "ЭКСПО-2017", хотя место её проведения к тому времени окончательно ещё не было определено.



Сентябрь 2008

Обогнём мы шарик всё равно!

К сожалению, этой блестящей, стоившей олимпийских лавров победы старпома "Чокана" на тихоокеанских островах не видели ни Катя Корчагина, ни Асель Соромбаева, ни трое других членов первого состава экипажа "Валиханова" Гоча Начкепия, Тахир Ильямов, Сергей Никоненко, что, стартовав от причала Актауского яхтклуба "Бриз" в сентябре 2007 года, не сумели в итоге дойти до конца кругосветки.

Причин тому, что эта отважная женско-мужская пятёрка и ещё семеро "резервистов", готовившихся на смену первому составу команды, были списаны или списались сами с борта парусника, оказалось много: житейские проблемы, беспрерывный стресс и тяжелейшие физические нагрузки, морская болезнь, различные психологические трудности, а главное, то, что финансовый кризис, обрушившийся тогда на весь мир, а значит, и на нашу страну, подставил под сомнение финансирование этого уникального проекта и подорвал веру в его реальность почти у всех участников.

Трое, всего лишь трое членов экипажа "Чокана Валиханова" всегда и до конца верили в то, что яхта и они вместе с нею всё равно обогнут шарик. И поддерживали эту веру друг в друге. Так что в итоге именно они сделали это. Напомним читателям их имена: капитан Александр Лавринов, старший помощник Виталий Мельников, штурман Алмас Мынбаев.

Сентябрь 2012

А теперь освежим в памяти соотечественников некоторые перипетии этой беспримерной, продолжительностью в пять лет, одиночной парусной гонки.

"Чокан Валиханов" – десятиместная яхта водоизмещением более 10,5 тонны, длиной 14,4 метра, шириной 4,25 метра и стоимостью 600 тысяч евро была построена весной 2007 года в Ла Рошели, крупном пассажирско-круизном порту. Уникальный проект первого в истории республики кругосветного путешествия стартовал в конце сентября 2007 года из порта Актау. На первом этапе гонки парусник прошёл воды Каспийского, Чёрного и Средиземного морей, вышел через Гибралтарский пролив в Атлантический океан и дошёл до берегов Американского континента.

"…В слезах мы покидали тонущий корабль"

Но в августе 2008 года в связи с наступившим мировым кризисом проект "Терравита" пришлось остановить из-за финансовых трудностей. На три года морская кругосветка была предана забвению.

Экипаж разъехался по домам, а яхта после пересечения Атлантики осталась на платной стоянке на острове Барбадос.

Последними из казахстанцев, кто покинул "тонущий" корабль, оказались капитан Александр Лавринов, а также консультант проекта, один из разработчиков маршрута экспедиции, директор актауского яхт-клуба Андрей Чулаков. Они собрали по друзьям, знакомым и другим неравнодушным людям более 25 тысяч евро и отправились в Гваделупу, чтобы в буквальном смысле вызволить судно из беды. Увы, пришлось не только выкупать яхту и снятое за долги оборудование, но и проводить целый комплекс работ, чтобы восстановить судно, которое было на грани физического уничтожения.

Затем парни отогнали его на другой остров – Антигуа, где оно и простояло до сентября 2011 года.

Именно тогда новый президент Географического общества Республики Казахстан Дмитрий Петрухин возглавил проект "Терравита" и возобновил кругосветное путешествие при финансовой поддержке ряда ведущих компаний и предприятий страны, таких как Ассоциация организаций нефтегазового и энергетического комплекса KazEnergy, "МангистауМунайгаз", "Казахинстрах" и других спонсоров уникального пробега.



Сентябрь 2011

"Но прав был капитан: "Ещё не вечер!"

25 сентября 2011 года из порта города Гуаякиль (Эквадор) был дан старт второго этапа кругосветного путешествия мореходов из страны степей. Яхта "Чокан Валиханов" преодолела Тихий океан, миновала острова Французской Полинезии, Кука, Папуа – Новой Гвинеи, затем пересекла Индийский океан близ Индонезии, оставив позади многочисленные острова этой страны, обогнула Филиппины и мимо Брунея дошла до берегов Азии. В рекордно короткие сроки "Чокан" преодолел расстояние от порта города Сингапур и в середине зимы вошёл в порт Диксон.

15 февраля яхта вышла из порта Диксон и вскорости прибыла на остров Лангкави, где было произведено техническое обслуживание и текущий ремонт судна. Далее курс экспедиции лежал на остров Пхукет (Таиланд), мимо Шри-Ланки и Индии, финишировать экспедиция планировала в порту города Абу-Даби (ОАЭ).

Однако по разным обстоятельствам точкой завершения кругосветки стал порт Баутино на родном Каспийском море. А местом торжественной встречи героев – причал базы отдыха "Самал", что близ Актауской резиденции Президента страны.

Сентябрь 2012 года

А теперь несколько слов от троих членов команды "Чокана Валиханова", прошедших кругосветку от начала до конца.

Капитан Лавринов:

– Вот всё и позади. Мы это сделали. Когда круиз начинался, мне было 48 – теперь 53. Пять лет борьбы, отчаяния, радостей и надежд. Но главное в том, что мы вернулись домой, туда, где лучше всего жить. Не поверите, здесь даже море пахнет по-другому. Последний раз перед приходом к родным берегам я купался в Индийском океане. И когда потом нырнул в порту Баутино, вдруг заметил то, чего раньше не замечал. Оказывается, рецепторы в носу позволяют на глубине чувствовать запах воды. Так как пахнет моё море, не пахнет ни одно другое в мире. Я счастлив, что я дома. И счастлив, что прошел кругосветный маршрут. Это позволило мне лучше понять, как дороги мне родные края, близкие люди, друзья по яхт-клубу.

Штурман Алмас Мынбаев:

– Так жаль, хотя я и понимаю причины, что наши девочки не смогли продержаться до конца. Говорят, женщина на корабле – к беде. Но их присутствие так помогало помнить, что ты мужчина и тебе не след жевать сопли и слюни, когда на яхту идёт девятый вал, или оскотиниваться от долгой жизни среди одних мужиков. Я ведь тоже списывался с корабля из-за проблем во взаимоотношениях с некоторыми руководящими клерками экспедиции. Но в конце концов сумел найти в себе силы и вернуться в команду. Спасибо капитану и Виталию Мельникову, что я всё же прошёл этот маршрут.

Старпом Мельников:

– Пацаном я перенес серьёзную травму позвоночника. Врачи говорили, что я никогда не стану полноценным человеком. Но с помощью физических упражнений, которые разработал сам, я сумел стать таким, как сейчас. Теперь мне 26, когда начинался проект – был 21 год. А лет 15 назад мама была у одной гадалки в России и спросила её про мою судьбу: останусь ли я калекой или излечусь. И та сказала: не беспокойся, твой сын ещё совершит кругосветное путешествие по морям. Мама говорит: да мы из Казахстана, у нас и морей-то нет. А та ей: уходи, не мешай, сказала – совершит.

Так что когда проект наш затормозился из-за финансовых проблем, я не беспокоился совершенно. Ведь гадалка говорила про кругосветку, а не про её половину. Хотя, может, это мама придумала, чтобы вытащить меня из инвалидной коляски? И если так, спасибо ей за это. Когда этот папуасский силач Кванги и его компания стали орать "Ка-за-та!" и я понял, что это значит, то вспомнил маму и чуть не разрыдался. Хотя это, конечно, недостойно мужчины.

…И тогда я предложил старпому заняться мужским делом: показать на мне, как он завалил гиганта из Папуа – Новой Гвинеи. И он показал! Легко! Причём не только на мне. А на всех, кто собрался тогда на палубе ошвартовавшегося у причала Актауского яхтклуба "Бриз" "Чокана", чтобы отметить успешное завершение кругосветки. Так что мне уже было не так обидно оказаться в проигрыше пацану, с виду отнюдь не отличавшемуся такой уж непомерной силой.



Сентябрь 2017 года

Через десять лет после старта уникальной казахстанской кругосветки жизнь разбросала её участников по разным городам и весям. Но informburo.kz удалось отыскать главных её героев. Вот что сказали они нашему репортёру.

Актау, капитан Александр Лавринов:

– Эти десять лет вместили много событий: и тяжёлую болезнь (наш герой перенёс инфаркт и операцию шунтирования. – Ред.), и некоторые изменения в моём бизнесе, и пополнение нашей семьи новым её членом, моим зятем, Михаилом Тарабановским, который в день старта первого этапа гонки был ещё мальчишкой – воспитанником детского яхтклуба и моим учеником, а потом влился в команду "Чокана" и принял участие в завершении пробега…

И всё же главное событие в моей жизни – это, конечно, появление на свет моего внука, названного в мою честь Александром. Ему всего лишь год, а он уже тянет руки к штурвалу нашей семейной яхты. Так что жизнь продолжается, и когда-нибудь я надеюсь совершить кругосветное плавание уже в качестве старпома у капитана Александра Тарабановского.

Петропавловск, старпом Виталий Мельников:

– Я единственный человек в команде, кто прошёл весь путь от начала до конца, я и капитан!

Одна из причин, из-за которой многие ушли, это морская болезнь. Мне повезло в этом плане, я был единственным, кто не страдал этой болезнью. Нужно иметь внутреннее спокойствие, я сам по себе человек спокойный. А там, в коллективе, когда идёшь по морю и как "день сурка" – каждый день одна и та же картина: кругом вода, те же лица перед тобой. Когда ничего не меняется, человек психологически начинает ломаться. Например, был какой-то конфликт в команде, он перерастает в скандал, и на этой почве многие ушли. Я старался отходить в сторонку и спокойно держаться. Тоже, конечно, нервы играли, но я старался этого не показывать. Это тоже сыграло важную роль. Как бы там плохо ни было, я старался держать себя в руках. Помогла мне продержаться и физическая форма. Я с детства занимаюсь спортом, армия очень сильно помогла мне, потому что я 5 лет служил в ВДВ.

Так что для меня в этом путешествии ничего такого трудного не было. Мне было тогда 25 лет, а самым молодым был Алмас Мынбаев.

– Вы хотели бы повторить нечто подобное, отправиться ещё раз в большое путешествие?

– Честно говоря, я человек, который любит приключения и авантюры. Хотя я сто раз тогда говорил, что это будет моё последнее путешествие. Но на самом деле, почему многие люди почти сразу поуходили: дело в том, что когда проходили сам кастинг, после мы обучались в Таиланде, получали сертификаты матросов. Что мне не понравилось, в тот момент никогда не было плохой погоды в море. Всегда светило солнышко, был штиль, и многие участники думали, что наше кругосветное путешествие окажется романтикой с хорошей погодой. Они представить не могли, что бывают штормы и ураганы. Когда сам проект стартовал, при первых же ветрах, штормах и ураганах многие участники сразу отказались. Если бы ещё на том этапе, когда мы проходили обучение, был хоть завалящий шторм, многие бы испытали это на себе и поняли, что не хотят рисковать жизнью.

Набирали ведь в команду людей, которые были "чайниками" в морском деле, чтобы было больше интереса в проекте.

А это на самом деле оказалось очень тяжело и опасно для жизни. Мы в такие шторма попадали, что оставалось только молиться Богу. Но сейчас, когда проходит какое-то время, и всё забываешь, думаю, что снова бы отправился в какое-то подобное путешествие.

Алматы, штурман Алмас Мынбаев:

– Я был в экспедиции с самого начала. Из нас тогда отобрали две команды – резерв и основной состав.

– С какими трудностями вы столкнулись тогда? Были ли мысли у вас всё бросить и покинуть команду?

– Трудности в основном были психологического характера, потому как сложно находиться долго вместе, когда пять человек в замкнутом пространстве. Не то чтобы мы ссорились, но всякое бывало.

Так просто взять и уйти – мысли не было. Совесть не позволяла! Ведь если уйдёшь, то кто будет исполнять твою работу? А у каждого были свои обязанности на яхте, каждый был в ответе за что-то. Если не станет одного, то ноша ложилась автоматом на другие плечи – на весь остальной экипаж. Если идти, то до конца, вместе со всеми.

– Как вы приняли решение стать участником кругосветного путешествия?

– Когда я уезжал, был на пятом курсе университета, мне нужно было писать курсовую.

Сам не понимал, что делаю тогда. Но это было интересно – жить в горах, проходить отбор. Я жил тогда сегодняшним днём, конкретных целей не ставил. До Атлантики, правда, я не дошёл. Я тогда ушёл с проекта и присоединился к ним уже на втором этапе.

Подобрали, конечно, такую команду, которая реально может справиться. Но нас не готовили к тому, что нас будут снимать, и каждый день нужно будет что-то рассказывать на камеру. Мы ведь не актёры!

Когда проект приостановили, я поехал в США и прожил там полтора года, работал в видеопродакшне.

Путешествие после долгого перерыва

Во второй части путешествия шоу "Терравита" уже не стало, и мы снимали для себя. Вторую часть нашего путешествия организовал Петрухин. Нам поставили конкретную задачу – "Дойти до конца". Это был имиджевый проект Казахстана, и как я считаю, нельзя было взять и оборвать его посередине. Президент нам руки пожал, дал флаг, чтобы мы вокруг света его пронесли, а тут по финансовым и организационным причинам всё сдулось. Поэтому снова возникли спонсоры, возник интерес, и было уже проще.

Мы прилетели в Эквадор, готовили лодку, пригоняли её из Панамы. Стартанули в тот же день, то есть ровно через три года после первого старта экспедиции.

– А что сейчас?

– Эта экспедиция подзадорила во мне аппетит к путешествиям. Я объехал очень много стран. В Алматы я открыл свой хостел и принимаю путешественников у себя. Показываю природу Казахстана, наши достопримечательности.

Сейчас просто взять и куда-нибудь уехать дикарём – как раз плюнуть. С тех пор у меня есть уверенность, что нигде не пропадёшь. Многие ведь только планируют всю свою жизнь путешествие, а ты просто отправляешься в него и всё. В общем, настоящая жизнь была за эти полтора года.

Екатерина Корчагина, матрос и кок

– Я тогда в университете училась. Развешивали объявления, много желающих было. Когда я попала на сам отборочный тур, я думала, что в середине я уже вылечу, каждый день думала так. В итоге я дошла до конца проекта, было очень интересно. Преодоление себя.

Отбор участников проходил в горах в Алматы. Придумывали всевозможные конкурсы, была режиссёрская группа, что-то вроде проекта "Последний герой".

Мне был тогда 21 год. Мы целый год занимались, было обучение очень серьёзное, мы занимались в профессиональной яхтенной школе в Таиланде. Мы были новичками, но за год какие-то навыки появились. Отобрали 16 участников, в итоге нас было всего лишь 6 человек (2 девушки и 4 парня) и оператор с капитаном.

Мы не несли какую-то отдельную вахту. Мы следили за судном все и днём и ночью, проверяли навигационное оборудование. Мы помогали следить парням за встречными кораблями ночью.

Мы, девочки, готовили для всего экипажа по очереди. Я была на яхте всего четыре месяца, так как сильно страдала морской болезнью. У меня тогда началось обезвоживание, и организаторы приняли решение и отправили меня домой.

Штормов было много. В первый вечер, когда мы сидели на корме, было чувство, что сзади наползает темнота. Луна исчезает и появляется, потом когда я подняла выше глаза и посмотрела назад, увидела, что это огромная волна. Уже не хотелось смотреть назад, было страшновато.

– Чем вы стали заниматься после возвращения?

– Первый год было сложно, после такого огромного количества впечатлений. Жить обычной жизнью, выходить на работу, это было как "день сурка". Я сразу записалась на всевозможные курсы, потому что мне хотелось чего-то нового, видеть разных людей. Первый год мне очень сложно дался.

Сейчас я занимаюсь организацией путешествий. Это мой бизнес, я организую тематические путешествия с мастер-классами. В следующем году мы планируем организовать путешествие на яхтах в Средиземном море, чтобы каждый желающий мог прокатиться на парусной яхте. Я связала свою жизнь с путешествиями, эта кругосветка изменила мою жизнь!

– Как отреагировали родители, когда вы присоединились к экспедиции?

– Родители мои были в шоковом состоянии. Они сначала не понимали, куда и зачем я собралась. Уже потом, когда мы уже плыли по морям, к ним пришло осознание этого. А то они всё думали, что я просто снимаюсь в каком-то реалити-шоу.

Президент, когда вручал нам флаг перед началом кругосветного путешествия, был поражён, когда увидел нас с Асель. Он сказал: "Что здесь делают эти девочки? Как вас мамы отпустили? Что вы вообще будете делать на яхте?". Мы тогда ответили ему, что мамы отпустили, а на яхте будем делать всё, что скажет капитан.

К сожалению, нашим репортёрам не удалось отыскать главного героя проекта – яхту "Чокан Валиханов"...

Судьба легендарного судна покрыта мраком неизвестности. Но, судя по всему, его уже не существует в реальности. Ибо, по некоторым данным, добытым из неофициальных источников, "Чокан Валиханов" перепродан в частные руки и сменил своё славное героическое имя на какое-то другое. Это, по правилам мирового судоходства, равносильно гибели судна.

А ведь сегодня, когда в стране активно осуществляется программа модернизации общественного сознания, место легендарной яхты – среди сакральных объектов, долженствующих формировать у граждан Казахстана гордость за свою Родину и её лучших людей, вписавших незабываемые страницы в национальную летопись выдающихся достижений.

Участник второго этапа казахстанской кругосветки Михаил Тарабановский полагает, что властям следует отыскать легендарную яхту, выкупить её у нынешнего владельца и, вернув ей прежнее имя и украсив борт соответствующей мемориальной доской, передать в распоряжение Актауского военно-морского института для обучения курсантов.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter