Александр Хмелёв, "Казцинк": Любой сотрудник может остановить производство, если видит нарушение

Генеральный директор "Казцинка" рассказывает об итогах работы компании за 25 лет и о своём видении настоящей трансформации производства.

Генеральный директор "Казцинка" Александр Хмелёв, подводя юбилейные итоги, рассказывает, как за четверть века удалось построить несколько новых заводов, научиться создавать цифровые двойники производства и при каких обстоятельствах любой сотрудник имеет право в буквальном смысле остановить производство.

– "Казцинк" – один из крупнейших игроков горно-металлургической отрасли в Казахстане, участник так называемой большой ГМК-четвёрки. Четвертьвековой юбилей – лучшая точка, чтобы подвести некоторые итоги работы. Что бы вы выделили среди вех развития компании?

– Фактически "Казцинк" повторял судьбу страны и развивался сообразно новейшей истории. 25 лет назад по инициативе правительства в непростое для Казахстана время была создана наша компания. После того как подразделения встали на ноги, появились задачи по дальнейшему развитию. И с 2000 года мы начали реализацию отдельных проектов: запустили Малеевский рудник в Восточно-Казахстанской области, затем мощности сернокислотного завода в Усть-Каменогорске. Позже взялись за более глобальные проекты: в 2010 году запустили Васильковское месторождение в Акмолинской области и "Новую металлургию", в которую вошли строительство медного, реконструкция свинцового и создание ещё одного сернокислотного заводов в Усть-Каменогорске. Дальше мы взялись за возведение полиметаллической обогатительной фабрики и соответствующих горных подразделений в Жайреме (Карагандинская область). И в ноябре 2021 года при участии президента страны Касым-Жомарта Токаева открыли новую фабрику.

Оглядываясь назад, понимаю, что в нашем случае удачно сочетались интересы нашего стратегического акционера и инвестора – швейцарской компании "Гленкор" и государства. От нас не требовали незамедлительного результата. Инвестор пришёл с длительной программой работы.

Мы реализовали большое количество крупных проектов – это порядка миллиарда долларов инвестиций. Но я бы назвал их, скорее, вехами экстенсивного роста. А самое главное производственное достижение для всех нас – это стабильная работа.

Отдельная и очень большое направление – это социальная ответственность, гуманитарные проекты. Пару лет назад независимые СМИ поставили нас на третье место в рейтинге компаний-благотворителей Казахстана по объёму социальной помощи. И действительно, с первых лет работы мы определили для себя очень важную миссию: в меру своих сил и возможностей помогать тем регионам, где расположены наши подразделения. Постоянно ведём совместную с акиматами работу в моногородах по их поддержанию. Примерно 12 млрд тенге в год компания вкладывает в развитие регионов. Надеюсь, что это положительно сказывается на улучшении жизни в них. Потому что если мы строим теннисный центр, то дети наших сотрудников занимаются там, если строим или модернизируем больницы, то наши люди, члены их семей туда обращаются.

Интересен тот факт, что в 2020-м тяжёлом, пандемийном году "Казцинк" не только выдержал все планируемые объёмы производства, но и смог показать лучший результат за все годы деятельности! Мы ни на секунду не остановили предприятия, смогли сохранить темп и получить соответствующий эффект.

– У компании выработался свой путь, уникальный стиль работы?

– Думаю, в плане производства мы вполне можем назвать себя уникальными. "Казцинк" выпускает рафинированное золото, цинк, свинец, медь и серебро, а всего 21 вид металлов. Для этого компания располагает четырьмя заводами в одном месте, чего нет больше нигде в мире. Кроме того, есть фабрики, которые могут обогащать уже выработанную руду и возвращать на заводы для получения металла. Такая структура производства дает большое преимущество. К примеру, в 1997 году мы выпустили около двух тонн золота, а теперь даём около 22-24 тонн в год.

– А достижения в плане экономического роста?

– Думаю, тут вряд ли будут уместны какие-то сравнения или долгие выкладки в плане объёмов прибыли. Скажу так: для нас всегда важно быть полезными для развития республики в целом. В этом направлении за 2020 год "Казцинк" стал третьей компанией во всём Казахстане по объёму уплаты налогов в госбюджет. Во многом это говорит о нашем экономическом развитии и об участии компании в жизни страны.

– Сегодня у всех на устах цифровизация, диджитал-проекты. Как с "цифрой" обстоят дела на "Казцинке"?

– Довольно сложно представить полную роботизацию в горно-металлургической отрасли – здесь очень сильно изменяются внешние условия: всегда разный набор сырья и его характеристики. Нет одной типовой операции из-за большой вариативности. А для того чтобы просто получать информацию от всех видов оборудования, которые задействованы в технологическом процессе, требуется громаднейшее количество датчиков и измерительных приборов. Такое оснащение не выполняется за год или два. Мы много лет занимаемся цифровизацией производства, чтобы в дальнейшем это помогало в комплексной переработке сырья, в том числе и исходного материала, относящегося к сложной категории.

Мы практически на всех подразделениях уже завершили формирование центров управления производством. То есть в каждом из них делаем большую диспетчерскую, куда сводятся данные со всего оборудования. Если раньше время уходило на выяснение того, где и что сломалось, то теперь все отображается у инженеров на мониторах. Они видят всё, начиная от того, какое оборудование работает, вплоть до того, какого качества концентрат сейчас выходит. И эти данные обновляются ежесекундно. Большая работа проведена в плане анализа и моделирования, создания цифровых моделей производства, цифровых двойников, помогающих моделировать те или иные сценарии, предвосхищать риски.

– Если попробовать описать коротко, как изменился "Казцинк" за эти 25 лет?

– Раньше мы, наверное, и думали немного по-другому, были оптимистами, считали, что всё удастся сделать быстрее. Но за 25 лет стали реалистами и теперь понимаем, что производство – инерционное и новшества невозможно внедрить моментально. Яркий тому пример – наша программа по безопасному труду. Мы много лет ею занимаемся и понимаем, что определённые успехи уже есть. Но вместе с тем осознаём, сколько ещё нужно сделать. Ведь сейчас приходится переделывать привычки людей, их ментальность. К примеру, если бы нам в 1997 году кто-то сказал, что любой мастер или сотрудник может остановить производство, если видит нарушение правил техники безопасности, то мы бы его, скажем так, не совсем поняли. А сегодня это нормальная ситуация, и мы, наоборот, это приветствуем. Вот это серьёзная трансформация!

– Ну и напоследок – какие задачи ставите на ближайшие 25 лет?

– Они остаются теми же, что и за минувший период: не допустить снижения объёмов производства и оставаться одной из самых стабильных компаний страны. Географическое положение Казахстана, отсутствие прямого выхода к морю ставит производителей в заведомо невыгодные условия. Поэтому мы должны технологически опережать другие предприятия. В этом я вижу путь к успеху. И эту задачу казцинковцы планомерно решают все эти годы. Наша цель – не просто получить прибыль, а обеспечить длительную работу компании на большой период времени.

Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

 Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Новости партнеров