Уголовное дело о пропавших в Кадетском корпусе миллионах, похоже, выходит на новый, более детальный уровень. На пограничном пункте Жана-Жол задержан сбежавший бухгалтер, который, по словам следователя Военно-следственного управления МВД РК, «уже даёт признательные показания, сотрудничает со следствием» и ведет себя «довольно прилично». После тщательной проверки определена сумма нанесённого стране ущерба – 9 млн 897 тыс. 963 тенге...

Напомню читателям «Мегаполиса», что факты мошенничества в Кадетском корпусе были выявлены в ходе прокурорской проверки в марте сего года. А именно: было установлено, что в период с сентября 2008 года по сентябрь 2010 года «служащая Кадетского корпуса Денисевич Л.И., злоупотребляя доверием, используя служебное положение путём внесения заведомо ложных сведений в финансовые документы, незаконно производила начисления заработной платы, пособий на оздоровление, пособий по временной нетрудоспособности служащим А. Алтынбекову и Д. Зейнуллину». Но, как оказалось, ни Алтынбеков, ни Зейнуллин никогда в штате Кадетского корпуса не числились, а с 1 сентября 2007 года являлись простыми курсантами.

Впрочем, проучились те кадеты недолго. Через полмесяца оба были отчислены из военно-учебного заведения «по собственному желанию». Кадеты ушли, их карт– счета остались. В бухгалтерии ими и воспользовались.

Почему начальник Кадетского корпуса полковник Мухтар Серкпаев в течение двух лет «закрывал глаза» на проделки своего бухгалтера и в упор не видел в списках «мёртвых душ», следователи ВСУ пока ничего определённого сказать не могут. Надеются, что задержанный бухгалтер, возможно, теперь «прольёт свет на это тёмное дело». Или другие «весомые обстоятельства» откроются по уголовному делу, клубок ведь распутывают профессионалы. А сколько верёвочке ни виться, конец всё равно будет. Это известно всем.

Кстати, теперь уже бывший начальник Кадетского корпуса полковник Мухтар Серкпаев проходит по делу как свидетель. С должности его, конечно, сняли, но без работы не оставили – определили в Национальный университет обороны. На повышение пошёл полковник. Сам он объясняет по уголовному делу следующее: подпись его как начальника Кадетского корпуса и главного бухгалтера ставится под тремя документами: платёжным поручением, реестром и платёжной ведомостью. После того как он (командир) ставит свою подпись, бухгалтер-кассир отправляет ведомости в электронном виде в казначейство. Якобы именно в этот момент и возможно было мошенничество со стороны бухгалтера, то есть «появление в денежных ведомостях новых имен и фамилий без ведома командира». Я не я и хата не моя.

Когда просочилась информация, что военные прокуроры готовятся копнуть бухгалтерию Кадетского корпуса поглубже, строевая часть в полном составе несколько дней занималась перепечатыванием приказов, перешиванием дел, книг и журналов. Этот факт утаить трудно, практически невозможно. Люди ведь не бессловесные роботы. И следователям ВСУ об этом тоже было наверняка известно. Может быть, они предоставили господину начальнику возможность «подчистить хвосты» и тем самым сгладить участие в чём-то серьёзном? Может быть, эти «мёртвые души» всё-таки числились в штате Кадетского корпуса и некоторые начальники об этом все же знали?!

 Скандалы в Кадетском корпусе случались и ранее. «Мегаполис» уже рассказывал о том, как курсанты самовольно покинули полевые сборы и пешком за десятки километров отправились в Щучинск, чтобы рассказать военному прокурору об издевательствах со стороны сержанта Жакупова. Разобрались тогда и наказали всех, кто этого заслуживал. Виновник получил 4 с половиной года лишения свободы. Случались в Кадетском корпусе и другие «досадные недоразумения», о которых мало кто из руководства МО РК знает, хотя комиссии в Щучинск направляются регулярно.

С приходом в Кадетский корпус нового начальника подполковника Талгата Баудинова порочная практика набора «неприкасаемых» абитуриентов прекращена. Об этом сейчас говорят в Щучинске, об этом говорят и в Астане. Времена «жатвы» на ниве военного образования прошли. Замечено, что посредники перестали шнырять среди кандидатов и ловить рыбку в мутной воде и ни один «позвонковый» в этом году не прошёл в Кадетский корпус. Ни один. И слава богу, что дела пошли на поправку. И в бухгалтерии после проверки вся команда поменялась. Они теперь обжегшись на молоке – дуют на воду. И в денежных ведомостях у них теперь, надо полагать, полный порядок.

Недавно я познакомился с молодым человеком, который закончил Кадетский корпус и несколько лет прослужил в войсках в сержантской должности. Таксистом работает.

– Ушёл я на гражданку, уволился, – рассказывает Тимур. – Не выдержал чего-то, спасовал. Сейчас жалею об этом. Но кадетку нашу в Щучинске вспоминаю с теплотой. И как с дедовщиной боролись в Отаре, и как в десантно-штурмовой бригаде молодёжь учили... Ребята меня обратно зовут, но поезд мой сержантский, видимо, уже ушёл. Шаги по жизни надо совершать обдуманно. Я с принятием решения поторопился...

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter