В центре скандала вновь Центральный дом армии. На прошлой неделе вр.и.о. председателя Комитета начальников штабов генерал-лейтенант Нурлан Джуламанов пригрозил руководителям ветеранских организаций выселением из занимаемых кабинетов, если они откажутся платить арендную плату, вносить деньги по счетам за коммунальные услуги и телефон...

Нынешний интерьер Дома армии: фотографии обнажённых девиц, лики смерти, окурки, пустые бутылки...

Прежде такое умопомрачительное решение принял вр.и.о. президента АО «Казахстан ГИС Центр» господин Калабай, в ведении которого и находится теперь Дом армии, и письма предупредительные ветеранам разослал, цитирую: «...АО предоставляло общественным организациям помещения на безвозмездной основе в течение десяти лет, но сейчас у нас такой возможности нет, так как АО «Казахстан ГИС Центр» существует только за счёт поступлений от своей уставной деятельности. Содержание Дома армии, который принадлежит АО, происходит только за счёт средств, поступающих от арендаторов. Если учесть то, что с 1978 года, когда было построено здание Дома офицеров (ныне Дом армии), не было капитального ремонта здания, инженерные и тепловые сети требуют замены, а финансовых средств не хватает, то АО не может себе позволить делать финансовые послабления общественным организациям, арендующим помещения в Доме армии...».

Даже разбитое пианино Дома армии "не сдаётся" т готово в бой за высшую справедливость.

Короче, деньги на бочку, уважаемые герои Великой Отечественной войны, воины-«афганцы» и чернобыльцы, а иначе – выметайтесь на улицу ко всем чертям собачьим. Не до вас нынче. Не уберётесь добровольно – вынесем с треском.

Во как! Лихие и беспардонные времена, видимо, наступили. Но что особенно удивительно в этой некрасивой истории? Генерал-лейтенант Джуламанов, к которому из приёмной министра обороны попала эта ветеранская «челобитная», поддержал именно бизнесменов, а не героев войны и труда. Подхватил их истеричный плач, что денег в «ГИС Центре» не было, нет и не будет, посему становитесь-ка, старики, в общий арендаторский строй и будьте любезны выворачивайте карманы.

Никогда бы не поверил, что убелённый сединами генерал мог такое письмо вообще родить в недрах МО РК, но факт есть факт. Это письмо (им собственноручно подписанное и отправленное ветеранам по почте) передо мной лежит. Чернила ещё, как говорится, высохнуть не успели.

Когда замкнёт электропроводка в доме армии и вырубится свет, никто здесь не знает. Свечи и керосиновые лампы - дефицит.

– Центральный Дом армии в Алма-Ате был построен в 1978 году на народные деньги с благородной целью создания республиканского военно-патриотического центра, поддержания ветеранов Великой Отечественной войны и ветеранов Вооружённых сил, членов их семей, – говорит председатель Координационного совета ветеранов Мурат Абдушкуров. – Здесь всегда проводилась огромная воспитательная работа, действовали всевозможные кружки для детей, библиотека была одной из лучших в городе, оркестр военных находился, Музей боевой славы и редакция газеты «Казахстан сарбазы». Мы все не один год здесь работали, патриотов воспитывали! А сейчас что здесь?! Пройдитесь по коридорам, посмотрите своими глазами, убедитесь, что мы не сгущаем краски. Мы в отчаянии. Почему руководство АО «Казахстан ГИС Центр» самоустранилось от первоначальных целей и воспитательных задач Центрального дома офицеров? Почему, злоупотребляя доверием министра обороны, эти господа довели Дом армии до такого плачевного состояния? Половину здания они сдают под ночной клуб и другие увеселительные заведения сомнительного толка, половина площадей вообще в Доме армии пустует и от этого приходит в негодность. Нас, ветеранов, сейчас пытаются правдами-неправдами выдавить отсюда, деньги требуют за аренду...

После этих слов звоню в АО «Казахстанский ГИС Центр». Секретарша тут же соединяет меня с вице-президентом Куанышбеком Мукашовым.

Генерал-лейтенант Нурлан ДЖУЛАМАНОВ: «АО «Казахстан ГИС Центр» не имеет далее возможности предоставлять ветеранским организациям помещения в Доме армии на безвозмездной основе. С 1 января 2013 года им придётся платить по счетам на общих основаниях».

– Да, – говорит он мне глазом не моргнув, – с 1 января 2012 года все общественные организации, арендующие помещения в Доме армии, должны будут заключать с нами договоры и вносить плату по прейскуранту. Пусть на общих основаниях платят. У них там, у «афганцев», свой бизнес, охранные агентства и прочее. Это они вам, журналистам, плачутся в жилетку, что такие бедные и всякий раз общественными делами прикрываются... Хотя бы за коммунальные услуги и телефон платили исправно, а то вечно прибедняются. Нуротановцы у нас арендуют помещения в Доме армии и тоже платить не хотят. Даром норовят. Мы же им в Астане платим за аренду помещений. Исполняем договор. А они не желают. Нечестно это и неправильно. Не в советские времена живём.

О проблемах Дома армии «Мегаполис» неоднократно рассказывал в серии статей «Дом офицеров без офицеров». Страсти вокруг него кипят нешуточные. Причём кипят давно, с того самого момента, как это историческое здание было передано коммерческой структуре – АО «Казахстан ГИС Центр».

Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Сажусь в редакционную машину и еду знакомиться с директором этого очага армейской культуры.

– Кто такой? К кому идёшь? Почему здесь фотографируешь? Разрешение на съёмку имеется?! – первое, что слышу, переступив порог нынешнего Дома армии.

– На пресс-конференцию к вам приглашён, вот моё удостоверение.

– Тогда вам на третий этаж, здесь снимать ничего нельзя. Объект стратегический.

– С каких это пор Дом офицеров попал в разряд особо охраняемых военных объектов? – пробую охладить пыл человека в строгом чёрном костюме. – А вы, собственно, кто здесь? Почему препятствуете работе журналиста? На каком основании?!

– Я здесь юристом работаю.

Софья Аркадьевна Румянцева: «Мы, ветераны,  должны быть в Доме армии настоящими хозяевами, а не бизнесмены  с чёрствыми сердцами. Предлагаю напрямую обратиться к Верховному главнокомандующему за поддержкой. Только он способен нас понять и поддержать».

Сказал, как отрезал, сверкнул глазами по моему журналистскому удостоверению и тут же поспешил исчезнуть. От греха подальше. С глаз долой – из сердца вон. Оно и понятно: натура теперь у обитателей ЦДА такая. Сквозь коммерческая. Хорошо, что хоть денег не потребовал за визит.

Пока пресс-конференция на третьем этаже не началась, по инерции бреду по коридору, спускаюсь по лестнице вниз... В подвал попадаю. По-современному – цокольный этаж. Мама мия! Чего здесь только нет: разбитое пианино, растерзанные электрощитки, оголённая проводка, хромые столы и стулья. На шкафах в каморках обитателей «армейского дома терпимости» фотографии обнажённых красоток, маски, парики, черепа, пепельница, до краев набитая окурками...

Понимаю, что из очага армейской культуры это легендарное некогда учреждение Минобороны превратилось в «пожарище коммерческих страстей». И уклон теперь здесь, особенно в воспитании казахстанской молодёжи, скорее, в сторону безудержного секса, нежели в сторону хоть какого-то мало-мальского патриотизма.

– Если вы сейчас же не покинете это помещение, то я тотчас вызову охрану, и вас выведут отсюда в принудительном порядке, – слышу знакомый голос.

Ба! Юрист негодует всё тот же, правда, уже без чёрного пиджака, в рубашке стоит передо мной. В подвал спустился, видимо, нужда заставила. Малая.

– Чем я вам помешал? Или покой нарушил?

– Нельзя здесь находиться посторонним людям. А вдруг вы террорист какой-нибудь? Вынюхиваете всё, высматриваете. Здесь, между прочим, коммуникации жизненно важные пролегают.

– Я же вам документ свой показывал. Не террорист. Всего лишь журналист «Мегаполиса».

– Мало ли? Надо было у директора нашего взять разрешение, поставить его в известность.

– Хорошо, ведите меня к нему. Поставлю в известность.

– Он сейчас занят.

Лидеры ветеранских организаций в недоумении: "Почему Дом армии перестал выполнять свои основные воспитательные функции и занялся голой коммерцией?"

Директор Дома армии Кенжетай Рамазанов в кресле начальника сидит с 2010 года. Когда я после пятнадцатиминутного ожидания с позволения охраны всё же зашёл к нему в кабинет, он снял чёрные солнцезащитные очки и протянул мне листок бумажки.

– Вот здесь все наши расходы. Капитального ремонта в этом здании никогда никто не проводил. Мы тратим на ремонт миллионы тенге. Того, что платят арендаторы, даже на зарплату работникам не хватает. Так понимаю, братья-«афганцы» опять пожаловались?

– Не пожаловались, а высказали своё негодование по поводу того, что Дом армии сейчас не воспитанием патриотизма занимается, а голой коммерцией, лично вы – сбором денег, а не организацией мероприятий воспитательного характера.

– В инструкции ни слова не сказано, чтобы я патриотизмом здесь занимался. На мне хозяйство висит огромное. Я тепло должен в этом здании обеспечить и подачу воды, а не хороводы здесь с солдатами водить. А вообще все вопросы моему руководству в «ГИС Центр» задавайте. Моё дело маленькое. Я здесь всего лишь исполнитель.

– Один вопрос, Кенжетай. Половина здания, говорят, в Доме армии пустует. Желания нет её сдавать или арендная плата высока, потому потенциальных клиентов отпугивает?

– Неправда. Сейчас пустует всего один этаж. Военный оркестр съехал недавно, и площадь освободилась. Практика показала, что сдавать помещения надо в одни руки, одному хозяину. Так порядка больше. Вон в подвале у нас Бахыт Буркитбаев держит студию звукозаписи. Дарига Назарбаева у него записывается, Роза Рымбаева, певец Кесоглу.

– Да ну! Не может быть. Не верю. Неужто сама Дарига Нурсултановна в подвал спускается?

– Спускается. С охраной, конечно. Когда Дарига Нурсултановна приезжает в Дом армии, тогда здесь всё оцепляется. Муха не пролетит.

11.20 на часах. Пресс-конфере­нция в разгаре. Поднимаюсь на третий этаж. В офисе у Мурата Абдушкурова яблоку негде упасть. На арендуемых 20 квадратных метрах плечом к плечу ветераны Великой Отечественной, отставные генералы, ликвидаторы последствий Чернобыля, журналисты, фотокорреспонденты, операторы центральных телеканалов... Тема острая – угроза выселения ветеранов из родного Дома армии.

– Мы Сталинград в лихие годы войны отстояли, надеюсь, и Дом армии отстоим, – попросила слова Софья Аркадьевна Румянцева. – Мне скоро 90 лет будет, а я всё ещё в строю. По школам хожу, рассказываю молодёжи о подвигах наших земляков. Сейчас готовимся к важной дате – 70-летию Победы в Сталинградской битве. Всё прогрессивное человечество в эти дни чествует ветеранов, а руководство АО «Казахстан ГИС Центр» демонстрирует ветеранам уважение своеобразно – грозит выселением, потому что мы не в состоянии из своих скудных пенсий аренду им платить. Оказывается, они не могут содержать здание без этих 65 несчастных тысяч тенге. Мы в этой комнатке не чаи гоняем, а работаем безвозмездно в своё личное время в интересах Вооружённых сил. Нельзя с нами так по-хамски. Надеюсь, что всё это ошибки недальновидных чиновников из Минобороны, и их наш уважаемый президент наконец-то поправит. К нему надо обращаться напрямую. Вы, ребята, не стесняйтесь. Да пожёстче, пожёстче. Не жалейте чиновников и не бойтесь их. Как мы не боялись фашистов под Сталинградом. Выстоим и на этот раз.

В конце собрания ветераны приняли решение – поднять вопрос перед правительством страны о передаче Дома армии в управление ветеранским организациям, раз АО «Казахстан ГИС Центр» во главе с Ермеком Исмагуловым не справляется с нагрузкой. Услышит ли вот только их крик души премьер-министр Серик Ахметов? Вр.и.о. председателя Комитета начальников штабов генерал-лейтенант Нурлан Джуламанов не услышал ветеранов, как и Халык Кахарманы мажилисмен Бахытжан Ертаев. Ни словом, ни жестом в защиту не высказался. О слуге народа в генеральских погонах на пресс-конференции братья-«афганцы» даже не вспомнили. Бесполезно, говорят, к нему обращаться. Пробовали уже. К Нурсултану Абишевичу надо теперь челом бить. Он последняя ветеранская надежда на торжество справедливости.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter