Мальчик растёт, но кожа остаётся прежних размеров, стягиваясь и доставляя ему боль

Мальчик растёт, но кожа остаётся прежних размеров, стягиваясь и доставляя ему боль / Фото Facebook Аружан Саин

О мальчике из Талгарского района Алматинской области стало известно после публикации общественного деятеля Аружан Саин в Facebook. Она написала, что в 2015 году, когда ребёнку было пять лет, из-за взорвавшейся печи он получил тяжёлые ожоги больше половины тела. Лечение у местных врачей, по словам Аружан Саин, не сильно улучшило ситуацию.

"Сейчас его состояние ужасное, зарубцевавшаяся кожа стягивает все тело, шея и плечи срослись с лицом, головой. Мы и ранее таких пациентов отправляли за рубеж, с намного меньшей площадью ожогов, так как детям нужна пересадка кожи или искусственной кожи, чтобы она росла вместе с ребёнком. А у нас таких методов нет. То есть ребёнок растёт, а кожа в области ожогов – нет. Она начинает стягивать всё вокруг, ребёнок испытывает постоянные боли! А в этом случае, когда пострадало практически всё тело впереди, состояние ребенка даже невозможно представить. Мама страдает алкоголизмом. Ребёнку давно нужна помощь, у него даже ротик не закрывается, пальцы скручены и, вообще, ужас. Она только лишь подала на инвалидность", – пишет Аружан Саин.

Общественный деятель задалась вопросом, где всё это время было управление здравоохранения, в котором знали о состоянии мальчика.

"Обязаны были как минимум направить на лечение в республиканские больницы, проконтролировать, что ребёнок его получил! Им везде бы сказали, что ребёнку нужна пересадка искусственной кожи, если они сами не сообразили, и необходимо было направлять ребенка на лечение за рубежом", – негодует Аружан Саин.

После её публикации редакция informburo.kz связалась с управлением здравоохранения Алматинской области. Там сообщили, что мальчик уже находится в больнице Талгарского района. Туда же выехало и руководство управления.

"Туда выехала исполняющий обязанности руководителя. Сейчас все разбираются там на месте. Все занимаются. И замглавврача по детству там. Акимат, все в курсе. Он не бесхозный, находится в стационаре. Сейчас они разберутся, что необходимо", – сообщила по телефону руководитель отдела первичной медико-санитарной помощи Гульнара Жунусова.

Состояние мальчика смог прокомментировать заместитель директора Алматинской региональной детской клинической больницы (АРДКБ) Аскар Калиев, который лечил его, когда случилась трагедия. Ребёнок попал в больницу 6 марта 2015 года с первичным ожогом 50-59% туловища, верхних и нижних конечностей, лица, шеи и пробыл там чуть больше месяца. Два раза в клинике ему провели аутодермопластику – пересадку кожи со здоровых участков на места глубоких ожогов. После этого, по словам врача, он наблюдался по месту жительства в Талгарском районе, неоднократно приходил и в АРДКБ за консультацией травматолога-ортопеда.

"В этом году в августе было рекомендовано лечение в Астане. Сейчас он находится в ЦРБ Талгарского района в детском отделении с диагнозом посттравматическая энцефалопатия. Сейчас мы договорились с научным центром онкологии и трансплантологии в Астане. Там есть отделение реконструктивной и пластической хирургии ожогов. Они принимают, оперируют. Но мы с ними договорились, они сказали отправить данного ребёнка и ставить их на портал", – сказал врач.

Он объяснил, что стягивание кожи у мальчика называется послеожоговой контрактурой, которую могут облегчить в Астане. Там же и определят, какие ещё операции нужны пациенту. По словам Аскара Калиева, дети с подобными диагнозами успешно выписываются из центра. Мальчику из Талгара операцию должны будут сделать бесплатно, если в центре посчитают, что хирургического вмешательства требуют медицинские показатели.

"Все необходимые анализы в районной больнице соберут. Астана подтверждение даст, мы отправим ребёнка в Астану", – сказал врач.

Он добавил, что видел пост Аружан Саин.

"Да, я в курсе поста. Ребёнок с таким диагнозом в Казахстане не первый и не последний. Они поступали и будут поступать. Поступали и хуже. Но выходят, лечатся. Ребёнок периодически ходил на консультацию. У нас есть в Казахстане главные внештатные специалисты. Только они дают согласие – вести ребёнка за границу или нет. Если у нас в Казахстане не делают такой операции, внештатный главный специалист даёт заключение, что рекомендуется вести за рубеж. (...) Не все идут за рубеж", – отметил Аскар Калиев.

Врач добавил, что с близкими родственниками мальчика проводят беседу врачи районной больницы.

"У ребёнка есть бабушка, родственники, мама тоже есть. Участковый педиатр их наблюдает, с ними общается. Они будут решать, кто поедет в Астану вместе с ребёнком", – сказал он.

Аружан Саин в своём посте также добавила, что министр здравоохранения Елжан Биртанов уже знает о ситуации с ребёнком из Талгарского района. Если мальчика нужно будет отправлять за рубеж, то необходимая сумма может достичь 180 тысяч долларов.

"В плане дальнейшего лечения мы очень надеемся на международную квоту, Елжан Биртанов уже имеет информацию о мальчике. Необходимо подать документы на квоту от облздрава, так как сумма очень большая", – написала Аружан Саин.

В пресс-службе министерства подтвердили, что знают о ситуации мальчика, но дальнейшие действия ведомства пока обсуждаются.

"Пока по нему никто ничего не докладывал. Вчера этот вопрос поднимался на уровне руководства, решают ситуацию", – сообщили в Минздраве.

Общественный деятель добавила, что те, кто хочет помочь мальчику, могут связаться с фондом "Подари детям жизнь".

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter