Что могут предложить бизнесменам исправительные учреждения? Как оказалось, не только охранников с автоматами. В ходе заседания в исправительном учреждении ЛА-155/8, посвящённого трудоустройству заключённых, представители бизнеса и власти решили составить меморандум и расписать все выгоды для производств на зоне.

В исправительных учреждениях Казахстана сегодня отбывают сроки около 43 тысяч человек. Это очень большой показатель для нашей немногочисленной страны. При этом почти 60% заключённых не работают или протирают робу на шконках. Они уже забыли, как держать кирку или лопату в руках. Их кормят, одевают и лечат за счёт налогоплательщиков. Даже госслужащие порой завидуют тем, кто за решёткой.

– Нам в армии гречку только по воскресеньям давали, а тут чуть ли не каждый день её едят, – заметил заместитель акима Алматинской области Серикжан Бескемпиров после обхода исправительного учреждения в посёлке Заречный.

В советские времена в ЛА-155/14 были животноводческие фермы, производили сельхозоборудование, работал камнерезный цех. Потом развалился СССР, и станки стали металлоломом. О том, что творится на промзоне, мы писали ранее («Мегаполис» от 14 апреля 2014 года, статья «Очередь на работу: желающих тут просят не занимать»). Ситуация не изменилась: глазницы окон цехов, насквозь ржавые краны, асфальт, который крошится под ногами. А желающих наладить производство пока нет.

– Мы можем передать бизнесменам неиспользуемые объекты и земли в доверительное управление, – заявил начальник департамента уголовно-исполнительной системы (ДУИС) по Алматы и Алматинской области Бахытжан Садыбеков в ходе заседания в зоне. – Есть учреждения, где материальная база слабая. Там можно построить теплицы. В Капшагае повсюду песок, здесь можно выпускать стройматериалы. У заключённых есть желание работать и помогать своим семьям. Из-за того, что нет работы, наша воспитательная деятельность теряет смысл. Здесь есть дешёвая рабочая сила. Мы можем делать школьные парты, спецодежду. Тем более, что президент объявил о новой экономической политике «Нурлы жол»…

Разговоры о том, что в исправительные учреждения нужно приглашать предпринимателей, идут уже третий год. Но ни Комитет уголовно-исполнительной системы, ни акиматы, ни Палата предпринимателей не могут заманить бизнесменов за решётку.

– Первая причина – законодательство. Это закрытое учреждение, поэтому есть ряд ограничений, – объяснил ситуацию зампредседателя регионального совета Палаты предпринимателей Алматинской области Баниямин Файззулин. – Второе – это то, что производственная база, которая осталась со времён Советского Союза, утеряна. У предпринимателя задача – извлечение прибыли. Никто не хочет рисковать своими деньгами. Поэтому нужно заключить меморандум с ДУИС и акиматом и определить, что можно предложить бизнесменам. Взять за основу опыт РГП «Енбек»? Предприятие уже 12 лет работает в этих условиях…

Сейчас на базе этого РГП открыты швейное производство, пекарня, цеха по камне- и деревообработке. По словам директора Алматинского филиала РГП «Енбек» Жулдыза Баймуратова, компания в прошлом году получила 82 млн тенге чистого дохода. Однако некоторые бизнесмены считают, что с «Енбеком» тягаться бессмысленно («Мегаполис» от 14 апреля 2014 года, «Очередь на работу: желающих тут просят не занимать»). Предприятие организовано при Комитете уголовно-исполнительной системы и является его аффилированной компанией. Но, как оказалось, «Енбек» тоже сталкивается с проб­лемами:

– Сейчас у нас работают 602 осуждённых, которые своевременно получают зарплату и отчисляют налоги, – рассказал директор Алматинского филиала РГП Жулдыз Баймуратов. – В женской колонии в посёлке Жаугашты сегодня работают 320–350 человек. Три года назад в Заречном трудились всего 48 человек, сейчас – 300. Чтобы обеспечить заключённых работой, необходимы заказы. В рамках госзакупок, например, я не могу конкурировать с ТООшкой или ИПшкой, которые покупают товар в Китае. У нас больше производственных затрат. Здесь обязательно должен быть мастер, который будет следить за осуждёнными. Чтобы они подкопы не сделали, какие-то запрещённые предметы не пронесли. С прошлого года мы участвуем в госзакупках как госпредприятие. Это нас тормозит. Например, заказчик просит в течение 10 дней сшить спецодежду. А мне по сырью нужно госзакупки организовать. Месяц-два мы будем искать ткань, а потом заказчик откажется с нами работать. Эту систему нужно в корне пересмотреть. Есть и другой момент: в госзакупках 20% объёма отдают инвалидам и обществу слепых. Надо такую же долю отдавать заключённым…

Что касается конкуренции «за колючкой», то Баниямин Файззулин считает это вполне нормальным:

– «Енбек» создаёт условия для того, чтобы другие предприниматели пришли сюда. РГП однажды приватизируют. Это дело времени, – уверен он.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter