Экономический обозреватель Денис Кривошеев на своей странице в Facebook заявил, что, возможно, чёрные ящики разбившегося в Алматинской области в начале октября самолёте санавиации были нерабочими.

Бортовые самописцы были направлены на расшифровку в Москву, поскольку в Казахстане нет соответствующего оборудования. После этого, как отмечает Денис Кривошеев, "наступила тишина".

"Для выяснения подробностей мне пришлось связаться с друзьями в Москве, и вот что удалось выяснить. Если верить источнику, то бортовые самописцы Ан-28 находились в нерабочем состоянии, поэтому получить какие-либо данные о действиях экипажа, переговорах в последние тридцать минут перед крушением оказалось невозможно. Косвенно эту информацию мне подтвердили и Бишкеке, ведь один из погибших – гражданин Кыргызстана, а значит, власти страны также пытаются выяснить обстоятельства его смерти. (...) Насколько мне известно, данные с самописцев должны постоянно сниматься для оценки деятельности экипажа в воздухе. Не знать, что он не работает, в компании (East Wing. – Авт.) не могли. Данные должны проверять и инспекторы государственного надзора, и если этого не делалось и всё это время самописец был неисправен, появляется большой вопрос", – написал блогер в своей публикации.

Исполняющий обязанности руководителя управления по расследованию авиационных происшествий и инцидентов МИР РК Жамбыл Исин в кулуарах совещания в Генпрокуратуре заявление блогера прокомментировать по существу не смог.

"Честно скажу, расследование проводится. Пока что я имею подписку о том, чтобы не разглашать данные. Когда закончится расследование и будет подготовлен окончательный отчёт, тогда я смогу предоставить. (...) Ящики находятся уже здесь, в Казахстане. Я не могу предоставлять такие данные (о том, рабочие ящики или нет. – Авт.)", – сказал Жамбыл Исин.

Почти аналогично ответил вице-министр по инвестициям и развитию Роман Скляр.

"Расследование ещё идёт. Пока я не могу это комментировать. Мы официально объявим", – сказал он, поспешно покидая зал совещания.

Независимый эксперт, член комиссии по расследованию авиационных происшествий при МИР РК Борис Балмачёв оказался более компетентным.

"Название его БУР (бортовое устройство регистрации. – Авт.). Заключения из Москвы пока нет. Но пришло заключение из Москвы по разбитой GPS-ке. Уже какие-то данные есть. Мы буквально завтра будем собираться, обсуждать. GPS-ка расшифрована, хотя она сильно была повреждена. Должен прилететь представитель МАКа (Межгосударственный авиационный комитет. – Авт.), который будет включён в это расследование. Он должен представить все документы по БУРу. На сегодня я этих документов как член комиссии не видел", – сказал он.

Опровергнуть или подтвердить слова Дениса Кривошеева он тоже не смог.

"Я не могу об этом сейчас сказать (о том, рабочие ящики или нет. – Авт.). Может, информация уже просочилась: рабочие, не рабочие. Бумагу я не видел. В любом случае самолёт упал не из-за БУРа. Комиссия будет разбираться (если окажутся нерабочими. – Авт.), кто продлевал самолёт, на каком основании выписан сертификат лётной годности, понимаете, да? Сейчас для начала нужно получить документальный ответ", – заключил Борис Балмачёв.

3 октября в Илийском районе Алматинской области рухнул самолёт санавиации РК Ан-28. В авиакатастрофе погибли пять человек: два пилота, авиатехник и два врача, которые летели на консультацию к роженице в Шымкент.

Все новости о падении самолёта санавиации можно прочитать здесь.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter