По данным Минздрава, сейчас в Казахстане 1 млн человек не относится к категориям, которые либо будут застрахованы государством, либо застрахуются по месту работы. В соответствии с законом об ОСМС они относятся к категории самостоятельных плательщиков.

"То есть человек, который не застрахован (государством или работодателем. – Авт.), обязан самостоятельно заплатить (за медстрахование. – Авт.), потому что закон требует обязательного медстрахования. Мы даём возможность законом установленную ставку, около 2500 тенге в месяц, платить и стать участником обязательного медстрахования", – пояснил министр здравоохранения Казахстана Елжан Биртанов на круглом столе "Рынок медуслуг Казахстана: переход к страховой медицине" в Алматы.

На самом деле, заверил он, многие категории населения, которые не относятся к категориям ИП, социально уязвимым слоям и наёмным работникам, изъявляют такую готовность.

С 2020 года реформа медицинского страхования в Казахстане предполагает, что физические лица подключатся к системе медстрахования, начнут вносить платежи в Фонд социального медстрахования (ФСМС) и смогут получать услуги, предусмотренные пакетом владельца страховки.

Наиболее значимая задача правительства и всех заинтересованных сторон (государство, ФСМС, государственные и частные клиники, поставщики лекарств и медоборудования, страховые компании, население) сейчас – достичь полного взаимопонимания и согласованности действий.

В частности, исполнительный директор ОИПЮЛ "Ассоциация клиник Алматы" Расул Дюсенов выделил четыре области в новой системе медстрахования, которые вызывают особенно много вопросов у участников отрасли, – это тарифы, сооплата, процесс контрактования, который, по мнению игроков отрасли, неплохо было бы автоматизировать, и экспертиза.

Объясняя некоторые особенности новой обязательной системы медицинского страхования, Елжан Биртанов также отметил, что Минздрав при переходе к системе обязательного медстрахования очень заинтересован в сотрудничестве с компаниями частного сектора.

Это как клиники (сегодня половина из 1500 клиник, с которыми работает фонд, частные), так и компании частного медицинского страхования.

"Что касается вторых, то мы ждём от них предложений. В каких формах будет вестись сотрудничество, ещё непонятно. В связи с тем, что большая часть медуслуг находится за пределами ГОБМП, в целях защиты финансовых интересов населения, мы готовы обсуждать модели, как можно совместить частное и обязательное медстрахование. Но, к сожалению, пока конкретных предложений не поступает", – информировал Елжан Биртанов.

Чтобы активизировать этот процесс, Минздрав планирует провести круглый стол с компаниями частного медстрахования в сентябре.

"Этот вопрос не требует решения сегодня, это эволюция нашей системы. Необходимо внедрять всеобщее медстрахование и необходимо развивать коммерческое добровольное страхование тоже. Позиция министерства именно такая", – сказал министр.

Минздрав, по заявлению Елжана Биртанова, также не возражает против сооплаты в процессе предоставления медуслуги по страховке. Это предусмотрено Кодексом о здравоохранении. "Но сооплата возможна только при развитом учёте в базовом медстраховании", – подчеркнул он.

Что такое сооплата? При определённом тарифе на медуслугу, который покрывается страховкой, то есть бесплатно, человек может выбрать ту или иную частную клинику или лекарство. Если частная клиника считает, что услуга стоит дороже и надо доплатить разницу, она имеет право брать сооплату с пациента либо пациент может доплатить за более дорогое лекарство, а базовая его стоимость будет покрыта государством.

"Мы концептуально не против этой системы, но нужно к ней готовиться, потому что это в первую очередь система финансового учёта, чтобы не было злоупотреблений, приписок", – говорит Елжан Биртанов.

Поэтому Минздрав сначала предлагает войти в базовую систему медстрахования, когда оплачиваться будет фиксированная услуга по определённому тарифу, независимо от форм собственности.

"Те частники, которых тариф не устраивает, на этом этапе не участвуют", – пояснил министр здравоохранения. Но, по его словам, сегодня участие частников большое и оно растёт.

"По мере готовности, чтобы привлечь ещё больше частников, мы будем переходить на сооплату", – обещает министр.

То же самое с лекарствами. Сегодня Минздрав по предельной цене закупает конкретное лекарство в зависимости от его цены. Законодательно норма о сооплате уже введена, однако, как сообщил министр, пока не введена в действие.

"Для внедрения этой системы нужны чёткий контроль над рецептами, чеками и информационное разъяснение. Думаю, нам год понадобится, чтобы внедрить эту систему, и мы планируем внедрить систему сооплаты за лекарства не ранее 2021 года", – информировал Биртанов.

Министр также коснулся темы направления части тарифа на переоборудование медучреждений.

"Это правильное предложение с точки зрения экономики, так как задача правительства сделать систему здравоохранения финансово устойчивой", – сказал он.

По его мнению, частные клиники, которые хотят работать в системе предоставления обязательных медуслуг, должны зарабатывать достаточно, чтобы самостоятельно по мере износа обновлять основные активы, оборудование.

"Сегодня мы переходим от одной системы к другой. В государственных клиниках ремонт, замена оборудования делаются за счёт государства. К сожалению, частный сектор, который участвует в предоставлении тех же услуг, таких преференций не имеет", – говорит Елжан Биртанов. То есть фактически частным клиникам предоставление услуг обходится дороже и вызывает вопросы о справедливой конкуренции.

"В нашей госпрограмме предусмотрено включение капитальных затрат в стоимость медуслуг, которые мы оплачиваем, то есть финансирование клиник за медуслуги", – сообщил министр здравоохранения.

Но эта модель требует, по его словам, подготовительного периода и моделирования, так как потребности у клиник разные.

"С 2022 года мы начнём переходить к этой системе в первую очередь в городах, там, где есть конкуренция. Между госсектором и частным сектором должны быть равные условия", – считает министр.

При этом Минздрав, по его мнению, должен дать возможность руководителям клиник, в том числе государственных, самостоятельно выбирать оборудование и приобретать его.

"Это более целесообразно, так как часто поступают жалобы, когда на уровне исполнительных госорганов коллективно закупается оборудование и простаивает, потому что приобретено без учёта потребностей конкретных клиник", – пояснил Елжан Биртанов.

Такая модель закупок требует как контроля над расходами со стороны исполнительных органов, так и финансовой готовности самих руководителей клиник делать такие закупки.

"У нас есть подобный опыт в клиниках национального медицинского холдинга, где мы внедрили эту схему достаточно успешно. Средства амортизационных фондов расходовались по решению наблюдательного совета или совета директоров холдинга", – привёл пример министр здравоохранения.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter