Посмотреть кадры откровенных постельных сцен из казахстанских фильмов прямо на работе? Всем депутатским корпусом? Легко! Именно так и получилось на последнем правительственном часе в мажилисе, когда к министру культуры и информации Мухтару Кул-Мухаммеду с жалобой на «засилье позора в кино» обратился депутат Нурлан Онербаев. Возмущению народного избранника не было предела, тем более что эмоции подкреплялись пикантной нарезкой сцен «ню».

Вообще-то Мухтар Кул-Мухаммед отчитывался перед депутатами о проделанной работе не только в сфере казахского кино. Однако видеообращение депутата-певца Онербаева превратило правительственный час в балаган. Возмущения г-на Онербаева постельными сценами в фильме «Келiн» поддержали большинство его седовласых коллег, молодость которых пришлась на то время, когда секса в стране не было. Каждый хотел высказаться без очереди. Призывы Жаныбека Карибжанова о соблюдении регламента потонули в общем шуме. Народные избранники так увлеклись обсуждением «важнейшего из искусств», что такие проблемы, как бедные сельские библиотекари, насильная подписка на скучные акиматовские газеты или телевещание на казахском языке «под утро», были отодвинуты на второй план.

– Котович, замолчите! Скажите ему, чтобы он замолчал! – кричал депутат Сатыбалды Ибрагимов, возмущаясь падением киноморали.

Покрасневшие депутаты все как один заявляли «Позор!» и критиковали ведомство Мухтара Кул-Мухаммеда, мол, как он мог допустить такой беспредел на экранах? Удивительно, но такую же отметку киношникам поставил и сам министр:

– «Карой», «Тюльпан», «Кайрат-чемпион» – это позор! Это дело тех граждан, кто воспользовался отсутствием законодательной базы. Я вообще в первый раз вижу эти фильмы. И со всей ответственностью заявляю, что они не имеют никакого отношения к министерству, – заявил Мухтар Кул-Мухаммед.

Фильм «Келiн» подобной обструкции не подвергся. Как известно, эта картина обошлась казахстанскому бюджету в 1 миллион евро, и Минкульт дал разрешение на её прокат. По мнению министра, эта работа сделана профессионально. Более того, ее по достоинству оценил сам Асанали Ашимов.

– А разве он не профессионал? – вопросительно заметил Мухтар Кул-Мухаммед.

Все остальное – кустарщина, считает министр.

– Эти фильмы снимают на киностудиях типа «Тюлькубас-пикчерз» мыркымбаи-режиссеры по мыркымбай-сценариям, а потом их смотрят такие же мыркымбаи-зрители, – возмущался он.

Теперь в министерстве решено покончить с этим мыркымбайством. Как сказал министр Кул-Мухаммед сегодня частные отечественные кинокомпании «довели свободу действий до абсурда», и именно поэтому в казахстанский прокат стали поступать такие низкопробные фильмы, как «Тюльпан» или «Кайрат-чемпион. Девственник N1»:

– Эти фильмы – абсурд. Со следующего года я за каждый фильм, который взят в производство с 2008 года, смогу отвечать перед вами лично, поскольку будет введено прокатное удостоверение, – ответил депутатам министр.

Только вот решит ли моральный вопрос подобное удостоверение? Доля отечественных фильмов в казахстанском прокате ничтожно мала – всего лишь 3%. Хватит ли смелости у чиновников бороться с импортной аморальностью? Или всё-таки никто не отважится тряхнуть стариной и сделать нарезку, скажем, из «Основного инстинкта»?..

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter