Начальник павлодарского финпола Манас Сабаншиев признался в обмане. Точнее, в том, как он и его сотрудники из благих побуждений вводили в заблуждение и суды, и СМИ.

Как уже рассказывал «Мегаполис», в начале этого года павлодарское ОО «Врачи без наркотиков» выиграло у Евросоюза грант в размере 158 000 евро на оказание помощи наркозависимым людям. Предполагалось, что эту самую помощь волонтёры объединения будут оказывать пациентам Республиканского центра медико-социальных проблем наркомании.

– Когда я пришёл с проектом о сотрудничестве к господину Ережепову (руководителю центра. – Авт.), – уверял директор ОО «Врачи без наркотиков» Сергей Молчанов, – он внимательно ознакомился и сказал, что, если не будет учтён его интерес в этом проекте, то тогда никакого сотрудничества не получится. Мне было поставлено условие, что можно это решить, если я заплачу 3000 евро.

Молчанов обратился в финпол. Там решили «раскрутить» это дело и попросили директора объединения передать требуемую сумму. Молчанов деньги в размере 2600 евро передал. Правда, не самому Ережепову, а его супруге, у которой они позже и были изъяты во время обыска. Сразу после этого началось нечто необъяснимое.

Г-н Ережепов заявил, что эти 2600 евро являются его зарплатой. В финполе сначала сообщили, что рассмотрят это заявление, а позже финполицейские, ничего не объясняя, подали в прокуратуру две взаимоисключающие бумаги. В одной просили согласиться с прекращением уголовного дела в отношении Ережепова, в другой просили разрешения снова его возбудить.

Прокуроры постановили расследование прекратить. На том основании, что обыск в квартире руководителя республиканского центра проводился незаконно. Без санкции прокурора. Директор ОО «Врачи без наркотиков» с этим не согласился и подал иск в суд, требуя отменить постановления и финпола, и прокуратуры. Однако проиграл. Суд первой инстанции, а затем и второй отказали Молчанову в удовлетворении его жалобы.

А на днях начальник павлодарского финпола Манас Сабаншиев сделал сенсационное заявление, что никакого вымогательства денег и вовсе не было!

– Я вам секрет раскрою, – огорошил журналистов Манас Сабаншиев. – Данное должностное лицо (г-н Ережепов. – Авт.) требовало от Молчанова, чтобы с ним был заключён трудовой договор. Молчанов отказался, сказав, что это у него не предусмотрено. И Молчанов сам предложил ему разовую выплату, на которую он (г-н Ережепов. – Авт.) согласился. Если бы требование звучало от него самого, то и прокуратура, и суд, и мы сами единогласно приняли бы решение, что в данном случае имеется минимум злоупотребление, максимум взяточничество.

– Зачем тогда Молчанов обратился в финполицию?

– Первоначально действительно всё это имело вид завуалированной взятки.

Однако, по словам Манаса Мажитовича, в дальнейшем выяснилось, что руководитель государственного коммунального предприятия «Республиканский центр медико-социальных проблем наркомании» имел право на дополнительный заработок, участвуя в реализации тех или иных проектов. Мол, г-н Ережепов настаивает, что Молчанов всё-таки намеревался заключить с ним трудовой договор. И опровергнуть это крайне затруднительно, признался начальник финпола. Поэтому и было принято решение о прекращении уголовного дела.

– Зачем в таком случае вы ввели всех в заблуждение? – задали вопрос Манасу Сабаншиеву корреспонденты.

– У нас есть тактические ходы, – ответствовал начфинпола.

Что это за загадочные ходы, намеренно вводящие в заблуждение, Манас Мажитович не пояснил. Но сообщил, что отправил на имя министра здравоохранения республики предложение рассмотреть вопрос об отставке Ережепова с поста директора республиканского центра.

– Тем не менее мы усматриваем в действиях этого руководителя госпредприятия ряд коррупционных правонарушений, за которые должностное лицо должно быть освобождено от занимаемой должности, – сказал начфинпола.

И ещё одна скандальная новость в этом деле. Оказывается, 2600 евро, переданные супруге г-на Ережепова, принадлежат не Молчанову, как это утверждалось ранее и им самим, и финполицейскими. Это деньги финпола. Так что директор общественного объединения никаких убытков не понёс.

– Это наша тактическая уловка, тактический ход, я вам раскрываю тайну, – признался Манас Сабаншиев.

– Когда Молчанов даже на суде утверждал, что это его личные 2600 евро, это он по вашей просьбе говорил?

– Да.

– Зачем?

– Мы надеялись, что суд удовлетворит иск Молчанова и отменит решение (прокуратуры о прекращении уголовного преследования Ережепова. – Авт.), и в дальнейшем мы получим возможность проверять, расследовать.

На вопрос, что проверять и расследовать, если в финполе сами признали, что 2600 евро – не взятка, ответа так и не последовало.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter