Банальная история знакомства студентки СКГУ Динары с молодым Али, сыном обеспеченных родителей, кончилась браком. Правда, совершённом по традициям шариата. На этом настаивали родные Али. Динаре же было всё равно, и это казалось даже интересным.

– Сейчас мне это кажется диким, а тогда я воспринимала происходящее как приключение, сказку, – рассказывает Динара. – Я ведь к такому не привыкла. Семья у нас вполне современная, родители номенклатурщики, всю жизнь в партии, мы были от традиций очень далеки и воспитывалась я по-другому. Ничего не понимала, ничего не знала, делала всё, как подскажут, а подсказчиков было много…

Подсказывала и новая свекровь, мгновенно взявшая бразды правления в свои руки. Со свёкром Динара виделась всего раз – он очень рано умер. Мама Али быстро начала переделывать невестку на свой манер, ломая в ней личность запретами и приказами. Динаре очень быстро разонравилась её новая жизнь, и если бы не ребёнок, она, скорее всего, ушла бы гораздо раньше. Однако свекровь безошибочно почуяла её настроения, и однажды Али поставил Динару перед фактом: у него будет ещё одна жена, и скоро привёл молодую в дом. Попытки как-то повлиять на мужа кончились скандалом.

– Муж сказал мне «уходи», и я ушла, – рассказывает Динара. – А что мне оставалось делать? Ушла, забрала сына, который тоже пришёлся не ко двору. У мужа была новая жена, молодая, красивая, готовая рожать ему других детей. Деваться мне было некуда, пришлось возвращаться к маме. Это арабские жёны всегда носят при себе то, что получают от мужа в подарок, а мне и забрать-то было нечего, кроме одежды. Мне не позволили взять ничего, даже маленький телевизор из детской комнаты оказался нужен мужу. Да и вообще он показал себя не с лучшей стороны, не как мужчина. Если мы встречались на улице, он не здоровался даже с ребёнком, что уж про меня говорить.

Вытрясти из бывшего мужа алименты Динара не смогла. Официально её супруг не работал, не «стоял на бирже». Стоило Динаре заикнуться про алименты, как на неё обрушивались тонны грязи и оскорблений, в которых принимал участие не только экс-супруг, но и экс-свекровь.

– Она всегда говорила, что я не пара её Али, – говорит Динара, и в её тоне отчётливо проскальзывает озлобленность. – А после разрыва отношений и вовсе стала говорить, что я нечистая, непорядочная. Но мне было уже всё равно. Не дают денег – и не надо, без них проживу…

Прожить Динаре было трудно пару лет, а потом всё как-то само собой утряслось. Нашлась работа, а потом появился и мужчина: взрослый, самостоятельный, с вполне современными взглядами на жизнь. Именно он и предложил Динаре брак: настоящий, с печатями, фатой и прочей атрибутикой празднества. Недолго думая, Динара согласилась.

Говорить об её новой семейной жизни долго не хочется. В браке Динара была счастлива, и всё складывалось хорошо, пока второй муж не решил переехать в Россию. Тут внезапно появились сложности. В Али вдруг взыграли отцовские чувства, и он отказался дать согласие на вывоз ребёнка.

– Я не понимала, что происходит, – рассказывает Динара. – Все эти годы ни я, ни ребёнок не были ему нужны. Он ни разу не пришёл, не подарил сыну даже шоколадки, а когда я завела с ним разговор об официальном усыновлении, едва не побил меня. А за что? Он ведь меня выгнал, я чувствовала себя свободной женщиной, официально мы не были женаты. Но, по его мнению, по мнению его матери, я вообще не имела никакого права на счастье. И что я должна была сделать? Пойти и сдохнуть в канаве?

Примириться с бывшим супругом оказалось невозможным, и тогда Динара пригрозила судом. В её руках были свидетельства, что несколько лет Али отнюдь не бедствовал, купил машину, ездил за границу со второй женой, при этом не заплатив ни копейки алиментов. А на следующий день ребёнок исчез из детского садика.

– Они не отдавали мне сына несколько дней, – рассказывает Динара, вновь содрогаясь от воспоминаний. – Я не ела, не пила, не ходила на работу, боялась пропустить звонок. Али предупредил меня, чтобы я не совалась в полицию, потому что он – отец и имеет право воспитывать ребёнка как считает нужным. Я согласилась на все условия, отдала документы об его доходах.

Ребёнка Динаре вернули через шесть дней. Всё это время мальчик находился в доме Али. Мальчика не выпускали гулять и не показывали соседям. Отказываться от опеки над ребёнком Али не захотел, согласия на вывоз сына не дал.

– Вы думаете, в нём какие-то чувства проснулись? – усмехается Динара. – Ничего подобного. Ему тогда было всё равно, и потом было всё равно. Он слушался свою мамочку и делал всё, что она говорила. После того как они вернули мне сына, Али так ни разу у меня не появился, ребёнка не проведал. Ему было важно, чтобы я оставалась несчастной.

Новый муж Динары тоже предъявил ей претензии. Она не могла уехать, а вот ему пришлось это сделать. Семья жила, словно цыгане, встречаясь то в одном городе, то в другом до тех пор, пока сыну Динары не исполнилось 18 лет. Теперь, когда её ничто больше не держало в Петропавловске, она продала квартиру и готовится к отъезду.

– Моя ошибка была в том, что для первого брака я оказалась слишком современной, – говорит Динара. – Не хотела жить по средневековым правилам, не хотела делить мужа с другой. Нет, я всё понимаю, не подумайте, есть древние обряды, традиции, только я не могу их принять. Не согласна я с феодальным правом собственности на всё: имущество, жену, детей.

Говорить на эту тему не хотят нигде. То, что произошло с Динарой, кем-то воспринимается как средневековая дикость, другие подумают, что просто муж оказался непорядочным человеком, а третьи скажут, мол, всё верно, женщина должна знать своё место, к дьяволу феминизм. И мы не вправе решать, чьё мнение окажется верным. Разве что скажем пару слов про институт семьи. За 2014 год в СКО было зарегистрировано 4480 браков. По сравнению с предыдущим годом число зарегистрированных браков уменьшилось на 5,3 процента. За то же самое время расторгнуто оказалось 2159 браков, что на 4,7 процента больше соответствующего периода 2013 года. Естественно, что факты гражданского брака в эти цифры не попали, и сколько подобных семей распалось, неизвестно. Неизвестно статистике и точное число женщин, ставших второй или третьей женой. Вполне вероятно, что история Динары и её семьи – лишь верхушка айсберга, и о том, что действительно творится в подобных семьях, никогда не станет известно.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter