Это, наверное, время такое. Очередное, смутное. Когда телеэкраны соседней с нами страны перестают показывать одухотворенные лица поэтов и художников, высвечивая вместо них физиономии российских политиков, напрасно пытающихся построить по стойке «смирно» окружающие их народы. А еще показывает нам часто российский телеэкран «Тополя» и «Миги», как бы давая понять окружающим:

– Ребята, подождите, дайте нам еще чуть-чуть собраться с силами, стать вашими старшими братьями, вот тогда-то мы с вами и задружим… ох, задружим.

Правда, эффект от такой направленной пропаганды почему-то достигается совершенно противоположный. Вчерашняя Россия Пушкина, Чехова, Гоголя и Булгакова начинает обретать больше врагов, чем друзей. Мы ее теряем под гром аплодисментов другой, «Единой России», любящей устраивать пышные собрания совершенно в духе некоего бесноватого ефрейтора. И именно об этом разговор в статье Камшат Тасбулатовой «Печаль Украины – Лужков, печаль Казахстана – Жириновский», опубликованной в номере 87 (1024) газеты «Айкын-апта» от 15 мая 2008 года. Читаем:

– На Украине персонами нон грата объявлены российские политики – шовинисты Дугин и Затулин. И вот теперь к ним присоединился еще и Юрий Лужков. Еще во время целины работавший в Казахстане мэр Москвы пока еще лоялен по отношению к руководству нашей страны, чего не скажешь об Украине. У украинцев при одном только упоминании его имени подскакивает кровяное давление. И есть отчего. Свою карьеру политика московский градоначальник еще с начала девяностых годов привык выстраивать на антиукраинской риторике. Он требует от своих славянских братьев вернуть Москве Севастополь. Вот и недавно, на праздновании 225–летия Черноморского флота он вновь выступил с подобным обращением, наделавшим на Украине много шума. Депутат Украинской рады Юрий Костенко негодует:

– Провокации господина Лужкова с его поползновением на территориальную целостность нашей страны тянутся уже десять лет. Если мы будем рассматривать данный вопрос с правовой точки зрения, то увидим, что нынешняя Украина как независимое государство возникло в границах бывшей советской социалистической Украины. В то время ни одна из соседних республик, и в том числе Россия, не выдвигала претензий на наши земли.

И далее Камшат продолжает:

– Сегодня в России расплодилась целая генерация политиков вроде Жириновского, Рагозина, Дугина, Лужкова, которым крайне не по душе процессы национального возрождения, набирающие ход на просторах бывшего СНГ: в Прибалтийских республиках, Украине, Грузии, Казахстане. Они намерены противопоставить этому бывшую имперскую великодержавную политику, построенную на захватах соседних земель и запугивании своих соседей. Так что вовсе не случайно тот же господин Затулин шаманствует:

– Мы должны соседние с нами государства рассматривать не как партнеров России, а как возможную военную добычу.

Вот как бы только эта добыча России костью в горле не встала. И, разумеется, в такой ситуации симпатии казахов полностью на стороне государств – нынешних антагонистов России.

И вот тут, в этом самом месте, пожалуй, самое время переходить к вопросу национального возрождения. Что мы под этим понимаем, как смотрит власть на проблемы, связанные со становлением национального самосознания казахов? На эту тему рассуждает лауреат Государственной премии Республики Казахстан, писатель Толен Абдікулы в статье «Государство, не владеющее в полной мере своим языком, не может считаться полноценным»:

– Народ, – пишет он, – самостоятельно и эффективно решающий свои политические, экономические, морально-этические проблемы, способен сделать следующий шаг на пути построения общества гуманизма, заняв тем самым соответствующее место в мировом сообществе. И в этом смысле наша основная проблема действительно лежит в плоскости национального возрождения. Казахская интеллигенция и власть до сих пор не готовы расстаться с прежней совковой ментальностью. Что ставит препоны на пути нашего дальнейшего развития. Взять хотя бы тот же вопрос языка. Государство, не владеющее собственным языком, нельзя считать полноценным. Ни в одной стране мира нет такого, чтобы власть упрашивала отдельных индивидов: пожалуйста, выучите наш язык. Поскольку государственный язык для тех, кто занят на государственной службе, является обязательным. Хочешь – учи, не хочешь – не учи. И если эмигрант приезжает в другую страну, он первым делом начинает учить язык. Едешь в Америку – учишь английский, приезжаешь в Россию – учишь русский. Никто в этих государствах подобный вопрос не рассматривает в плоскости нарушения прав человека. Поскольку изучение языка в данных странах для вас – жизненная необходимость.

И хотя столь элементарную аксиому совершенно легко понять как «дважды два четыре», но только почему-то у нас все обстоит наоборот, поставлено с ног на голову. Сразу начинаются разговоры: ой-бай, у нас была другая история, ой-бай, представители национальных диаспор могут на нас обидеться, не считаться с их мнением – значит подрывать межнациональную стабильность.

Но почему, спрашивается, они должны на нас обижаться? Только из-за того, что в соответствии с Конституцией страны мы собираемся разговаривать на государственном языке? Ведь в той же России никто не обижается, где незнание русского языка служит реальной преградой при поступлении на государственную службу?

Еще кто-то пытается возразить, дескать, как можно в столь короткие сроки освоить казахский? Но и на это есть контрвозражение. Со дня провозглашения казахского языка государственным минуло девятнадцать лет. Спрашивается, это что за такой язык, который нельзя было выучить за столь огромный промежуток времени?

И вот тут мы подходим к основному вопросу. Нежелание изучать казахский язык со стороны определенной части представителей русской диаспоры, прежде всего, если называть веши своими именами, связано с тем, что они все еще продолжают двигаться в русле великодержавной идеи. Отсюда их полное пренебрежение к казахскому языку, открытое нежелание его учить. А мы им своим политическим безволием потакаем.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter