В Атырау продолжается борьба вокруг охраны рыбных запасов Урало-Каспийского бассейна. Структуры, призванные бороться с браконьерством, вроде бы смирились с постами партийного контроля «Нур Отана». А тем временем нуротановцы регулярно ходят на допросы в полицию и продолжают действовать на нервы борцам с браконьерством своими рейдовыми мероприятиями. Вокруг этого противостояния уже разгорелась целая информационная война. Примером этому могут служить недавние публикации в газетах «Трибуна» и «Время».

В ХОД ПОШЛИ «ПИСЬМА ТРУДЯЩИХСЯ»

Напомним: запуск в нефтяном регионе пилотного проекта по организации постов партийного контроля в области охраны рыбных запасов вызвал небывалое раздражение правоохранительных органов, держащих под своим контролем эту сферу. После пары вылазок нуротановцев (в прошлом – опытных работников рыбоохраны) с видеокамерой, заснявших полный бардак и разгул браконьерства в регионе, противостояние получило республиканскую огласку и стало ещё острее («Партконтроль костью в горле», «Мегаполис», 11 марта 2013 г.).

Рыбоохрана начала работать

Первоначально в адрес руководства партконтроля даже поступали телефонные угрозы анонимов с требованием убрать некоторых настырных партийцев. Угрозы не подействовали. Другие же противники методов работы постов партийного контроля поступили более цивилизованно.

Так, например, в ДВД Атырауской области поступило заявление от коллектива ПК «Амангельды», которые просят привлечь к ответственности сотрудников поста партконтроля Калыбая Утепова и Бауржана Бимурзина, которые с неизвестными лицами вторглись на территорию приёмочного пункта рыбы в посёлке Дамба. Стоит отметить, что среди этих «неизвестных лиц» был корреспондент «Мегаполиса» с фотокором, а также заместитель начальника финансовой полиции области Зангар Занканов с подчинёнными.

Фабула дела такова. Нуротановцы увидели на берегу Урала выгрузку большой партии частика. И, поскольку никаких документов на рыбу на руках у приёмщиков не оказалось, партийцы были уверены, что выявили факт бесконтрольного лова. Члены поста партконтроля сразу обратились в правоохранительные органы, но на отчаянный призыв помочь родной партии откликнулись только финансовые полицейские. Заместитель природоохранного прокурора и начальник дамбинского поста рыбоохраны (кстати, всё происходило на его территории) своих сотрудников не прислали, а заместитель начальника водной полиции, к сожалению, не ответил на звонок мобильного телефона.

Прибывшим на место финансовым полицейским во главе с заместителем начальника областного финпола Зангаром Занкановым тоже никто не смог показать никаких официальных документов на рыбу. Устно, правда, пояснили, что она принадлежит известному ПК «Амангельды», который, в частности, по договору занимается ловом для осетрового завода в Курилкино, занимающегося воспроизводством рыб осетровых пород. А вскоре все грузчики, приёмщики и даже водители двух самосвалов, которые уже начали наполнять отборными сазанами, потихоньку разошлись. Документы на рыбу появились только к утру, после чего ДБЭКП начал доследственную проверку, а в полицию тут же полетело заявление рыбацкого коллектива, среди которого оказалось немало членов правящей партии страны.

«АМАНГЕЛЬДЫ» ЛОВИЛ ЗАКОННО

По словам директора осетрового завода Гильмана Сарсемалиева (в прошлом – заместителя акима Атырауской области и председателя Комитета рыбного хозяйства Минсельхоза), осетровый завод действительно имеет договор с ПК «Амангельды». На этом основании рыбацкий кооператив забрасывает свои неводы в мутные воды Урала в поисках оставшихся в живых особей осетровых, которые потом передаёт заводу для последующего воспроизводства. Разумеется, в сети попадает и рыба частиковых пород, и она согласно официальной квоте отходит ПК «Амангельды». Вот такая простенькая схема.

В рыбоходном канале

Как нам сообщил начальник отдела по раскрытию тяжких и особо тяжких преступлений СУ ДВД Нурлан Муталиев, на прошлой неделе вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Бимурзина и Утепова с формулировкой «за отсутствием в их действиях состава преступления».

Впрочем, финансовые полицейские вынесли аналогичное постановление, посчитав, что в деятельности ПК «Амангельды» тоже нет никакого криминала. Нуротановцы с таким решением не согласны и намерены его обжаловать.

– Я, как ихтиолог, знаю, что в это время года отборного сазана, которого было немало в рыбацкой прорези, можно поймать только в камышах, в прибрежной зоне, – говорит Калыбай Утепов. – И вообще такой объём рыбы можно выловить только за несколько дней, а не за одну «днёвку». Кроме того, как показывает проведённый анализ законодательства, разрешение на лов рыбы во время «днёвок» размыто и трактуется двояко. Также возникает вопрос: зачем государственному осетровому заводу заключать договор с ПК «Амангельды», если у них в штате есть свои десять рыбаков? И почему документы на рыбу не могли предоставить в течение 10 часов? В этом деле много нюансов…

СИЛА ПЕЧАТНОГО СЛОВА

Вентерный лов

Кстати, вокруг этого противостояния уже разгорелась целая информационная война. Так месяц назад в республиканской газете «Ашык алан» («Трибуна») было опубликовано письмо, написанное якобы от имени членов поста партконтроля. Письмо явно компрометирующего характера иной раз содержало просто оскорбительные высказывания в адрес начальника рыбоохраны Алибека Бухарбаева. И примечательно, что никто из нуротановцев его не писал.

– В телефонном разговоре со мной редактор издания сообщил, что письмо просто поступило по электронной почте, – говорит один из «авторов» письма Калыбай Утепов. – Авторство не устанавливалось, достоверность изложенного явно не проверялась. Это недопустимо!

А буквально на днях другое республиканское издание, газета «Время», опубликовало свою версию случившегося на приёмочном пункте рыбы ПК «Амангельды», которую, оказывается, чуть ли не штурмовали нуротановцы с сотрудниками финпола.

Кроме того, в статье говорится о том, что у самого руководителя поста партконтроля Бауржана Бимурзина имеется пятно в биографии. Пять лет назад его задержали сотрудники водной полиции с рыбой осетровых пород в салоне его автомобиля. Однако не сказано, что это уголовное дело прекращено с формулировкой «за отсутствием состава преступления».

В стране, конечно, гласность и полная свобода слова, но всё это, на мой взгляд, только свидетельствует о том, что столь резкое появление новой структуры в лице партконтроля обнажило конфликт интересов разных групп, доселе относительно мирно вычерпывающих остатки рыбных запасов.

ОХ, РАНО ВСТАЁТ ОХРАНА

Рыбаки ТОО «Тiлекшi»

Между тем недавно на совещании в стенах акимата Атырауской области жёсткой критике подверглась работа Урало-Каспийской бассейновой инспекции рыбного хозяйства (рыбоохрана). Напомним: по мнению нур-
отановцев, именно это ведомство было в числе их самых ярых противников.

В своём докладе заместитель прокурора Атырауской области Серик Шалабаев, в частности, отметил, что рыбинспекторы в основном занимаются только лишь тралением – поимкой браконьерских сетей.

– В прошлом году и за первый квартал 2013 года инспекция со штатом в 306 человек не выявила ни одного преступления, связанного с браконьерством. И 77 процентов материалов связаны с обнаружением сетей, – подчеркнул Шалабаев, намекнув при этом, что рыбоохрана или плохо работает, или связана с браконьерами.

Отчасти это чистая правда! К примеру, в начале апреля рыбоохрана проявила небывалую активность и попросту не давала «бракашам» спокойно вздохнуть. С раннего утра на реке Урале в черте города и пригородных посёлках ежедневно и неустанно сновали катера и лодки инспекторов, выуживая браконьерские сети.

– Такого мы лет 20 не видели. Неужели «агентов» работать заставили? – жаловались браконьеры на берегу, глядя, как рыбинспекторы вытаскивают их сети.

Досталось в прокурорском докладе и водной полиции, чья деятельность, как показывает анализ, сводится к выявлению фактов незаконной торговли рыбой.

Кроме того, на совещании у акима озвучили один любопытный факт. По словам Серика Шалабаева, хранением конфискованного у браконьеров улова занимается ТОО «Надежда-1». И в ходе проверки в этой фирме за период с 2010 по 2013 годы выявлена недостача 757 кг рыб осетровых пород и 179 кг чёрной икры. Причина этому – «халатное отношение сотрудников органов уголовного преследования». По данному факту проводится доследственная проверка.

И буквально через несколько дней после совещания «в верхах» сотрудники рыбоохраны словно в ответ на критику задержали трёх браконьеров из Азербайджана. Зарубежные гости промышляли в казахстанском секторе Каспийского моря ловом рыбы осетровых пород. В лодке браконьеров обнаружена 80-метровая сеть и 45 осетров. Все задержанные с уловом и орудиями лова переданы правоохранительным органам для принятия процессуального решения.

Кстати, сам начальник Урало-Каспийской бассейновой инспекции рыбного хозяйства Алибек Бухарбаев не согласен с критикой надзорного органа, прозвучавшей в адрес его ведомства.

– Мы наладили работу со всеми правоохранительными органами и с партией «Нур Отан». Ежедневно выявляем нарушения. Будем и дальше трудиться на благо страны, – заявил он в телефонном разговоре корреспонденту «Мегаполиса».

БАЙДЫ ИСЧЕЗАЮТ В ПОЛДЕНЬ

Кстати, насчёт рыбоохраны. В следственном управлении ДВД Атырауской области рассматривается ещё одна жалоба на работников поста партийного контроля Бимурзина и Утепова от рыбинспектора Валерия Янбаева.

Вентеря в заповеднике

Недавно, по полученной, как это говорится, «оперативной информации», партийцы «хлопнули» в черте города две мощные лодки-байды. Загруженные бочками с ГСМ, большим количеством пенопластовых балберок и нарезанными метровыми кусками арматуры (применяются для закрепления снастей), они были готовые к отплытию в Каспийское море. Бывшие там сторожа плавсредств сообщили нуротановцам и вызванным ими на подмогу работникам рыбоохраны, что лодки якобы принадлежат инспектору Янбаеву. По этому поводу уже на следующий день начальник рыбоохраны Бухарбаев пообещал провести служебное расследование. Правда, чем оно завершилось и проводилось ли вообще, выяснить не удалось.

– Материалами занимается финансовая полиция и ДВД области. Вот туда и обращайтесь, – кратко сообщил начальник отдела контрольно-инспекционной работы рыбоохраны Олег Тушканов.

Зато одну из этих лодок нуротановцы обнаружили неделю спустя во время своего очередного рейда и прямо возле городского отдела рыбоохраны.

– В этот день мы решили визуально понаблюдать за лодками в черте города и, заехав в рыбоохрану, увидели там, так сказать, «старых знакомых». Рядом стояла ещё одна лодка, загруженная рыбой частиковых пород и сетями. По этому поводу никаких вразумительных, документально подтверждённых пояснений от находящегося там рыбинспектора Утегена Нургалиева нам получить не удалось. Также, несмотря на наши звонки, в течение двух часов никто из руководства городской и областной рыбоохраны так никто и не приехал, – комментирует Калыбай Утепов. – Тогда пришлось просто вызвать «02».

К месту событий приехала группа полицейских береговой охраны (такой отряд формируется во время путины), в присутствии которых был составлен соответствующий акт, причём находящийся в группе сотрудник водной полиции Канат Абишев документ подписывать отказался.

– Я не буду сейчас подписывать, мне надо с начальством посоветоваться, – заявил он, не ведая, что диалог записывается на диктофон.

Подъехал, а потом и уехал и сам рыбинспектор Валерий Янбаев. Благополучно на глазах полиции на всех парах унеслась и одна байда. Наверное, просто покататься…

WHO IS WHO?

– Собранные нами факты будут переданы в прокуратуру области, – заявил вашему корреспонденту заместитель председателя Атырауского городского филиала НДП «Нур Отан» Серик Баймукашев. – Борьба у нас идёт не с браконьерами, а с правоохранительными органами. Главные браконьеры – это люди в погонах. В Атырауской области 29 постов партийного контроля в сферах здравоохранения, строительства и ЖКХ, но нигде нет такого противодействия нашему участию, как в рыбной отрасли.

Несмотря на благие намерения собеседников, мы не преминули задать неприятный вопрос получившим скандальную известность на всю страну партийным контролёрам Калыбаю Утепову и Бауржану Бимурзину:

– Зачем вам всё это надо – ночами пропадать в рейдах, наживать врагов – ведь вы же не получаете за это зарплату? И ходят слухи, что вся эта возня – обычная грязная «делюга», просто борьба браконьерских сфер влияния…

– Когда я в 1981 году вернулся из Афгана и устроился работать в рыбоохрану – вот это была структура, настоящая спецслужба, с достойными сотрудниками и руководителями. И охрана рыбных запасов находилась на должном уровне. А во что это всё превратилось сейчас – вы сами знаете прекрасно. Просто за державу обидно. И мне ещё кажется, что я так и не уходил с войны… – ответил Калыбай Утепов.

СУЕТА ВОКРУГ ВЕНТЕРЕЙ

Масла в огонь подлило недавнее ограничение, вынесенное атырауской рыбоохраной на количество вентерей (цилиндрические сетки), используемых рыбацкими кооперативами при ловле рыбы. С начала этой путины при получении промыслового билета рыбакам теперь разрешено выставлять только три вентеря на бригаду. Это вызвало негодование руководителей некоторых рыбацких хозяйств.

Вентерь – щадящий рыбу вид орудия лова. Но!..

– Вентерный лов приемлем, только в единственном случае – если за ним ведётся жёсткий контроль. Недостаток вентеря в том, что в него попадает вся проходящая мимо рыба – и крупная, и мелкая. В идеале при вскрытии из вентеря забирается только рыба промыслового размера, а остальная отпускается. Однако никакого контроля в Урало-Каспийском бассейне нет, – говорит заместитель директора Атырауского филиала Казахского НИИ рыбного хозяйства, доктор биологических наук Юлия Ким.

Именно специалисты НИИ рыбного хозяйства и рекомендовали рыбоохране сделать такое ограничение, а работники рыбоохраны (по официально озвученной версии) организовали на своём посту строгий заслон всем рыбацким лодкам-нарушителям по количеству пресловутых вентерей.

По мнению руководителя рыбацкого кооператива «Абылайхан» Еркина Кушалиева, такое решение со стороны рыбоохраны является не только неграмотным, но и превышением должностных полномочий.

– Освоить лимит с таким ограничением невозможно и вообще убыточно, – говорит он. – Это видно из расчётов объёма улова на один вентерь, затрат на ГСМ и дальности поездки в море. В настоящее время наш кооператив простаивает, люди сидят без работы. Я считаю, что рекомендации местного филиала НИИ рыбного хозяйства не могут быть основанием для вынесения такого решения, тем более что по итогам тендера научной работой в море занимается казахстанское Агентство прикладной экологии.

«ИДЁТ ТОТАЛЬНЫЙ И БЕСКОНТРОЛЬНЫЙ ВЫЛОВ»

Теперь насчёт вышеупомянутого контроля, а вернее, его отсутствия. Некоторые предприимчивые рыбацкие кооперативы уже решают проблему плохого улова, просто забрасывая вентеря прямо в заповеднике «Акжайык» – и в море выходить не надо, и от города всего полчаса езды на лодке с маломощным двигателем. Всё это творится под носом у водной полиции и рыбоохраны. Возможность убедиться в этом корреспонденту «Мегаполиса» предоставили всё те же неугомонные нуротановцы, организовав негласный и неожиданный рейд с помощью инспекторов заповедника. Во избежание утечки информации о нашей вылазке не ведало даже руководство самого заповедника!

Дело в том, что выйти в море по Уралу, не миновав рыбоходные каналы государственного природного резервата «Акжайык», – невозможно. А по поступившей информации, рыбаки сразу нескольких хозяйств организовали массовый вылов прямо в ядре резервата – специальной охранной зоне, где запрещена любая деятельность, кроме проведения научных работ.

В одном таком рыбоходном канале, соединяющем Каспийское море и Урал среди раскинувшихся водно-болотистых угодий, мы и наткнулись на три рыбацких звена ТОО «Тiлекшi». Несмотря на рыбоохрановский запрет и заповедную зону, труженики «голубой нивы» выставили почти 60 вентерей! Устно рыбаки своей вины не отрицали, подписали все необходимые акты и посетовали, что просто вынуждены пойти на нарушение.

– По закону ловить надо в 22 километрах от заповедника, но там рыбы мало и много вентерей ставить тоже запрещено. Войдите в нашу ситуацию! – взывали они к чувству справедливости.

В итоге с трёх лодок было изъято более 6 тонн рыбы частиковых пород: сазана, судака, воблы. И это улов за один только день, а рыбаки же признались, что безвылазно «пасутся» в заповеднике уже третьи сутки.

– Изъятую рыбу сдали в ТОО «Надежда» в присутствии представителей ТОО «Тiлекшi» и заповедника. Важный момент – судя по записям в промысловых билетах, одного только сазана они поймали 2 тонны при лимите в тонну с небольшим. Представляете – за один день выполнен государственный лимит по сазану. И, по большому счёту, весь частиковый лимит можно освоить за каких-то две-три недели, а не растягивать на весь сезон. В Урало-Каспийском бассейне ведётся бесконтрольный хищнический лов рыбы, что мы и пытаемся доказать, – подвёл безрадостные итоги Калыбай Утепов. – Сейчас этим делом занимается прокуратура.

КТО Ж ИХ ПОЙМАЕТ? ОНИ ЖЕ В ПОГОНАХ…

Кстати, 26 апреля в прокуратуре Атырауской области прошло закрытое для прессы совещание по рыбным делам. А в этот же день в Астане генеральный прокурор Асхат Даулбаев заявил, что браконьерство в Каспийском море приобрело промышленный размах. Он привёл статистику, а также посетовал на слабые оперативные позиции правоохранительных структур по выявлению браконьерских ОПГ

«Не выявлено ни одной организованной преступной группы, специализирующейся на незаконной добыче и сбыте осетровых пород рыб. Положение усугубляется слабым ведомственным контролем, что способствует вовлечению в криминальные схемы нечистоплотных сотрудников государственных органов», – отметил Даулбаев.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter