Усть-каменогорский ученый Алексей Башкирцев совершил невозможное – впервые в СНГ получил нанопродукт массового производства, причем он готов продемонстрировать всем результаты своего труда. Вот только воплощение в жизнь его замыслов больше походит на анекдот.

Так с особым нетерпением ждал ученый начала Форума инвесторов, который на днях прошел в Усть-Каменогорске. Как всегда, к встрече больших гостей город приводили в порядок: ремонтировали дороги, красили заборы, вспомнили и про Башкирцева, поскольку речь зашла и о фасадах домов, которые тоже надо бы наконец-то облагородить, а средств на это в казне городской как не было, так и нет. Все дело в том, что Алексей Алексеевич изобрел уникальную краску, но, сколько ни бился с ней в двери к чиновникам, так и не смог никого убедить в необходимости ее применения. А тут вдруг ему сообщают, что накануне приезда президента в городе будет несколько фасадов выкрашено его краской!

– Представьте, едет Назарбаев мимо этих домов, останавливается, а я тут так скромненько стою рядом, – пытается шутить Алексей Башкирцев. – Он подходит посмотреть поближе, я ему и говорю: «Вот, применение первых нанотехнологий в Казахстане», он, естественно, начинает интересоваться, а я ему: «Давайте начиная с Усть-Каменогорска двинем программы «Фасады Казахстана» по всей стране! Ведь это решение проблемы всех городов, к тому же – недорогое, да и Путину похвастаетесь, у них такого нет». Не вышло. Уже все было готово, а тут стало известно, что маршрут президента изменился… Посчитали, что нет смысла и красить дома.

На этом воплощение в жизнь нанотехнологий в Усть-Каменогорске, еще не начавшись, и закончилось. Правда, Алексей Алексеевич не отчаивается, он уверен, что стоит только напомнить президенту о себе, как все получится. К форуму все-таки он подготовился основательно – выпустил брошюры о результатах своих научных исследований. Хочет передать пусть не лично в руки президенту, но хоть через окружение, считает, что надо только о себе напомнить, а там дело пойдет!

– Моя первая встреча с президентом состоялась в 1995 году, – вспоминает Башкирцев, – в Усть-Каменогорске проходила выставка продукции промышленных предприятий. Там был представлен мой метод – мельницы-механоактиваторы, в которых проводится сверхизмельчение веществ, и образцы ультрадисперных порошков. Назарбаев очень заинтересовался, мы долго с ним об этом говорили. Я тогда сильно его зауважал – он очень умный человек.

А похвастаться Башкирцеву и 12 лет назад было чем. Кандидат технических наук, закончивший аспирантуру в МАДИ, сегодня главный конструктор ТОО НПО «Инновационные нанотехнологии Казахстана», а также ИП «SB: сверхизмельчение Башкирцева» Алексей Алексеевич уже больше 20 лет занимается разработкой и усовершенствованием метода сверхизмельчения различных материалов, причем делает он это с помощью мельниц-механоактиваторов собственного изготовления. Башкирцеву удалось, перемолоть компоненты до размеров, приближенных к наночастицам.

Что это такое вообще и зачем оно надо? Ответ на этот вопрос для многих из нас, вопреки тому, что нанотехнологиям во всем мире пророчат большое будущее, остается загадкой. Но сам Башкирцев на него отвечает просто.

– Многие думают, что «нано» – это только роботы, компьютеры – очень умная техника величиной с булавочную головку, которую можно применять в медицине, электронике, промышленности. На самом деле нанотехнологии включают множество направлений и разделов. Одно из них – наноматериалы. Их получают двумя основными методами – химическим и физическим. В последнем есть такой, как механохимия, он включает в себя сверхизмельчение и механосинтез, это когда из двух веществ получают третье, но с удивительными свойствами. Так вот, по этим разделам механохимии у меня – самые мощные в мире мельницы! В Новосибирске, Германии есть сильные машины, но мои – в сто раз сильнее всех разновидностей. За счет этого процесс сверхизмельчения можно сократить в десятки раз. Там, где вещество измельчается час, у меня – за 10 секунд. Где реакцию механосинтеза нужно вести 5 часов, у меня она проходит за 50 секунд. Отсюда – я могу делать конструкции массового производства, потому что я могу их сделать дешевыми. В этом весь смысл! Все этого хотят, но нет оборудования. Самый дешевый способ – сверхизмельчение, но для этого надо такую энергию вогнать в материал, чтобы он до этих нано развалился.

Свой метод сверхизмельчения Алексей Башкирцев открыл в 1985-1990 годах, когда работал с предприятиями оборонного комплекса Москвы, Ленинграда, Академией наук СССР. Еще тогда он научился перемалывать компоненты до размеров, приближенных к наночастицам.

– Вам масштаб понятен? Смотрите, в 1 миллиметре – 1000 микрон, в 1 микроне – 1000 нанометров, а размер одного нанометра соответствует 10 атомам кислорода, расположенным в цепочке. Честно скажу, что у меня получилось, я узнал случайно. Дело было в далеком 1991 году. Во времена Союза я продавал свои мельницы различным НИИ, организациям, а тут все рухнуло, пришлось ездить по выставкам, институтам, предлагать свою продукцию. Как-то в Москве в институте черной металлургии им.Байкова предложили измельчить железо, они по своей технологии ультрадисперсного железа 50 граммов в месяц измельчали, а у меня стандарт был – 55 секунд. Размер их тоже удивил – до одной сотой микрона, а это 10 нанометров. Я тогда не придал этому значения, а когда зазвучало это нано-монано, я подумал: «Елки-палки, я же этим еще в 90-м году занимался! Почему же я тогда сижу?» И стал шевелиться, но, куда ни приду, никто ничего не понимает! Я так устал от того, что никто не напрягается, не вникает в это!

Зато каково же было удивление Алексея Алксеевича, когда он вычитал из специальной литературы, что измельчить материал до размера меньше 100 нанометров пока практически никому не удавалось! Новосибирские ученые, которые занимаются этими вопросами около 50 лет, сумели получить частицы только в 30 нанометров, и это пока является лучшим официальным результатом в мире. Что касается нашего Алексея Алексеевича, то он готов работать, к тому же поле для деятельности велико, проблема в том, что продукцию надо сертифицировать, а вот соответствующих для этого лабораторий в Казахстане нет.

Кстати, практически нигде в мире, включая и соседа-Россию, нет примеров широкого применения нанопродуктов, хотя, по сути, это-то и должно быть главной целью изобретателей. Но дело уже даже не в этом, а в том, что Алексею Алексеевичу это удалось – он получил два вида нанопродуктов массового производства.

Один из них – удивительная по своим свойствам краска, которую назвал Башкирцев цемянкой. Экологически чистая, она не боится морозов, жары, ветра, не выгорает и не поддерживает развитие микроогранизмов, абсолютно безопасна и намного дешевле всех известных недорогих красок.

– Рассчитываю, что хватит ее не менее, чем на 50 лет, – говорит Алексей Алексеевич. – Пока оценил ее в тысячу тенге за килограмм, но для любимого города могу отдать и за 500-300 тенге, а детдомам и больницам – бесплатно. Производство за счет нано-технологий дешевое, поэтому легко могу варьировать ценой!

Что касается самой технологии. То, как уверяет Алексей Башкирцев, ничего нового он не изобрел. Из справочной литературы он узнал, что подобную цемянку человек использовал около трех тысяч лет назад. Она применялась в древнегреческой, древнеримской и древнерусской архитектуре. Москва и Петербург вплоть до XVIII века построены на цемянке, все росписи церквей и храмов – на ее основе, вечная штукатурка Сикстинской капеллы – тоже цемянка.

– А всего-то надо взять обожженную глину или бой кирпича, керамики, хорошо потолочь, смешать с известью и получится вечный раствор, – рассказывает ученый Башкирцев. – Суть в том, что в процессе нанесения и высыхания цемянки происходит двойное окремнение как краски, так и подложки с глубоким проникновением в основу, в результате и обеспечивается высокое качество и упрочнение покрытия. Кстати, нечто подобное еще в 80-х на СЦК (бывший «Казцинк») один ученый изобрел, но очень дорого выходило, чтобы вот так помолоть. А у меня дешево, у меня потому и высочайшая рентабельность. То, что они неделю должны измельчать, я – за секунды.

Второе изобретение и язык не повернется назвать не непопулярным. Потому как уже отбоя у Алексея Башкирцева нет от знакомых женщин, которым он давал его попробовать. Речь идет о толокне – цельносмолотом наноструктурном продукте, изготовленном по технологии сверхизмельчения. Эффект при употреблении в пищу потряс самого ученого: снижается уровень холестерина, сахара и инсулина в крови, очищается кровь, лимфа, укрепляется иммунитет и многое другое, в результате чего организм омолаживается. А все за счет того, что в толокне Башкирцева сохраняются все ценные качества зерен, а при наноизмельчении появляются не менее ценные новые свойства, при которых вещество ведет себя как живое. Уже сегодня изобретение оценено, Башкирцев заключил множество договоров с пищевыми предприятиями, предварительно получив товарный знак на свою продукцию и добро от Госстандарта. Надеется, что очень скоро появятся чрезвычайно полезные для человека конфеты, молочные, мясные, хлебобулочные и другие продукты.

– Опять же ничего нового я не придумал, просто усилил уже известные свойства, – скромничает Алексей Алексеевич. – Например, много лет назад в Архангельской губернии что делали? Брали мешок овса, опускали в прорубь, всю ночь он там мок, затем сушили его в печке, поджаривали и толкли. Толокно – от слова «толочь». Но секрет в том, что делалось это вместе с оболочкой, именно там 80-90% всех ценных веществ. Еще в армии Суворова это было распространено: шел солдат, у него – мешочек с этим толокном, он горсть проглотил – и дальше с новыми силами и энергией!

– Сами-то едите свое толокно?

– Из овса нет.

– Вот как?

– Где-то вычитал, что овес отвращает от привычки к табакокурению и наркотикам. Я думаю: нет, и так мало осталось в жизни – внук любимый да на машине с ветерком прокатиться, а тут еще и курить не буду! Вот из ячменя – другое дело, он дает умственную силу.

Сколько всего у него насчитывается изобретений, Башкирцев не знает, говорит, что только технологий, что важнее, насчитывается более 200, причем возможности ученого, судя по всему, неограничены. Еще в прошлом веке и начале этого он выполнял спецзаказы для «Казатомпрома» и УМЗ по изготовлению нанопорошков тантала, технического кремния. Никто во всем СНГ до него этого не делал. Есть даже рецепт беспохмельной нановодки. рассказывает, что, сколько бы ни выпил, через пять часов – трезвый как стеклышко и никакой головной боли! Правда, считает Алексей Алексеевич, что этот продукт не для массового выпуска и продажи – народ сопьется.

Впрочем, несмотря на достижения и открытия в науке, а также то внимание, которое уделяют все сегодня нанотехнологиям и даже выделяют под их развитие немалые средства, о достижениях Башкирцева сегодня мало кто знает, а если и знает, то не поддерживает.

– Меня ведь в Америку приглашали работать, я не поехал, – вспоминает ученый, – из Литвы вон до сих пор звонят – зовут. Друзья рассказывали, что за мной даже шпионы охотились – за пол-листа информации о моих исследованиях 5 тысяч долларов предлагали! А вот сегодня весь в долгах, денег назанимал столько!.. Продал все, что мог, взял кредит в банке, квартиру заложил, цех, землю – тоже, себя предлагал – не берут! – горько шутит Башкирцев. – Иногда чувствую, выдыхаюсь.

Но даже, оставшись почти в гордом одиночестве, ученый не опускает рук и продолжает шутить и надеяться, что придет время его открытиям. Говорит, что на крайний случай у него уже давно припасена железная кружка и цепь – выйдет с ними на улицу, возьмет гитару и затянет жалобным голосом: «Помоги-ите нанотехнологиям, и они помогут вам!»

Комментарий в тему

Оналбек Налеев, доктор технических наук, профессор, академик Академии сельскохозяйственных наук РК:

– Предлагаемые Башкирцевым мельницы – механоактиваторы, о которых идет речь в статье Чернявской, представляют научный интерес. И самое важное – имеют практическое значение. Вместе с тем, когда ведется речь о таком новом способе, следовало бы провести исследование принципов, которые реализуются в устройствах. Правда, пример с овсом или ячменем совсем не новый. Технология переработки зерновых культур с оболочками в СНГ, можно сказать, разработана на достаточно высоком уровне. Так и в нашей республике есть комплексы – например, «Биохим» в Астане, в которых из пшеницы и других пищевых продуктов производится биоэтанол, крахмал и т. д.

На такого рода предприятиях как раз и могли бы применяться предлагаемые Башкирцевым новые измельчающие устройства. И приносили бы выгоду как производству, так и автору. Но для этого надо иметь хотя бы единичные образцы предлагаемого устройства. А то, что ученый, пребывая в гордом одиночестве, не может довести дело до конца, это у нас тоже не новость. Но было бы несправедливым не сказать и о том, что сейчас активно поддерживаются нанотехнологии, которые выделены в одно из приоритетных направлений инновационного развития Казахстана.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter