Шейка, ножка, крылышко! А, может, сразу утка в яблоках? Четыре года назад в рамках госпрограммы по созданию продпояса вокруг Алматы была построена утиная ферма КХ «Карим». Можно ли сегодня там купить дивную птицу? И стала ли она дешевле? Об этом решили узнать, посетив жаркентский птичник.

Переваливающиеся с бока на бок утки встретили нас оглушительным кряканьем. Самые задиристые угрожающе раскрывали клюв и махали крыльями.

– Откуда эти птицы? – спросила я.

– Есть одно племенное хозяйство в Уфе, – рассказал директор КХ «Карим» Абылезис Суфьянов. – Как оказалось, наш казахстанский селекционер в своё время вывез отечественный кросс утки в Башкирию. На базе этих птиц был создан новый кросс. Соотечественник помог нам закупить даже не родителей, а прародителей этих уток. До Актюбинска мы везли их на машинах, потом самолётом.

– Утки ехали 700 км на машине?

– Это не проблема. Сейчас, например, у меня берут племенных цыплят-бройлеров. И в этом году их тысячами вывозили в Усть-Каменогорск и даже в Алтайский край.

40 МИЛЛИОНОВ «КРЯКНУЛИ»

– Абылезис Каримович, потери были?

– Первый год мы неправильно подобрали кормовую базу: мало опыта. Шестинедельные утки должны были доходить до веса 3–3,5 кг, а у нас не было таких результатов. В итоге потерпели убытки в 40 млн тенге. Сначала наше КХ закупало премиксы. По всей видимости, производители кормов халтурили, а утки не получали нужных витаминов. Тогда я решил сам заняться кормоводством, детально изучил этот вопрос. Теперь у нас всё стабильно.

Утка пользуется спросом?

– Рынок утки специфический. Востребована только грудка. А чтобы продать всё остальное, нужно делать глубокую переработку мяса. У нас такого оборудования пока нет. Поэтому до июля мы продаём племенных утят. Снабжаем ими почти все крупные города Казахстана.

– И почём продаёте?

– Один суточный утёнок сейчас стоит 180 тенге. Еженедельно у нас покупают около 20 тыс. утят. С конца июля мы начинаем закладку для откорма. И к новому году планируем дать 400–500 тонн мяса. В прошлом году поставили на рынок около 300 тонн. Помимо этого мы закупили маточных цыплят-бройлеров.

– То есть курятина у вас тоже будет?

– Нет. Сейчас есть такая ниша – домашняя птица. И у нас всё раскупают живьём: берут недельных и двухнедельных цыплят. На Зелёном базаре 40% домашней птицы – наши. Цыплят покупают, откармливают, потом как-то организовывают убой. Казахстанцы предпочитают есть свежее мясо, а не замороженное.

УТКИ – НЕ ГРУДКИ

– Почём вы продаёте мясо утки?

– По 550 тенге за кило.

– А сколько сейчас стоит китайская утятина?

– Во-первых, из Китая любое мясо вывозить запрещено. Но почему-то грудка оттуда идёт. Контрабанда! Я даже сравнить не могу их продукцию с нашей: у нас утки, у них – грудки. К тому же китайцы шпигуют их специальным крахмальным раствором. В принципе это не вредно. Утка при этом не теряет объём, даже при жарке. Товарный вид у неё очень хороший. Я сам с удовольствием ел китайские грудки. Но потребитель в итоге платит не за мясо, а за крахмал. Мы так делать не можем технологически. Ну не вышли мы ещё на этот уровень. Российская курятина тоже нашпигованная и по себестоимости она значительно дешевле. Поэтому многие наши птицефабрики на грани разорения.

– То есть китайские и российские птицефабрики более конкурентоспособны?

– Я бы так не сказал. Мы тоже вполне конкурентоспособны. В этом году «КазАгро» организовало встречу с производителями и торговцами из Москвы. Как оказалось, наши цены даже ниже, чем у некоторых российских производителей. На следующий год, думаю, наше предприятие расширится и себестоимость мяса снизится. Мы хотели привлечь инвестора и построить дополнительные откормочные площадки. Но в последний момент у инвестора возникли проблемы с деньгами. Поэтому мы не смогли быстро нарастить объёмы.

– В Китай не планируете мясо поставлять?

– Китайцы готовы покупать нашу экологически чистую продукцию. Но для них тоже нужны серьёзные объёмы. Пока мы поставляем утиное мясо в алматинские супермаркеты.

ДЕНЬГИ ДЛЯ БРОЙЛЕРОВ

– Собираетесь ли вы снижать цены?

– Птицеводство требует денежных вложений. Кукуруза в ноябре стоила 27 тенге за кило, теперь 45 тенге за кило. Представляете, какая разница? Если бы у меня были хранилища и запас купленных ранее кормов, то моя продукция сейчас была бы на 30% дешевле. Ещё и кредит надо отбивать. Нам даже года отсрочки погашения не дали. Я считаю, что для таких предприятий, как наше, отсрочка просто необходима. И дотации у нас дают только в том случае, если предприятие выпускает мясную продукцию в объёме 1500 тонн. А если 500 тонн, то уже ничего не дают. В итоге себестоимость мяса у нас выше, чем у крупных компаний. Я считаю, что это неправильно. Нужно помогать малому бизнесу! Крупные предприятия и так выигрывают за счёт объёмов. К тому же на бройлеры дотации есть, а на уток – нет.

– Поэтому вы решили заняться бройлерами?

– Не только поэтому. Этих кур мы закупили, как говорится, для ассортимента. Ещё и несушек из Чехии привезли.

– А оборудование откуда?

– Я сам инженер-механик и долгое время занимался наладкой оборудования. Ездил в Китай, смотрел технику. Мне понравилось убойное оборудование, которое китайцы выпускают совместно с голландцами. Прекрасно работает. В инкубаторах у нас 90% выводимости, как в европейских. Взяли кредит по линии «КазАгрофинанс» на 140 млн тенге. В своё время представители компании приезжали к нам, проводили собрание. Вот мы и решили дать заявку. Месяца 2–3 доказывали жизнеспособность проекта. Всё, что можно, заложили: землю, птичники, жилой дом. Но это оправданный риск. Кроме птицы у нас ещё есть молочная ферма и предприятие по производству хлеба. В день мы печём до 1,2 тонны хлеба и надаиваем около двух тонн молока.

– Какие-то отходы хлебного производства идут на корм уткам?

– Нет. Если хочешь получить хорошую племенную птицу, ей нужно давать зерно. Мы выращиваем корма сами, но пока покрываем 30% того, что требуется. Поэтому работаем с другими компаниями.

– Панфиловский район всегда славился урожаями кукурузы.

– Кукурузу тоже даём. Когда птицу откармливаешь кукурузой, мясо получается желтоватое, прямо как домашнее.

– А как же ваш убойный цех? Простаивает?

– Мы его запустим зимой, когда спрос на живых утят упадёт. Сейчас выгодней продавать желторотых птенцов…

P.S. Раньше мы продвигали, теперь – проверяем. Репортаж подготовлен в рамках контроля за реализацией программы создания продовольственного пояса вокруг южной столицы Казахстана.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter