«Чтобы ускорить вступление Японии в войну против СССР, Гитлер направил в Токио своего эмиссара. Маршрут его самолёта лежал через территорию Казахстана, где должна была произойти дозаправка. Эта операция носила кодовое название «Пантера».

«Ради ликвидации нацистских диверсантов, заброшенных в Казахстан с целью подготовки промежуточного аэродрома для самолёта, взявшего курс на Токио, капитан Кадыров набирает очень интересный отряд. Ревностный служака старшина Карпита, молчаливый солдат-эстонец Томас, бывший заключённый Бабич – люди, отнюдь не блещущие военной выправкой и прицельной меткостью стрельбы. Но именно им предстоит вступить в бой с натренированными головорезами врага».

Наверное, многие из нас знакомы с этим сюжетом фильма «Тройной прыжок «Пантеры»«, одним из немногих кино о Великой Оте­чественной войне, снятых в Казахстане. Лето 1986 года подарило жителям Кызыл­-орды эксклюзивное зрелище: они стали свидетелями съёмок фильма «Тройной прыжок «Пантеры».

Когда в городе появилась съёмочная группа «Казахфильма», мигом разнеслась новость: «Боевик снимать будут!» В маленьких городах все всегда всё знают! В этом случае малолетние местные «агенты» быстро выяснили, что фильм будет шпионский, про фашистов, которые прилетали в Казахстан и хотели то ли что-то взорвать, то ли кого-то украсть, то ли, наоборот, забросить.

Смотрела потом «Тройной прыжок «Пантеры» вся Кызыл-Орда и окрестности от Арала до Каратау.

Режиссёр фильма, молодая и красивая Лейла Аранышева, в одном из своих интервью рассказала, почему её съёмочная группа оказалась именно в наших краях:

– Проблема была грандиозная: надо было найти город войны. С художником Идрисом Карсакбаевым мы исколесили всю Алма-Ату. Тогда, в 1986 году, ещё какие-то остатки с тех времён там сохранились. Но самое главное – нам нужен был вокзал, с которого и начиналась наша история. Думали-гадали. Идрис предложил Кызыл-Орду и Туркестан, где была достаточно специфическая фактура, а нам необходимы были и другие объекты. Вот подходящий комплекс мы и обнаружили в Кызыл-Орде. Город меня потряс своим архитектурным естеством.

С этого «архитектурного естества» начинается фильм. И с драки только вернувшегося из тюрьмы Бабичева с неизвестными у железнодорожного моста. Главный герой фильма – капитан Кадыров – спас будущего подчинённого. Сурового командира сыграл тогда ещё малоизвестный актёр, но уже знаменитый боксёр – двукратный чемпион СССР Абдурашид Абдрахманов.

Кызылординцы помнят, как у моста чуть не погиб каскадёр. Он прыгал в проходящие под мостом поезда, но промахнулся и грохнулся на голую землю. Для него, кстати, стелили солому, но знал бы, где упасть…

Самой Кызыл-Орды в фильме много. В кадр попали дома XIX века по улице Ленина (ныне Кунаева). В привокзальных помещениях тоже проходили съёмки. Там выселили из векового здания линейной милиции её хозяев, и в кабинетах, ничего не переделывая, устроили «военкомат и НКВД 1941 года», а также «комендатуру». Попали в кадр мазанки в самом центре города и ещё мальчишки, бегущие за ретрогрузовиком на окраине города. Такой натуры тогда хватало в городе. А вот всё, что происходило по сценарию в степи, киношники снимали уже под Капчагаем.

Любопытно, откуда взят сюжет фильма. На афише готового фильма «Тройной прыжок «Пантеры», когда его показывали впервые, помнится, было написано, что сюжет основан на реальных событиях. На каких?

Первоначально сценарий был написан московскими авторами Георгием Тер-Ованесовым и Владимиром Петелиным, плохо знающими особенности природы Казахстана и довоенной жизни его людей. Казахстанской группе самой пришлось дорабатывать сценарий. В результате сюжет так и остался несколько сумбурным, упрощённым, а зрители до сих пор спорят, какие именно «реальные события» легли в основу фильма. Некоторые считают, что в годы войны никаких фашистских диверсантов в наших краях не было и не могло быть, а в фильме сплошные выдумки и миф из серии «и мы пахали». Где война, а где Казахстан! Но…

«На двух самолётах (дозаправки в воздухе тогда не было) в Японию перебрасывалась специальная группа под руководством Гельмута Шнаке. В её задачу входило расследование деятельности немецкого посольства в Японии с целью выявления лиц, способствовавших Рихарду Зорге. Операция была раскрыта и сорвана советской контрразведкой» – нахожу на историческом форуме в Интернете.

А ещё форумчане пишут, что гитлеровцы летели на Тибет. Искали там Шамбалу. Считается, Гитлер верил в Шамбалу и во всякие восточные чудеса. В СС были внедрены ритуалы тибетского оккультизма, психофизические тренировки и йога. Даже свастика якобы оттуда. Гитлер вполне мог отправить своих агентов искать Шамбалу. Тогда получается, в годы войны над Казахстаном был воздушный коридор, по которому так и шныряли фашистские самолёты?

Удивительно, но и сейчас, через 30 лет после съёмок «Прыжка», многие сомневаются, выбрасывался ли вообще когда-нибудь фашистский десант в Казахстане? А если да, то куда и зачем?

От знакомых получаю ссылку на сайт О. Б. Мозохина, члена Общества изучения истории отечественных спецслужб, профессора Академии военных наук, автора трёх книг и более 40 статей по истории ВЧК, ОГПУ, МВД, КГБ, ФСБ.

Нахожу интересный документ.

«Спецсообщение Л. П. Берии, И. В. Сталину, В. М. Молотову, А. И. Антонову о задержании немецких агентов-парашютистов в Казахской ССР.

Государственный Комитет обороны – т. Сталину, СНК СССР – т. Молотову, Генштаб Красной Армии – т. Антонову.

В дополнение к нашему сообщению от 20 мая с. г. о задержании группы вражеских парашютистов на территории Гурьевской области Казахской ССР НКВД СССР докладывает:

Двое парашютистов, скрывшихся во время перестрелки, задержаны 26 мая. Таким образом, выброшенная группа в количестве 14 человек задержана полностью. Все участники группы бывшие военнослужащие Красной Армии, в разное время попавшие в плен к немцам…(далее – фамилии семи задержанных и пяти убитых диверсантов).

…Парашютисты показали, что группа Агаева была создана немцами летом 1942 года. Окончила Бранденбургскую школу разведчиков, а затем обучалась диверсионному делу в Люкенвальде. Парашютисты имели задание создавать на нашей территории диверсионные группы, ориентируясь на дезертиров из Красной Армии. Конкретные объекты диверсии указаны якобы не были.

За время операции были обнаружены две базы с имуществом и вооружением, зарытыми парашютистами в землю. На базах, а также у убитых и задержанных парашютистов изъято: два пулемёта и ящик с запасными частями к ним, 8 автоматов, 9 винтовок, 10 пистолетов, 26 гранат, более 20 000 патронов, около 50 кг тола, электровзрыватели, 140 запалов и зажигательных шашек, 3 радиостанции, более 3000 антисоветских листовок на казахском языке, типографский станок, шрифт, 51 парашют, 658 000 рублей, а также военное обмундирование, продовольствие и документы. Наряду с этим в нагрудном кармане Агаева был обнаружен написанный его собственной рукой список на 263 туркестанских легионера, а также список людей, привлечённых им самим к сотрудничеству с немецкими разведорганами.

Народный комиссар внут­ренних дел Союза ССР (подпись) Н. Богданов».

События мая 1944 года, о которых чекисты рапортовали самому Сталину и Берии, особенно похожи на те, что показаны в фильме «Тройной прыжок «Пантеры». Они шаг за шагом описаны в другом отчёте НКВД И НКГБ Казахской ССР «О ликвидации групп немецких парашютистов, выброшенных на территории Казахской ССР в мае 1944 года».

«В ночь на 3 мая 1944 г. дежурный по аэропорту Степанов услышал гул моторов немецкого самолёта, о чём сообщил в гурьевское НКГБ», – вспоминал непосредственный руководитель оперативно-следственной группы поиска И. М. Гончаров. «Ночью 6 мая в 3 часа неизвестный самолёт обстрелял из крупнокалиберного пулемёта пароходы «Пролетарская диктатура», «Калинин» и «Роза Люксембург», находившиеся в Каспийском море в 40-50 километрах от Гурьева. Серьёзные повреждения были нанесены пароходу «Роза Люксембург». Жертв не было, слегка ранен помощник капитана парохода «Пролетарская диктатура». Установлено: пули являются немецкими».

«Чекисты забили тревогу: появление самолётов противника свидетельствовало о возможной высадке вражеских парашютистов».

Как правило, группы парашютистов состояли не из немцев, как это показано в фильме. Диверсантов для заброски на территории СССР готовили из военнопленных в 60 разведшколах по национальному признаку – русские группы, украинские, азиатские. С 1942 года, со времени создания Туркестанского легиона, в одной из школ 250 военнопленных из Средней Азии и Кавказа обу­чались тактике специальных действий в глубоком тылу, прыжкам с парашютом, радио­делу, обращению с оружием и взрывчаткой. Более 50 сокурсников под руководством Агаева после восьми месяцев обучения прошли «производственную практику» в Северной Италии. Там вместе с мужественными итальянскими партизанами сражались многие бывшие советские военнопленные. Они изрядно потрепали легионеров. Оставшихся в живых вернули в Калининград, а пятерых, в том числе и Агаева, за эту карательную операцию наградили немецкими орденами. Весной 1944 года немецкий полковник перед строем вручил Агаеву зелёное знамя ислама с полумесяцем и надписью арабскими буквами «Алаш». С этой минуты это название было дано диверсионно-террористическому отряду Агаева.

Сейчас это неправдоподобно звучит, но главная и, как оказалось, единственная задача отряда диверсантов заключалась в том, чтобы, ориентируясь на «пятую колонну из числа недовольного населения, поднять в Казахстане широкое антисоветское восстание, с дальнейшим отторжением республики от СССР и переходом под протекторат Германии».

На «выпускном банкете» подвыпивший обер-лейтенант Алихан Агаев пообещал своим покровителям: «Мы с честью выполним задание высшего немецкого командования».

Даже бойцы легиона не знали, что под вымышленным именем их главаря скрывается Амирхан Тлеумагамбетов, бывший агроном райземотдела. В одном из боёв под Москвой в октябре 1941 года он, командир кавалерийского взвода, перешёл к немцам. Агаев уверял легионеров, что немцы обещали после победы создать «великий и свободный от Советов Туркестан». Он был так уверен в успехе! Однако забыл спросить у своих земляков, хотят ли они жить в «свободном Туркестане» под управлением Гитлера. Ведь фюрер однажды высказывал такую мысль: в случае поражения он намерен создать своё государство в Центральной Азии.

В фильме «Тройной прыжок «Пантеры»« есть эпизод, рассказывающий об убийстве семьи чабана. Оказывается, почти такая же трагедия произошла на самом деле в западноказахстанском колхозе. Парашютисты группы «Алаш» были заброшены двумя небольшими группами. Болжибаев и Жаниев, одетые в форму бойцов Красной Армии, шастая по степи в поисках подельников, забрели в колхоз имени Кирова. Там они сначала купили барана, ушли в пустыню и съели его. Бригадиру Байжану Атугазиеву «красноармейцы», вооружённые немецкими автоматами, показались подозрительными. Он проследил, в какую сторону ушли диверсанты, и преду­предил чекистов, которые нашли логово диверсантов как раз по костям съеденного барана и окуркам сигарет. Задержанные указали, где зарыто их снаряжение. Но на следующий день в тот же колхоз пришла другая группа «борцов за народное счастье». Они ограбили ферму: забрали айран и курт у колхозников, угнали верблюда и лошадь, но главное – под угрозой расстрела увели с собой Байжана Атугазиева в качестве проводника. Он, понимая, что его не оставят в живых, завёл группу в пустыню – в так похожие друг на друга дюны. Агаев лично расстрелял его.

«Революционеров» ждал провал. Вместо ожидавшейся поддержки со стороны «недовольных советской властью элементов» агаевцы столкнулись с полным нежеланием местного населения не только сотрудничать, но и даже идти на бытовой контакт. При помощи сельских жителей 20 мая поисковым группам НКВД удалось обнаружить диверсантов. Агаев, хорошо знавший местность, с остатками отряда попытался прорваться. Ему предложили сдаться – в ответ раздалась стрельба из пулемёта и автоматов. Во время перестрелки два заместителя Агаева и старший радист были убиты, а оставшиеся девять человек задержаны.

Особенно полезным пленным оказался уцелевший в бою второй радист Ахмет Мухамедиев. Ему были известны код, пароль и переговорная таблица большой рации. Радист был отправлен в Алма-Ату и вплоть до окончания войны снабжал абвер дезинформацией под диктовку «Смерша». В конце мая 1944 года через него шифровкой чекисты от имени Агаева попросили помощи. И точно в указанный ими срок, 9 июля 1944 г., и в указанном месте приземлились трое «кураторов из гестапо», которые должны были следить за ходом «восстания». На земле их уже ждали…

От самой группы «Алаш» остались только архивные документы. Где-то в пустыне похоронены те, кто, вооружённый до зубов, прилетел на вражеском самолёте «поднимать народ на борьбу». Памятник же земляки поставили на могиле простого колхозного бригадира Байжана Атугазиева – действительно героя.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter