Был бы человек, а статья всегда найдется. Этим постулатом правоохранительные органы активно пользовались в прошлом веке. Времена изменились, но методы, судя по всему, остались прежними. Иного объяснения этой истории придумать трудно. Законно купив недвижимость, бизнесмен и не предполагал, что может «загреметь» по статье «мошенничество». И перспективу уголовное дело обрело благодаря проводимой в стране легализации имущества. Ведь речь идет о миллионах долларов.

Андрей Яковлев и Евгений Пак познакомились в 2003 году, и, как заметил последний, у них сложились «хорошие отношения». Через год Евгений пригласил Андрея на работу директором по строительству в свою фирму «Вимпекс». Он должен был контролировать возведение офиса начиная с подбора компаний-подрядчиков и заканчивая его архитектурой. Работа шла своим чередом. Неприятности начали сыпаться на Андрея Яковлева с нынешнего года.

Когда строительство стало подходить к завершающему этапу, Евгений Пак стал предъявлять претензии по качеству и срокам исполнения. Он говорил, что Андрей не только не получит возна-граждения за выполненную работу, но еще и останется ему должен. Более того, как следует из материалов дела, потребовал деньги за квартиру и офис, узнав, что Яковлев продал их по более высокой цене, чем приобрел год назад. Вот отсюда и начинается основная интрига. Деньги, как часто бывает в таких случаях, стали основным камнем преткновения.

Еще в 2004 году Пак решил продать свою недвижимость. Сделки были оформлены от его имени и по доверенности, заверенной нотариусом. По договору купли-продажи от 18 марта 2004 года коттедж в Алматы по адресу «Самал-3», д. 24/3 приобрел г-н Милехин за 28 миллионов 827 тысяч тенге. Все необходимые бумаги нотариально заверены и зарегистрированы в центре недвижимости. Спустя полтора года этот дом, но уже за 50 миллионов покупает Андрей Яковлев. И здесь юридически сделка оформлена безупречно.

Таким же образом Яковлев заключил в сентябре 2005 года договор купли-продажи квартиры по адресу: мкр.Ботанический сад, д., 4 кв. 20 за 40 миллионов 500 тысяч тенге.

Кстати, заверяя документы у нотариуса, стороны подтверждают, что находятся в здравом уме и твердой памяти. А в тексте самого договора указывается: «Подтверждаем, что не находимся под влиянием заблуждения, обмана, насилия и угрозы… Текст настоящего договора соответствует нашему действительному волеизъявлению». Иными словами: продавец и покупатель отдают отчет своим действиям и понимают, какие последствия влечет заключенная сделка.

Отсюда следует, что Яковлев оказался добросовестным покупателем. Но не тут– то было. Недолго думая, Пак решает вернуть ранее принадлежавшее ему имущество назад. Цены на недвижимость за это время взметнулись до небес, и упускать такой лакомый кусок, видимо, не хотелось. Кроме того, в стране полным ходом идет легализация имущества. А здесь как раз на руку сыграл разыгравшийся конфликт на стройке. По словам Андрея, начались звонки с угрозами.

Беспокоясь за семью, 13 мая нынешнего года он написал заявление в ДВД Алматы, где указал, что «Пак угрожает ему и его семье физической расправой, вымогая 400 тысяч долларов». После проведенной проверки следователь Гусейнов, не увидев состава преступления, выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Зато в тот же день «шьет» статью 177 ч.3 («Мошенничество в особо крупных размерах») Яковлеву! Тут же была выдана санкция на его задержание, поскольку статья предусматривает большие сроки лишения свободы.

Основанием послужило датированное 24 мая заявление Пака. В нем он написал, что якобы Яковлев, цитирую: «Продал принадлежащие мне и купленные на мои деньги коттедж и квартиру, присвоил вырученные от продажи деньги и скрылся. Тем самым причинил мне существенный вред на сумму более двух миллионов долларов». Каким образом законно проданное имущество могло принадлежать ему теперь на праве собственности, не понятно. Такие документы в деле отсутствуют. Впрочем, их в принципе быть не может.

Но, по версии Пака, он якобы просил Яковлева продать его недвижимость, поскольку у него не было времени заниматься этим вопросом. Только она плохо вяжется с имеющимися фактами и вызывает массу логичных вопросов. Первое: чтобы наделить человека правом осуществлять от имени лица сделки, достаточно выдать ему нотариально заверенную доверенность, а не оформлять договор купли-продажи со всеми вытекающими отсюда последствиями. Тем более, что речь идет о миллионах.

– Такая сумма уже сама свидетельствует о том, что никто не позволил бы полностью переоформить недвижимость на постороннего человека. Более того, они даже не родственники, – считает адвокат Андрея Яковлева Инесса Кисилева. – Если бы Яковлев не произвел расчет с продавцами, то ни одно лицо, регистрирующее сделку, а тем более продавец, никогда не передал бы ему правоустанавливающие документы на руки.

Второе: зачем было продавать имущество еще одному покупателю, тогда как, учитывая версию Пака, проще было сразу оформить сделку с Яковлевым. Согласитесь, весьма нелогичное поведение для матерого бизнесмена. К чему такая сложная многоходовка, которая стоит времени и денег на оформление бумаг?

Однако ретивый полицейский такие «тонкости» не увидел или не захотел увидеть. Хотя господину следователю, имеющему юридическое образование, должно быть доподлинно известно, что признать сделку недействительной можно только решением суда по гражданскому иску. И лишь когда это произойдет, можно говорить о мошенничестве как свершившемся факте.

– Признавая Пака потерпевшим и собственником жилья, несмотря на отсутствие правоустанавливающих документов, следователь явно выходит за рамки своих должностных полномочий, – полагает Инесса Кисилева. – В соответствии с ГПК только суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение или прекращение личных либо имущественных прав граждан или организаций. При этом следователем игнорируются тексты договоров купли-продажи, и что на момент их заключения все стороны были согласны с их содержанием.

Если исходить из логики полицейских, то под сомнение и уголовную статью можно подвести любую законно (!) оформленную сделку. А благодаря идущей в стране «большой стирке» можно таким образом «отмести» недвижимость и спокойно ее легализовать.

– По моим сведениям у фирмы, принадлежащей Паку, в те времена были проблемы. И в тот момент, я думаю, ее сотрудникам нужно было срочно избавиться от своего имущества, – рассуждает адвокат. – На сегодня закон открывает Паку дорогу вновь легализовать добытое таким путем имущество, но только через правоохранительные органы. Поскольку согласно Закону «О легализации» для возвращения себе имущества, записанного на чужое имя, необходимо согласие собственника имущества. А мой клиент его не давал и не даст, ведь он приобрел его на законных основаниях, что подтверждается документами. Остается один вариант – завести уголовное дело, а потом уже легализовать недвижимость на свое имя, минуя гражданский процесс в суде. Для этого достаточно заявления промежуточных покупателей, чтобы благодаря Закону «О легализации» в дальнейшем признать его собственником жилья.

Адвокат и ее подзащитный не теряют надежды, что истина все же восторжествует. Иначе жить в стране, где царит правовой беспредел, становится страшно.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter