После ночного путешествия корреспондента «Мегаполиса» с фотокором в угодья государственного природного резервата «Акжайык» («Этюды в браконьерских тонах», 13 января 2014 г.) оргвыводы нового руководства заповедника оказались более чем странными. Пост, откуда мы наблюдали за разгулом браконьерства, ликвидировали, а сопровождавшие нас инспектора попали в опалу. Впрочем, обо всём по порядку.

ИНИЦИАТИВА НАКАЗУЕМА!

Напомним: в ночь на 26 декабря мы совершили ночную прогулку в сторону полуострова Пешной на побережье Каспийского моря (50 км от Атырау). Именно там, по заверениям инспекторов заповедника, ведётся массовое и безнаказанное браконьерство, в чём мы и убедились. Ежедневно по автодороге Пешной – Дамба – Атырау в областной центр ввозятся тонны незаконно выловленной рыбы. За происходящим пришлось наблюдать со стационарного поста № 3 у Приморского канала. Мимо нас по единственной дороге – если её, конечно, можно назвать таковой – с Пешного в сторону посёлка Дамба шли целые караваны мотоциклов, гружёных мешками. Почти всегда их сопровождали легковые автомобили. Останавливать такие караваны инспектора заповедника не имеют полномочий – это не их территория. Поэтому они высказали мнение о необходимости совместной работы с рыбоохраной, водной и дорожной полицией, чтобы «перекрыть кислород» бракашам.

Брошенные сети

Но не зря говорят, что инициатива наказуема. После новогодних праздников, 14 января, приказом нового директора ГПР «Акжайык» Армана Курманбаева пост № 3 был ликвидирован, а точнее передислоцирован. Жилой вагончик для дежурных инспекторов отбуксировали ближе к посёлку Дамба прямо к посту № 1 в местечке Золотёнок. По мнению инспекторов, в этом не было никакой необходимости. А у Приморского канала сейчас сиротливо стоит лишь смотровая вышка, поставленная в своё время для проведения научного мониторинга за миграцией перелётных птиц и для экологических туристов в качестве площадки обозрения.

Тем временем сопровождавшие нас в ту ночь сотрудники ГПР «Акжайык» попали в немилость начальства. Инспектора Калыбая Утепова перекинули на пост № 5 в местечко Каменный – в так называемую «противопожарную команду», потому что именно там, на участке Кызылжар, ежегодно горит камыш. А инспектора Бозаева – того самого водителя УАЗа – сняли с машины и прикрепили к посту № 3–1.

ПОМЯНЕМ АНТИБРАКОНЬЕРСКИЙ ПОСТ

Стоит отметить, что Калыбай Утепов – тот самый, который работал в скандально известном антибраконьерском посту партийного контроля, чью деятельность «Мегаполис» освещал на протяжении всего недолгого периода его существования в 2013 году.

Рыбаки на Урале в ожидании клёва

Его открыли по инициативе партии «Нур Отан». Авторы этой идеи вскоре сами оказались не рады – слишком ретиво развернулись работники поста, чем вызвали недовольство практически всех контролирующих и правоохранительных структур, связанных с рыбой. Как тут не вспомнить слова бывшего заместителя председателя Атырауского городского филиала «Нур Отана» Серика Баймукашева: «Борьба у нас идёт не с браконьерами, а с правоохранительными органами. Главные браконьеры – это люди в погонах!»

В общем, резкое появление новой структуры в лице партконтроля обнажило конфликт интересов разных групп, доселе относительно мирно вычерпывающих остатки рыбных запасов на поделённой территории. А потому неудивительно, что пост партконтроля стыдливо прикрыли по надуманным основаниям – в связи с завершением весенней путины. Хотя рыбу ловят круглый год.

Чтобы придать этому, мягко говоря, странному поступку значимость, членов поста, а также журналистов из разных атырауских изданий, освещавших его деятельность, даже наградили Благодарственными письмами. После церемонии вручения, которую проводил инспектор Комитета партийного контроля «Нур Отана» Тауфик Каримов, прессу попросили больше не акцентировать внимание на ликвидации поста.

УРАЛ ПРЕВРАЩАЕТСЯ В МОГИЛЬНИК…

Ну это к слову. А сейчас вернёмся к ситуации в заповеднике, где 9 января инспектор Утепов по собственной инициативе провёл рейд по рыбоходному каналу в предустьевом пространстве Каспийского моря, чья территория входит в состав резервата. Рейд сопровождался фото - и видеосъёмкой.

Бывший пост №3

Лёд к тому времени уже прочно встал и способен выдержать браконьерские мотоциклы, беспрестанно снующие в обе стороны. Но главным образом поразило обилие брошенных и вросших в лёд сетей с рыбой частиковых пород.

– Через каждые 15–20 метров на льду валяется замёрзшая груда сетей с сазаном, карасём и щукой. И так на протяжении всех 24 километров! – говорит Утепов. – На пути встречались и тушки енотовидных собак. Этот обитатель Прикаспия переселился в наши края естественным путём из Астраханской области.

– Какова необходимость бросать сети? – интересуюсь я.

– Браконьеры выбирают более крупную и ценную рыбу, а мелочь бросают вместе с замёрзшими сетями, – был ответ. – Встречаются китайские капроновые сети, которые находятся в свободной продаже. Кроме того, ведётся лов багреньем. Сети оснащены балластом, и с таянием льда они пойдут на дно. В них запутается ещё много рыбы, образуя настоящие могильники. Представляете, сколько брошенных сетей на дне реки?!

Енотовидная собака

…И ЭТО ОБЩЕИЗВЕСТНО

– Получается, что инспектора заповедника, на территории которого всё это зафиксировано, не знают о происходящем?

– Об этом знают все: и наши инспектора, и силовики. Но что касается именно коллег по работе, то я, в частности, подал рапорт о нецелесообразности использования инспекторского состава на постах № 1 («Золотёнок») и № 4 («Зарослый»). Зимой они почти круглосуточно занимаются обогревом вагончиков своими силами и средствами. Вот и вся их вахта. При этом они подвергают свои жизни смертельной опасности – запросто можно угореть. Посты-вагончики не соответствуют требованиям техники безопасности и даже санитарным нормам.

– Надо полагать, начальство сразу обратило на это внимание?

– На этот и другие рапорты не было никакой реакции.

Вот такая удручающая ситуация. Учитывая круглогодичный разгул браконьерства при бездействии правоохранительных и контролирующих структур (а иной раз и при их содействии) – такую картину в предустье Каспийского моря можно наблюдать ежегодно. И не только на одном этом рыбоходном канале.

Можно было бы поставить слова инспектора под сомнение, но шокирующее видео про браконьерский беспредел вы можете посмотреть сами.

Кстати, на рыночных прилавках города Атырау практически нет крупной рыбы – она просто не проходит сквозь мелкоячеистые сети, которыми густо утыкано всё устье Урала. И пока городские рыбаки, вооружённые донками да мормышками, часами и безнадёжно глядят в лунку, в устье процветает хищнический лов.

ЛОМАЙТЕ «КРЫШУ»!

За комментариями мы обратились к директору ГПР «Акжайык» Арману Курманбаеву. На момент визита корреспондента «Мегаполиса» в его кабинете собралось всё руководство заповедника.

Кайрат Утеулиев

– Я не согласен с какими-либо обвинениями в репрессиях! – ответствовал Курманбаев. – Просто именно в этот период на Приморском канале нет необходимости держать пост. Кроме того, сейчас мы сформировали мобильную группу, которая объезжает все участки, в том числе и территорию Приморского канала. Теперь что касается рыбоходного канала. По рапорту инспектора Утепова назначено служебное расследование в отношении инспекторов резервата, ответственных за данную территорию. По итогам расследования мы вам предоставим информацию. Потом, буквально на прошлой неделе в природоохранной прокуратуре состоялось совещание с участием правоохранительных органов именно по поводу этих мотоциклов. Мы будем проводить совместные рейдовые мероприятия, создаётся отдельная группа. Все эти мотоциклы без госномеров, а значит бесхозные. Будем их изымать.

– Почему водную артерию реки Урал и дорогу на Пешной сделали нейтральной, не входящей в территорию заповедника? Чтобы не ущемлять интересы местного населения. Но именно этот коридор и создаёт всю негативную погоду, – подключился к беседе начальник отдела науки и мониторинга Александр Ивасенко. – Дорога, по которой браконьерские автокараваны едут с Пешного, не в нашей юрисдикции. Этой проблемой должны заниматься рыбоохрана и полиция. У нас есть с ними совместные планы работы…

– Но какой толк с этих планов?

– А никакого! Я не боюсь этих слов: на том же небольшом участке рыбачит сама рыбоохрана. И как с ними после этого совместно работать? Даже если выйдем в рейд с прокуратурой, кого-нибудь задержим – обязательно найдётся «крыша»: то рыбоохрана, то силовые структуры. Между тем на выезде с Пешного можно запросто навести порядок. Достаточно у дороги на базу реагирования на разливы нефти поставить пост административной полиции – там отрезок трассы с высокими бордюрами, и автокараванам некуда будет деться.

– Знаете, как лет 15 назад был бардак с этими мотоциклами, так он до сих пор и продолжается. Неужели вы думаете, что после очередного совещания что-нибудь изменится?

– Пока браконьеров будут крышевать – ничего не изменится! – эмоционально продолжил Александр Ивасенко. – Например, при задержании на территории заповедника браконьер сразу хватается за телефон и начинает звонить то в прокуратуру, то в ДВД. Порядок в заповеднике можно навести только совместными усилиями с правоохранительными структурами, а они их всех крышуют.

Та самая сиротливая вышка

Далее, как же зимой мотоциклисты заходят в рыбоходный канал заповедника со стороны посёлка Еркинкала? Не с небес же спускаются! Загляните на досуге днём в Еркинкалу: мотоциклисты стоят на старте, без номеров, все в масках. Где участковые? Где эти новые «универсальные полицейские»? Они же запросто могут перехватить их до приближения к заповеднику. Во время Второй мировой войны у Гитлера было меньше мотоциклов, чем сейчас в устье Урала! Браконьерская система давно отработана и хорошо налажена: встречают, провожают, сопровождают и предупреждают. Сейчас рыбу уже не на базары везут, а сдают за наличку в кооперативы.

– Нечасто можно услышать такие откровения от государственного служащего… И каков, на ваш взгляд, выход из тупика?

– Пока не будет создана на местном уровне, скажем, соответствующая президентская структура без брата и свата, которая никому не будет подчиняться, – все начинания бесполезны. Здесь рука руку моет. Все знают подноготную этой системы, только сказать боятся. А попрёшь против этой системы – задавят. Сам же и окажешься крайним. Таких примеров было немало. Мы не ценим богатства Прикаспия, которые тают на глазах. Это дойдёт до сознания наших людей не скоро. Быть может, через поколения, когда внуки спросят с нас: «Безголовые, что вы натворили?!» Но уже будет поздно…

«БРАКОНЬЕРЫ – ЭТО ДРУГОЙ МИР»

После того, как нашумевшее видео появилось в Интернете, ситуацию в заповеднике, наконец, прокомментировали правоохранительные органы в лице атырауского природоохранного прокурора Кайрата Утеулиева.

– Да, то, что со стороны инспекторов заповедника имелись недоработки, – факт налицо. Это, главным образом, зависит от добросовестного подхода к своей работе руководства и подчинённых. Плюс местный менталитет. Иной сотрудник работает по принципу: «Если я не буду рыбачить – на моё место поставят другого, более предприимчивого». Помните, на недавнем общественном совете при прокуратуре я даже поставил вопрос о проведении внеочередной аттестации сотрудников правоохранительных и контролирующих органов, чтобы очиститься от недобросовестных людей («И рыбку съели и не сели», «Мегаполис», 25 ноября 2013 г.).

Что касается вездесущих браконьеров-мотоциклистов – по их поимке созданы мобильные группы, работа ведётся и уже есть результаты.

– Что или кто мешал ещё до ледостава закрыть единственную дорогу с полуострова Пешной, откуда шли браконьерские караваны?

– Да, здесь вы правы. Эту дорогу закрыть надо, и она будет закрыта. Кроме того, в трёх местах будет перекрыт Урал резиновыми ограждениями из вмурованных в лёд резиновых шин. Их будут контролировать посты водной полиции, рыбоохраны и резервата.

– Знаете, из года в год повторяется одно и то же. В природоохранной прокуратуре вы недавно, но в органах прокуратуры работаете достаточно. Опять же, что мешало все эти меры предпринять раньше? Можно ли утверждать, что правоохранительные органы не заинтересованы в искоренении браконьерства на территории Урало-Каспийского бассейна?

– Официально они все заинтересованы, поскольку это их работа, и за это они получают зарплату. Но здесь играет роль человеческий фактор. Повторюсь, всё зависит от порядочности сотрудников. К примеру, сами прекрасно знаете, что неоднократно возбуждались уголовные дела в отношении работников рыбоохраны, которые сами занимались браконьерством. Но ведь на самом деле таких фактов намного больше.

Я хоть и сам коренной житель Атырау, но вплотную столкнулся с рыбаками и браконьерами именно на этой должности. Это вообще другой мир, другие люди. Каждый хочет кому-то насолить, подножку поставить, сплошные интриги и сплетни!

КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР

Инспектору Калыбаю Утепову руководство резервата вручило уведомление о расторжении с ним трудового договора в одностороннем порядке. Демарш со скандальным видео инспектору не простили.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter