В Белоруссии недалеко от Минска в деревне Боровляны расположен Республиканский научно-практический центр детской онкологии, гематологии и иммунологии. За последние 10 лет в этом центре пролечился 101 ребёнок из Казахстана.

Я представляла себе центр в Боровлянах современным, оборудованным по последнему слову техники медицинским учреждением, расположенным в удалении от шумного города и окружённым строениями не выше трёх этажей. На деле село застроено девятиэтажными домами. По словам сотрудников центра, деревня Боровляны была тут много лет, а вот медицинский центр построили 15 лет назад. Причём «благодаря» Чернобылю. Из-за аварии на АЭС в Белоруссии ожидался всплеск заболеваемости раком, особенно среди детей. Раньше здание детской онкологии находилось в центре города. Но его было невозможно приспособить для операций по трансплантации костного мозга. Было решено строить центр заново по проекту австрийских архитекторов с отделением трансплантации, стерильными боксами.

ТРЕТЬЕ МЕСТО ПО СНГ

Первым делом, приехав в Боровляны, направляемся к доктору медицинских наук, профессору, члену-корреспонденту Национальной академии наук Беларуси, директору Республиканского научно-практического центра детской онкологии, гематологии и иммунологии, врачу-гематологу высшей квалификационной категории Ольге Алейниковой (на фото):

– Ольга Витальевна, как вы оцениваете онкогематологическую службу Казахстана?

– Я часто езжу по бывшим советским республикам и могу сказать, что лучшая онкогематологическая служба у нас в Белоруссии, на втором месте Россия, на третьем – Казахстан. Очень хороший центр онкогематологии в Алматы в НИИ педиатрии и детской хирургии. Там работает гематолог, которая создала свою школу, профессор Омарова. И все детские гематологи, которые у вас есть, воспитаны ею.

– Как вы считаете, когда казахстанские медики смогут сами лечить детей, больных лейкозом?

– Для того чтобы выучить просто педиатра, нужно минимум 7 лет. А для того чтобы воспитать узкого специалиста в области высоких технологий в педиатрии, нужно ещё пять лет. Скажите спасибо своему Минздраву, что к нам из Казахстана отправляют лечиться детей за счёт государства. Родители украинских детей вынуждены огромные деньги, необходимые на лечение, собирать самостоятельно. Первые дети из Казахстана стали приезжать к нам лет десять назад. Тогда у вас не было технологий трансплантации костного мозга, но они по сию пору мало где есть. В России всего три центра на огромную страну, у нас один центр, но и страна маленькая. В Украине делают операции по трансплантации, но сравнительно недавно. В Алматы создали новый центр. Естественно, нельзя сделать всё сразу. Мы обучали несколько групп ваших докторов. Год назад мы провели совместно первую трансплантацию с казахстанскими коллегами, после этого они пять операций сделали самостоятельно. Есть центр и в Астане, но для вашей страны достаточно и одного центра. По количеству населения Казахстан чуть больше Белоруссии, а мы работаем не только со своими пациентами, но и с иностранными. Кроме того, в Астане медики послабее. Если в Алматы отделению уже 20 лет, то центру в Астане три года. Это новое отделение, оно очень хорошо сделано. Но специалисты – всегда самое слабое звено. Чтобы были кадры, должны сложиться школы. Но прежде чем сложатся школы, пройдут годы.

3 МЛН ДОЛЛАРОВ

После беседы с директором продолжение разговора и небольшая экскурсия по центру с заместителем директора Анной Зборовской (на фото).

– Наши врачи тоже когда-то учились. Мы трансплантируем костный мозг 15 лет. И результаты первых трансплантаций были хуже, чем сейчас. Конечно, за этот период и лекарства появились новые, и технологии, но каждому специалисту нужно пройти этапы учёбы, что называется, набить руку.

– Из каких стран СНГ приезжает больше всего пациентов?

– На первом месте Азербайджан, на втором – Украина, Казахстан – на третьем. Каждый четвёртый иностранец, которому наши врачи делают операцию по трансплантации костного мозга – казахстанец. Ваши соотечественники в основном «дорогие» пациенты, нуждающиеся в высокотехнологичной помощи. Первый пациент из Казахстана у нас был в 2003 году. За весь период, включая 8 месяцев 2013 года, у нас пролечился 101 человек. В деньгах из Казахстана в центр поступило около 3 млн долларов за эти годы.

– Нередко казахстанский Минздрав обвиняют в медлительности, когда дело касается выделения квот на лечение за рубежом.

– Мы не можем сказать, что дети из Казахстана приезжают к нам слишком поздно. Иногда мы сами говорим, что нам нужно время на поиск донора. Например, из Украины деньги на лечение часто приходят с задержкой. С Казахстаном проще работать. Приходят деньги, потом приезжает ребёнок.

– В Казахстане уже неоднократно отмечались вспышки гепатита среди детей, больных лейкозом. Поступали ли к вам дети с гепатитом, и как вы считаете, в чём причина заражения?

– В этом году было два человека с гепатитом. И у обоих диагноз установили мы. Версия о заражении у стоматологов имеет право на существование, и во время родов возможно заражение. Но ваша проблема в том, что в стране много носителей вируса, больных, поэтому и больше вероятность того, что больной человек окажется среди доноров. Тут многое зависит от того, как станция переливания крови тестирует доноров. У нас обязательное обследование каждый раз. И если донор сдаёт кровь каждый месяц, его нужно каждый месяц обследовать. Это дорого. Дешевле раз в год обследовать, и чтобы он регулярно сдавал кровь. У нас такая практика была раньше, и было много случаев заражения больных гепатитом. Не так много как в Казахстане, но существенно. У нас даже есть отделение инфекционное онкогематологическое. Оно было создано для пациентов с лейкозами, онкологией, у которых выявлен ещё и гепатит. Теперь в этом отделении лежат или пациенты с привозными случаями заражения, или там изолируются дети с таким сочетанием, как, к примеру, лейкоз и ветрянка.

Стенд с фото­графиями пациентов до и после лечения.

Сейчас в Белоруссии только платное донорство. По закону донор может отказаться от материальной компенсации. И бывают такие случаи, но их мало. За одну кровосдачу платится около миллиона белорусских рублей – это больше ста долларов. Перебоев с препаратами крови у нас нет.

– При лечении за рубежом бывают случаи, когда не хватает денег. Как вы поступаете с такими пациентами?

Отец разговаривает с ребёнком

– Наш Минздрав не позволяет лечить иностранных граждан за счёт денег выделенных на детей Белоруссии. Родители должны думать, где  искать деньги. Многие обращаются в фонды как у нас в Белоруссии, так и за границей. Если человек хочет помочь кому-то, то ему без разницы, откуда ребёнок, из Украины или из Казахстана.

– После курса лечения необходимо наблюдение у врача. Нужно приезжать для этого к вам или можно наблюдаться по месту жительства?

– Родители белорусских детей из областных центров говорят о том, что они попытались сходить к иммунологу в своём городе. Врач читает, что была трансплантация, и сразу отправляет пациента к нам. Медики видят, что всё хорошо и боятся что-то напортачить. Так же боятся и офтальмологи на местах, хотя нужен просто профосмотр. Нередко перестраховываются сами родители, в том числе и из Казахстана.

АКВАРИУМ С РЕБЁНКОМ

За разговором г-жа Зборовская показывает нам стерильные боксы. На детей в этих палатах можно посмотреть через стекло, поговорить, сняв висящую рядом трубку. Если ребёнок не хочет, чтобы его видели – он опускает штору. По словам отца одного из пациентов, сын может связаться с ним в любой момент по скайпу. Ноутбуки, планшеты в стерильных боксах можно использовать, но они завёрнуты в специальную плёнку, иначе техника не выдерживает регулярной санобработки.

Дальше мы заглядываем в реанимацию. На посту у медсестёр мерцают мониторы, по ним они следят за состоянием больных. Любое изменение, будь то повышение давления, температуры или что-то ещё, мгновенно отражается на экранах.

Стерильные боксы и реанимация, пусть и самые современные, навевают тоску. А вот игровые комнаты радуют домашней обстановкой. Тут же проходят занятия с учителем из местной гимназии. Так же прибавляет оптимизма стенд с фотографиями пациентов до и после лечения. На выходе из центра на стене нарисовано древо жизни, кроной которому служат разноцветные отпечатки детских ладоней.

ВЫЗДОРОВЛЕНИЯ!

Во время нашего посещения Центра детской онкологии, гематологии и иммунологии в реанимации находилась маленькая пациентка из Казахстана. Мама девочки от беседы отказалась, чтобы не спугнуть удачу.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter