Бороться с последствиями долларизации невозможно. Если стоит вопрос доверия, то неплохо было бы, чтобы банки, добывающие компании и госкомпании раз в месяц, квартал раскрывали свои дилинговые доходы, особенно до и после девальвации, чтобы было всё по «чесноку». Потребительские компании заинтересованы в объявлении рынка валютного дилинга, влияющего на экономическую безопасность общества. Мы заинтересованы в том, чтобы отложенные покупки не достигли критического уровня, – заявил в прошедшую среду на саммите CFO Idea Exchange&Networking Event, глава ГК Resmi Кайрат Мажибаев.

У нас удивительная страна. Торжество демократии: чего народ не попросит – всё исполняется. Сейчас народ просит девальвацию. Челом бьёт. Скоро появятся коллективные письма с просьбами девальвировать тенге. Писать будут предприниматели, домохозяйки и даже женщины-зуботехники, – пишет пользователь соцсетей.

Эта реплика хорошо иллюстрирует прошедшую на саммите CFO дискуссию по теме: «Девальвация доверия в Казахстане. Методы лечения».

По мнению Ораза Жандосова, «страна оказалась не готовой к очередному экономическому стрессу, и в правительстве не знают, как выходить из кризиса. А решения по Нацфонду – единичные и не встраиваются в макроэкономические рамки: мы продолжаем терять (и быстро!) рынок по позициям, конкурирующим с Россией». Тут же модератор – директор «Группы рисков» Досым Сатпаев – напомнил присутствующим афоризм Сталина о недоверии: «Здоровое недоверие – хорошая основа для совместной работы». И спросил у председателя правления Халык банка Умут Шаяхметовой:

– Доверие к банковской системе повысилось?

– Оно присутствует… Сейчас нарастает кризис ликвидности тенге и может возникнуть кризис неплатежей. Соответственно, одна компания не платит другой, идут невыплаты заработной платы, не погашаются кредиты… Плюс к этому у самих банков возникает кризис ликвидности. Нужно жить в реальности, нужно об этом говорить. Какие бы мантры мы ни читали о том, что всё будет стабильно, все, включая бизнес и нацкомпании, сидят в долларовых депозитах. Необходимо принимать быстрые и правильные решения, так как цена вопроса очень велика – это ЗВР, которые идут на поддержку курса. И то, что Нацбанк сейчас хочет запретить обменники, а покупку долларов разрешить только под определённые контракты – это откинет нас на 15 лет назад. Все всё понимают

– Надо говорить о глубине девальвации: 20% или 40%-ная, – поддержала банкира заместитель председателя правления Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Юлия Якупбаева.

– Если бы не существовало НПП, как бизнес себя бы чувствовал? – поинтересовался Досым Сатпаев у Кайрата Мажибаева.

– 80% предпринимателей заняты в обслуживании внутреннего спроса. У банкиров бизнес-модель с подстраховкой в виде государства и ЕНПФ. У них же Нацфонд. Даже госпрограмма поддержки развития идёт через банки. Эта ситуация – ответ на те или иные стрессы. Но во главу угла ставится прежде всего кровеносная финансовая система. Такое же отношение государства невозможно, например, к страховым, компаниям пищевой промышленности, сельскохозяйственному сектору, если только они не начинают угрожать социальной стабильности. Сейчас бизнесмены сильно сопротивляются, и я отдаю дань уважения людям на рынке, которые, понимая, какие перспективы несёт за собой ЕАЭС, понимая российско-украинскую ситуацию, выдерживают 30–70%-ное ценовое давление со стороны россиян. Добывающий сектор – дойная корова. И все, кто находится в потребительском секторе, понимают, что мы обслуживаем индексы потребительской активности, которые создаются за его счёт…

Мы как компания, обслуживающая потребительские рынки, заинтересованы в объявлении рынка валютного дилинга, влияющего на экономическую безопасность общества. Мы заинтересованы в том, чтобы отложенные покупки не достигли критического уровня, чтобы ЕАЭС начал работать и казахстанские компании: средние, крупные, малые – получили этот рынок, который нам обещали, – сказал Кайрат Мажибаев.

– Если бы вы вновь стали главой Нацбанка, вы продолжали бы политику дедолларизации? – спросил модератор Ораза Жандосова.

– Нацбанк нужно вернуть к проведению денежно-кредитной политики, гарантирующей низкую инфляцию и низкие инфляционные ожидания. И вывести функции банковского и пенсионного надзора. Дедолларизацию административными методами не сделаешь. Марченко (экс-глава Нацбанка. – Авт.) глупостями занимался, когда хотел закрывать небанковские обменники. Все сегодняшние меры дедолларизации технические, а они вторичны. Стресс в экономике не сам накопился и сам не рассосётся. Если есть возможность не платить кому-то: бюджету, банку, то платить и не будут. Предприятия будут сокращать всё: людей, производство…

Дефицит тенговой ликвидности – проблема. Банки рискуют, выдавая кредиты в тенге, поэтому они их и не выдают. В результате проигрывают все, – подытожили участники.

Затем коротко обсудили возможные сроки девальвации. Досым Сатпаев предположил отсрочку девальвации без гарантии, что она произойдёт после 26 апреля.

– За инаугурацией будет ещё дата – в июле (6 июля 2015 президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву исполняется 75 лет. – Авт.). Это потеря времени, – отметил Ораз Жандосов.

Но Умут Шаяхметова заверила:

Девальвация ожидаема, люди подготовились…

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter