Светлана Василенко на ферме "Ак Ниет" в качестве ветврача и зоотехника проработала 5 лет. В феврале этого года, она вдруг почувствовала недомогание. Правая рука опухла и стала болеть. Появились головные боли. Женщина обратилась к медикам. Те поставили диагноз – хронический бруцеллёз второй степени.   

Дальше будет хуже – третья степень, четвёртая, и смерть.

"Бруцеллёз второй степени не лечится, - рассказывает Светлана. - Уже начался распад костей. Сильно болят ноги. Рука. Я не могу по дому ничего делать. Чуть похожу – надо полежать, устаю сильно.  Я сейчас на трамадоле сижу, на наркотиках. Боли просто ужасные, терпеть их невозможно. Дальше будет хуже – третья степень, четвертая, и смерть".

Женщина рассказывает: она заразилась на ферме. По словам Светланы, на предприятие завезли больных коров Она ухаживала за ними, принимала роды, вакцинировала.  От контакта с КРС и заразилась. 

"Он (Бизнесмен. - Авт.) не хочет платить положенную мне по трудовому законодательству компенсацию.  Заболела-то я во время выполнения своих прямых обязанностей – лечила его скот. Хочет представить всё так, будто бы бруцеллёзом я заболела, когда ухаживала за своими коровами. Но у меня нет коров", - говорит Светлана.

Между тем работодатель с такими обвинениями категорически не согласен. 

"Светлане я платить компенсацию не буду. Неизвестно же, где она заразилась. Пусть обращается в суд. Если там докажет, что заболела именно на работе, тогда буду платить, если нет, то нет.  И ещё. Она у нас телят воровала. И я, возможно, буду подавать на неё встречный иск за воровство. Она мошенница. Я её детей выучил - и сына, и дочь.  А они вон как...", - говорит владелец фирмы Шакир Холметов.

Поддерживающее здоровье лечение женщина сейчас получает. Однако, вылечиться окончательно уже не получится. Работать Светлана в полную силу уже тоже никогда не сможет.

"Чтобы получить компенсацию, сколько мне там дадут, 50% от заработной платы, 30%, я собираюсь обращаться в суд.  В Караганде есть институт, где делают анализы, и на основании которых мне скажут, как давно я заболела. И тогда, если сопоставить время заболевания, станет ясно, что заразилась я на ферме "Ак Ниет". Но этот институт требует справку из департамента по защите прав потребителей, что бруцеллёз я "подхватила" именно на ферме. Однако санврачи не хотят проверять эту фирму, заключение не дают, говорят, полномочий не имеют.  А без этой бумажки, я не могу доказать, что заболела я при выполнении своих трудовых обязанностей. Выходит, теперь даже через суд, я не смогу "выбить" возмещение. Замкнутый круг получается", - сетует Светлана Василенко.

Санврачи в курсе проблемы. Но помочь женщине там не могут. 

Мы не можем дать никакого заключения.

"Понимаете, мы животноводческие хозяйства не поверяем. Они не в нашей юрисдикции. Нет законных нормативов – какой должна быть ферма, какие там должны быть условия работы и так далее. Мы не можем дать никакого заключения.  Пусть едет в Караганду, предоставляет документ, где мы отметили, что ферма проверке не подлежит, а там уже пусть разбираются", - говорит и.о. руководителя Департамента по защите прав потребителей Костанайской области Владимир Нечитайло.

За последние 5 лет количество людей, заразившихся бруцеллезом в Костанайской области, значительно возросло. В 2012 их было всего четверо, в 2013 - шестеро, а в 2014 - уже 16. Цифр начала этого года пока нет. Рост заболеваний напрямую связан с увеличением поражённого скота.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter